Пользовательский поиск

Книга На берегу Севана. Содержание - ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

– Да, но такие дела сразу не делаются, а вода нам сейчас нужна, – сказал Армен.

– А озеро, вместо того чтобы приближаться к нашим полям, все дальше от них уходит, – с горькой улыбкой добавил Грикор.

– Верно, и уже довольно далеко ушло, – подтвердил Камо. – На сколько упал уровень воды в Севане? Ты знаешь, Армен?

– На три метра.

– Только? И так много земли освободилось из-под воды?

– Это потому, что у нашего берега озеро очень мелко: глубина Большого Севана[5] самое большее – пятьдесят метров. А через пятьдесят лет эта часть Севана и вообще перестанет существовать.

– Жаль… – вздохнул Камо. – Такая красота исчезнет!

– Нечего жалеть, тогда эти места еще лучше будут. Все эти земли покроются пышными садами, цветниками… Я подсчитал, Камо, что здесь, на новых землях, поместится сто сел.

– Ух, сто сел! – воскликнул Грикор. – Как же так?

– Очень просто. Для того чтобы привести в действие электростанции и оросить Араратскую долину, уровень озера будет понижен на пятьдесят метров…

– Ого!

– Это освободит от воды свыше ста тысяч гектаров прекрасной земли, на которой и поместится сто сел со ста тысячами жителей.

Внимание Грикора все время раздваивалось. Хотелось и с товарищами побыть, принять участие в их интересном разговоре, но надо было и за телятами следить – опять их ему поручили. А телята все время пытались, негодные, уйти на берег озера, где уже высоко поднялись и колосились посевы «армянки». И Грикор, подпрыгивая на одной ноге, бежал, кидая камни, к телятам, нарушавшим запретную границу:

– Ого-го, проклятые!.. И как это они понимают, что пшеница вкуснее простой травы?

– А ведь не земля выходит из-под озера, а золото, настоящее золото! – говорил в восхищении старый охотник, глядя на молодые побеги, поднявшиеся на тех полях, где земля еще недавно была покрыта водой. – Там пшеница уже в ваш рост, ребята.

– Да, не земля, а золото! – подтвердил Камо. – А прошлогодний урожай картофеля у нас, на том берегу Севана, говорят, не имел равного в мире. Не так ли, Армен?

– Как же, чуть ли не мировой рекорд побили – восемь тысяч пудов картофеля с гектара сняли!

– Каждая картофелина с добрую хрюшку! – восторженно подхватил Грикор.

– Такие урожаи будут каждый год на том берегу, – оказал Камо. – Дожди смыли с Дали-дага всю землю в озеро, и там образовался жирный ил. Жаль только, что эти земли тоже будут страдать от недостатка воды…

– Жалеть не о чем, – прервал его Армен. – Эти земли будет орошать озеро Гилли – ведь оно лежит выше Севана.

– А те земли, что выше Гилли, наши земли? – опросил Камо.

Ребята умолкли. Как добыть воду? Этот вопрос в течение веков занимал мысли жителей села Личк. И в течение веков оставался нерешенным: люди жили и умирали, мечтая о воде.

Не решили бы, пожалуй, заняться разгадкой этой задачи и наши герои, если бы день этот не был так ярок, и тысячи пчел не слетелись к цветам за душистым соком, и ребята не сидели бы у озера, мирно беседуя со своим старым другом, дедом Асатуром…

ЗА ДИКИМ МЕДОМ

Старик долго и с видимым наслаждением прислушивался к монотонной, мелодичной песне пчел.

– Какие склады меда пропадают у нас! – со вздохом сказал он, кивнув головой в сторону обширных колхозных полей люцерны и клевера.

Камо уловил вздох деда и понял его значение.

– А не заняться ли нам и пчеловодством? – оживился он. – Скажем товарищу Баграту, чтобы он дал нам с колхозной пасеки один улей, и начнем за ним ухаживать и учиться пчеловодству.

– Вокруг полно пчел, а вы хотите у Баграта улей отнять? – удивился дед.

– Где же у нас пчелы?

– А вон, на Чанчакаре – на Пчелиной скале. Потому-то она так и называется, что там царство пчелиное. Столько меда там – душистого, сочного, как янтарь желтого, – вот только добыть его руки коротки, не дотянешься!.. Небось болтовню стариковскую слышали, будто пчельник этот дэвы устроили? Сами только медом и пользуются. И сторожей понаставили, чтобы никто чужой не пробрался. В одной из пещер, говорят, дэвы и постели свои сложили.

– Неужели туда нельзя добраться? – спросила Асмик. Накормив своих птенцов, она подсела к товарищам и прислушивалась к их разговорам.

– Идем, дедушка, идем! Ты нам хоть издали покажи эту пещеру, – взволновался Камо.

– Да ведь по тем местам ходить… – замялся дед.

– А еще кичишься: «Охотник я»! – поддразнил старика Грикор.

– Ах ты, слюнтяй, не успел из яйца вылупиться, а старых охотников на смех поднимаешь… Да я один волков и медведей убил столько, сколько в этом стаде телят! Ты мне только покажи медведя – ружье брошу, с одним кинжалом на него пойду! Тут дело в отваге, а там – дэвы… Понимаешь, мальчишка: дэвы! Их ни силой, ни храбростью не возьмешь. Хватит у тебя ума понять это?

Как ни старались мальчики убедить старика, что никаких дэвов нет, что все это глупые выдумки, он упрямо стоял на своем.

– Что же это, если дэвов нету? Пока вы мне не скажете, кто там стонет, в Черных скалах, ничему не поверю, – твердил дед. – Вот охотник Каро – мир его праху! – попробовал забраться в пещеру к дэвам, да упал, разбился. А какой храбрец был!

– Откуда же он знал, что там так много меда? – спросил Камо.

– Как это – откуда знал! Каро был настоящим охотником. По одному тому, как пчелы жужжат, он узнавал, сколько у них меда. Львиное сердце было у Каро. «Какие дэвы? Что за глупости!» – говорил он, вот как вы сейчас. Ну, и поднялся на вершину Чанчакара. Поднялся, привязал веревку к утесу и спустился по ней с вершины скалы к пещере. Только войти в нее не мог – вход был маленький и узкий. Что же, вы думаете, он сделал? Порохом подорвал вход. И знаете, сколько он выгреб из пещеры меда… на самом деле выгреб, лопатой?.. Четырнадцать пудов!

– Четырнадцать пудов?.. – изумился Грикор.

– Ну да, четырнадцать… Погрузил мед на ослов, привез в село. От удивления все рты пооткрывали. Кум Мукел сказал: «Каро, счастье твое, что дэвов дома не было». Каро только посмеялся. На другой день он снова отправился на Чанчакар. Ну, тут ему не повезло: дэвы были дома. Разъярились и сбросили Каро в пропасть – отомстили… С тех пор, как он погиб, никто больше не решается лазить на эту скалу. Лопата Каро так и осталась в пещере воткнутой в мед – ручка торчит наружу.

Несколько минут все молчали.

– Да, – нарушая паузу, повторил дед, – из меда торчит. Чанчакар – полный меда амбар. Кто знает, сколько сотен лет наполняют его пчелы…

– Сотен лет?.. А разве пчелы не старятся, не умирают? – наивно спросила Асмик.

Дед ухмыльнулся:

– Этой дикой пасеке сотни лет, но пчелам не больше нескольких месяцев. Одни дряхлеют и умирают, другие, старые, роятся и улетают гнездиться в другом месте, а в улье всегда остаются молодые. Когда говорят, что пчелы роятся, это значит, что улетают старые, оставляя улей молодым. Потому-то пчелиная семья вечно молода.

– Как так? – изумился Армен. – Почему же говорят, когда пчелы роятся: «отроек отсыпает»? Молодые пчелы отделились от старых и со своей новой маткой ищут пристанища.

Дед опять самодовольно усмехнулся в усы и погладил бороду:

– Гм… – буркнул он. – Ты что же, думаешь, всякий правду знает? Многие думают, что молодые пчелы из улья улетают, свою семью заводят, как у всех животных: вырастают дети, уходят от отца-матери… А вот пчела такой ошибки не делает. Если пчела выпустит из улья своих слабых, неопытных деток – не выживут, погибнут. Это тебе не волчонок, который найдет спящего зайку, ухватит за шиворот и слопает. Для него это просто. У пчелы дело потруднее. Пчелиной семье, чтобы жить, громадную стройку затевать нужно. Целый город! Склады для меда, для цветочной пыльцы, помещения для деток и разные другие… Откройте-ка улей, поглядите – город, настоящий город, со своими порядками, правилами… Ну, вот теперь я вас и спрошу: кому – старым, опытным уходить новый город строить или таким, как вы, несмышленым младенцам?

вернуться

5

Озеро Севан делится на две части: Большой и Малый Севан. Поверхность Большого Севана равна 1032 квадратным километрам.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru