Пользовательский поиск

Книга На берегу Севана. Содержание - ДЕВОЧКА В КАМЫШАХ

Кол-во голосов: 0

УГРЫЗЕНИЯ СОВЕСТИ

Старый охотник никогда еще не был так взволнован, как в эту ночь.

– Жена, сколько грошей дадут за таких людей, как мы с тобой? – с горечью спросил он у своей старухи и, не ожидая ответа, пошел в хлев.

Наргиз в полном недоумении поглядела ему вслед: что это творится со стариком?

А дед Асатур, сидя в углу хлева, тихо разговаривал сам с собой.

– Да разве кто из дедов твоих покупал себе архалук на нечистые деньги, что ты хочешь купить?.. Разве мать твоя на нечистые деньги покупала себе платье, что ты захотел жене купить?.. Разве кто с нечистыми деньгами в кармане доходил до конца своего пути, как ты хочешь дойти? – терзаясь от угрызений совести, спрашивал себя дед. Он проклинал сокровище князя Артака, которое сначала так обрадовало его, а затем стало для него горем, опутало его по рукам и ногам: – Будь оно проклято!.. Полно ему меня томить! Отдам им… До каких пор в страхе жить?..

Но, когда дед достал свое сокровище, когда он погрузил руки в мешок и начал перебирать золотые вещи и драгоценные камни, в глазах у него снова потемнело.

– Гляжу – и не верится… Сокровище, настоящее сокровище! – повторял он, рассматривая золотые украшения.

Яркие огоньки зажигал на них свет маленькой керосиновой лампочки.

Боязливо оглянувшись, старик вынул из мешка великолепный, червонного золота браслет.

– Мой! Все это мое! Да ведь это царское богатство! Значит, я, охотник Борода Асатур, сразу стал миллионером? От такой радости человек и с ума сойти может… – словно в бреду, шептал он. – Вот обрадуется старуха, когда узнает! «Какой, – говорит, – охотник жил хорошо!» Бабий ум не верит в счастье… А ну, давай подол, насыплю золота. Что скажешь? Есть у охотника счастье?..

Дед осторожно положил драгоценности назад в мешок и задумался.

– Так что же, – сказал он себе, – снова спрятать? Но до каких же пор прятать? До каких пор мне быть маленьким перед большими делами этих детей?.. Нет, это всю мою жизнь перевернуло! Раньше лучше было: богат я не был, да зато и на душе легко было. Нет, не надо… Свинцом на сердце моем лежит этот груз. Не надо, не хочу!.. Зачем я чужим добром завладел?..

Дед вскочил, взвалил мешок на спину и пошел к дверям. Но у самого выхода он остановился и, ослабевший от внутренней борьбы, опустился на землю.

Старик был весь в поту. Он закрыл глаза и тяжело вздохнул:

– Ах, когда ж конец моим мукам придет?..

Потом, немного оправившись, дед поднял голову и спросил громко:

– Ну, не дурак ли я, люди? Всю жизнь мечтал золото найти, а вот нашел – и с ума спятил! Нет, Асатур, где ума не хватит – спроси разума. Привалило счастье к дверям твоим – не гони его. Не будь дураком – не лягнула же тебя лошадь в голову!.. Эй, человече, живи да живи себе вволюшку и внукам завещай – пусть живут счастливо да тебя славят… Ну, чего ты раскис?

И опять старое, собственническое, личное подавило в охотнике Асатуре все его добрые намерения. Он встал, поднял мешок и снова запрятал сокровища в тайник.

ПРОИСШЕСТВИЕ В ПЕЩЕРЕ

В тот день, как мы видели, ребята подверглись случайно большому испытанию и случайно же вышли из него невредимыми. Но испытание это не было последним. На следующий же день произошло новое событие, которое явилось следствием уже не случайности, а нетерпеливого характера Камо.

Утром, когда колхозники собрались у крыльца правления колхоза и взяли кирки и ломы, чтобы идти на Черные скалы, председатель сказал Ашоту Степановичу:

– Я дам вам только тех, кто знаком со взрывными работами. Меня с Арамом Михайловичем вызвали на совещание в район. Как только оно окончится, мы птицами примчимся обратно и явимся на Черные скалы. Только ребят держите подальше от взрывчатки… Да и вообще лучше бы вы их сегодня с собой не брали: в пещере и так негде будет повернуться.

– Да разве их можно будет удержать! – улыбнулся геолог.

– Это верно, особенно Камо – его и на цепи не удержишь: перепилит и убежит на Черные скалы. Ну, поздно, двигайтесь!

Колхозные каменщики, взяв инструменты, пошли к Черным скалам. Вместе с ними шли и наши юные друзья. Остановив их, дед Асатур сказал:

– Не хотел бы я, чтобы вы ходили в эту чертову пещеру, да разве вас уговоришь? Все же расскажу я вам одну историю – может пригодиться, раз вы с динамитом возитесь. Деда Оганеса знаете?

– Слепого? – спросил Сэто.

– Да, слепого Оганеса. Он ведь не всегда слепым был. Был он молодым, красивым, решительным человеком. И вот – ослеп… По своей оплошности ослеп: нетерпеливый, несдержанный был. Мы тогда колодец в селе рыли и камнем обкладывали. А камень в скалах добывали взрывами. Вот мы с Оганесом провертели в скале дырку, вложили порох, фитиль приспособили, подожгли и убежали подальше… Ждем-пождем, а взрыва все нет и нет. Оганес меня дергает: «Порох, должно быть, мокрый, а не то фитиль погас. Идем!» Я ему: «Оганес, погоди еще немного! Кто его знает, может, еще рванет». А в нем кровь кипела, как у нашего Камо. Не послушал меня, пошел. Только нагнулся поглядеть, что с фитилем случилось, а порох как ахнет!.. Вот и выжег глаза у парня, молодого, красивого…

Нужно бы ребятам запомнить эти слова виды видавшего деда!

Когда они вошли в пещеру, бригадир отряда каменщиков Егор сказал:

– Ну, детки, сядьте у входа в пещеру, потолкуйте о том, о сем, а мы займемся делом.

– Как?.. Мы, значит, ни к чему?.. – загорячился Камо.

Мастер Егор улыбнулся в густые усы:

– Почему ни к чему? Воду вы нашли! Мы ваши помощники – помогаем вам воду добыть.

Егор поднял стальной лом и, наклонившись, начал долбить камень.

– Ну, а ты, Степан, – сказал он одному из товарищей, – долби здесь. Ты, Тигран, сюда стань… Нам нужно проделать пять – шесть отверстий и заложить взрывчатку. Тогда мы выломаем сразу много камня.

Пробурив в скале отверстия, каменщики вложили в них аммонал, подвели фитиль. Ашот Степанович поджег его, и все опрометью бросились вон из пещеры.

Прошло четверть минуты, полминуты – взрыва нет.

Камо казалось, что прошел час.

– Не будем же мы тут сидеть до вечера! – наконец не выдержал он и выбежал из-за укрытия. – Капсюль, должно быть, не годен. Ашот Степанович не успел удержать мальчика.

– Камо, вернись! О рассказе деда Асатура забыл? – закричал ему вслед Армен. – Вспомни о слепом Оганесе!

На берегу Севана - pic_19.jpg

Слова Армена перебил оглушительный грохот. Тяжелым каменным градом посыпались обломки скалы, подброшенные взрывом к потолку пещеры. Удушающий запах аммонала и дым наполнили воздух.

Ребята вбежали в пещеру. Раскинувшись плашмя на большой каменной плите, лежал Камо. Он был без сознания.

– Ай-ай-ай! Скорей вынесем его отсюда! – кричал мастер Егор.

Ашот Степанович с Грикором подняли Камо и вынесли на воздух. На виске у мальчика виднелся синий кружочек. Камо, казалось, не дышал.

* * *

На сооруженных наскоро из веток носилках Камо принесли в село.

Неописуем был ужас матери мальчика. Увидев носилки, она вскрикнула и лишилась чувств.

Камо внесли в комнату. Со всех сторон собрались соседки. Дали знать Араму Михайловичу и Баграту, которые только что вернулись из районного центра и собирались на Черные скалы. Баграт отдавал спешные распоряжения.

Узнав о событии, Баграт, крайне встревоженный, прибежал в дом кузнеца Самсона. Вскоре пришел и Арам Михайлович.

Обычно сдержанный, Баграт взволновался:

– Тетя Анаид, открой окна! Шире!.. Так… Дай воды… Шушан, сбегай в правление, принеси аптечку. Живо!.. Ашот, помоги Араму… Арам, ты сумеешь вызвать у него дыхание?

Арам Михайлович молча кивнул головой и, сняв пиджак, засучил рукава рубашки.

С дорожной аптечкой прибежала Шушан. В комнате распространился запах нашатырного спирта.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru