Пользовательский поиск

Книга 999-й штрафбат. Смертники восточного фронта. Страница 18

Кол-во голосов: 0

Рота выстроилась походным порядком: при ранцах, одеялах и палатках в скатку. Вместо оружия, правда, у каждого на поясе висела лопатка. На мундирах — ни погон, ни петлиц. Серая, обезличенная масса, выстроившаяся в три шеренги. При команде «Равнение — на–лево!“ все синхронно повернули головы в нужную сторону.

— 2–я рота в составе 24 унтер–офицеров и 157 рядовых, шестеро в медпункте, трое откомандированы, построена, — крикливо отрапортовал обер–фельдфебель Крюль. Обер–лейтенант Обермайер, отдав честь, оглядел выстроившихся.

Стоявший в первой шеренге рослый полковник фон Бартлитц был бледен, лицо как всегда неподвижно и безучастно. За ним стоял майор — как же его фамилия? — смельчак, каких мало, кавалер Рыцарского креста, сделавший молниеносную карьеру. Шванеке и Видек стояли с равнодушным видом, как почти все остальные. Большей частью рота состояла из людей опытных и обстрелянных. Они все прекрасно понимали, им было крайне трудно запудрить мозги. Они понимали, куда и на что шли, и никаких иллюзий на этот счет не питали. Однако и в них, как в каждом, где–то глубокоглубоко тлела едва ощутимая искорка надежды: а вдруг пронесет… Где–то на левом фланге чуть ли не самым последним стоял Эрнст Дойчман, на руке повязка с красным крестом, у ног медицинская сумка. Врач в роли помощника санитара! И перед тем, как обратиться к солдатам роты с краткой речью, обер–лейтенант Обермайер вдруг со всей отчетливостью осознал всю абсурдность происходящего: опытные высокопоставленные офицеры, знавшие куда больше, чем нынешние выскочки, зачастую командовавшие армиями, ждали здесь отправки на фронт в статусе солдат штрафбата, а по сути — пушечного мяса. А ведь специалистов их уровня отчаянно не хватало. Но им отвели роль преступников, непригодных ни для одной армии мира. Врач с санитарной сумкой, и это в период острейшей нехватки квалифицированного медперсонала. В чем же все–таки дело? Что–то явно не стыковалось, но что?

Но Обермайер заставил себя сосредоточиться.

— Солдаты! — во весь голос обратился он к роте. — Вы все знаете, что нам предстоит переброска в Россию. Думаю, мне нет нужды объяснять вам что к чему. Но мы с вами выполним свой долг везде, где бы нам ни пришлось оказаться. Завтра утром в 7.00 мы выступаем. Первым выступает 3–й взвод. Его задача — подготовить товарные вагоны до прибытия остальных. Кроме того, мне потребуется два человека в вагон–кухню. Бартлитц и Феттеринг, выйти строя!

Гауптман Барт, наблюдавший за построением на плацу из окна канцелярии, отошел в глубь помещения. Перед выстроившейся 1–й ротой подобную речь держал обер–лейтенант Вернер. Как всегда элегантный, подтянутый он, хорошо поставленным голосом вдохновлял на подвиги вверенное ему подразделение. В лучших армейских традициях. Что значит добрая юнкерская выучка! А этот Обермайер, подумал Барт, слишком много думает. Чего стоит эта его очередная выходка с отправкой Бартлитца и Феттеринга на кухню! Будто рассчитывает таким образом избавить их от пули на передовой! Самая настоящая дурость! По плацу потянулись первые грузовики с обозом батальона, направлявшиеся к железнодорожной станции.

Михаил Старобин сидел у заснеженной землянки, выщипывая блох из меха тулупа. Светило солнце, искрился снег, на фронте стояло затишье. Был погожий, солнечный день. Вокруг зеленели хвоей тихие леса. Даже волки и те потянулись куда–то дальше на восток, поближе к Монголии и Уралу. И там, где еще недавно хозяйничали они, орудовали солдаты, и земля дыбилась от разрывов снарядов. Изгнанные с насиженных мест волки, пригнув головы, сощурив желтые глаза, высунув языки, трусили прочь, наперекор ветру, задувавшему через бескрайние равнины России. Далеко позади осталась их вотчина — скованные морозом непроходимые лесные чащобы, над которыми нынче пронеслась война. Теперь в них обитали новые хозяева — люди в серых шинелишках, проворные, как белки, суетливые, пронырливые и кровожадные — ни дать ни взять волки, только во сто крат опаснее. В лесах под Горками и Большими Шарипами кипела своя, едва заметная снаружи жизнь — обмениваясь новостями, едой, махоркой, люди сновали от землянки к землянке, от шалаша к шалашу.

С наступлением темноты через кустарник сновали похожие на огромных, закованных в броню муравьев призраки, направлявшиеся к опушке леса — в Бабиничи, к реке Городня. И тогда ночную тьму отовсюду прорезало пламя — гибельное, сеющее смерть, нарушавшее вековую лесную тишь. Тут и там раздавались вскрики, люди вопили, стонали, отрывисто выкрикивали команды, вспыхивали фары, чтобы тут же погаснуть под шквалом пуль, на белом фоне словно из ниоткуда возникали тени, чтобы тут же исчезнуть в спасительной лесной глуши. Потом падал снег, прикрывая пушистыми хлопьями следы ночных событий. И на следующий день солнце озаряло лишь невысокие холмики с торчащими нелепо искривленными руками, ногами в грубых кирзовых сапогах или отрешенно выглядывавшими мертвенно–бледными лицами. Иногда можно было заметить и людей, медленно и неуклюже, на локтях ползущих по снежной пороше, волоча за собой занемевшие, отбитые ноги, криками взывавших о помощи…

— Аннушка, к немцам пополнение прибыло, целый батальон, — сообщил Михаил, еще раз как следует встряхнув полушубок — Не знаешь, старший лейтенант в курсе?

Анна Петровна Никитина, выбравшись из землянки, нагребала снег в помятый котелок. Анна отличалась грубоватостью, характерной для крестьянок средней полосы России, но длинные иссиня–черные волосы придавали ей сходство с азиаткой.

— Сергей уже в Орше, — ответила она. — Черт принес туда этих немцев! Они точно схватят Сергея!

Поднявшись, Михаил Старобин набросил полушубок. Это был рослый и крепкий мужчина, сильный как медведь, с чуть раскосыми глазами, окладистой бородой и сильными, привычными к многочасовому хождению по глубокому снегу ножищами.

— Он сейчас у Тани, своей зазнобы.

Анна Никитина усмехнулась.

— Причем какая–то непонятная часть прибыла, даже номер неизвестен, — добавил Михаил.

Анна что–то пробормотала про себя, подвешивая котелок над костром.

Когда растает снег, она положит в воду немного капусты, кусочек мяса — пару крылышек и грудку вороны.

— Дай бог, чтобы у Сергея все получилось, — не дают мне покою эти вновь прибывшие, кто знает, к чему их сюда прислали.

Если уж Михаил Старобин упомянул бога, то дело явно пахнет керосином. Анне казалось, что таким здоровякам, как он, вообще неведом страх, так думала она, помешивая никак не желавший таять снег. Сюда, в леса под Горки, немец не суется. Бывало покрутится вокруг, да и уйдет подобру–поздорову. Чему удивляться — в волчьем краю и людям ничего не грозит.

Из лесной чащи выбрался низкорослый кривоногий человечек в бараньем тулупе до пят и покрытой снегом меховой шапке–ушанке. Завидев Анну и Михаила, он, неловко шагая по снегу, направился к ним.

— А, это ты, Петр! Здорово, братец! — широко улыбнулся Старобин. — Как там в колхозе дела? Под немцами колхоз оказался?

Мужчины неловко обнялись.

Петр Тартюхин сощурил и без того маленькие, хитроватые глазки. Вылитый монгол, даже кожа и та желтая, словно пергамент, на круглом лице с приплюснутым носиком. Длиннющие руки неловко болтались, словно этот человек не знал, куда их деть. Зато плечи Тартюхина были непропорционально широки.

— Вокруг немцы шныряют! — сердито сказал он. — А вы тут костры раскладываете!

Подойдя к костру, Петр ногой стал подгребать снег на уголья, которые, зашипев, погасли.

— Совсем одурели — дым ведь вон откуда видно! Ничего, и сырая капуста тоже полезет с голодухи!

Анна Петровна, сняв котелок с толстой ветки над погасшим костром, кинула его в землянку.

— Они побоятся в лес заходить. Много ты их видел?

— Их немного, но стоит им дым заметить, как они сразу догадаются, где мы.

Петр провел загрубевшей ладонью по лицу:

— Старший лейтенант велел передать, что сегодня ночью сбор.

— Ох, черт возьми! — вырвалось у Михаила. — Говоришь, сегодня ночью? Надо срочно выяснить, что за номер у этой части. На них даже погон нет, никаких знаков различия вообще. Кто знает — может, это зондеркоманда какая прибыла? Может, против нас карательный отряд решили бросить, чтобы с нами разделаться?

18

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru