Пользовательский поиск

Книга Остров в наследство. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

– Что вы здесь делаете? Кажется, я запретил вам спускаться на палубу.

* * *

В капитанской каюте был полумрак. На Карибы уже спускался вечер. В сумерках море казалось седым и неулыбчиво строгим, даже суровым.

Ирис было не по себе. И от сердитого моря, и от наползающих сумерек, и, главное, от тихого гнева человека, о котором она ничего не знала. За исключением страшных легенд. Капитан не пожелал сесть. Он медленно расхаживал по каюте, не глядя на девушку, и та, пользуясь случаем, украдкой разглядывала флибустьера, пытаясь понять, что у него на уме.

Он не был таким высоким, как ей показалось при первой встрече. Не выше Джорджа Эльсвика, но шире в плечах и гораздо крепче. И старше лет на десять. Его походка была легкой, почти неслышной, а жесты – тяжелые, внушающие тревогу. Ирис ждала беды. И то, что пока с ней не случилось ничего страшного, только усиливало ее дурные предчувствия. Неожиданно капитан остановился, повернулся к ней, и она встретилась взглядом с его ярко-зелеными, кошачьими глазами. Выражение этих глаз было отнюдь не восхищенным.

– Ну и зачем вам понадобилось устраивать этот цирк? – спросил он вдруг, вопрос прозвучал ровно, но Ирис вздрогнула.

– Что?

– Я спросил, зачем вы спустились на палубу, – повторил он.

– Я думаю, как ответить, – коротко отозвалась она.

Капитан неопределенно хмыкнул:

– У вас речь и манеры леди из общества, но, скажем так, довольно странные навыки…

В его голосе не было ничего угрожающего и, пожалуй, ничего повелительного, но не подчиниться и промолчать было просто невозможно.

– Меня зовут Ирис Нортон, – сказала она, – к доске меня привязали испанцы. А до этого они потопили торговую шхуну «Полярная звезда», на которой мы плыли в Порт-Рояль.

– «Мы»?

– Я и Джордж. Мой жених.

– Джордж?

– Эльсвик, – со вздохом договорила Ирис.

Капитан на мгновение прикрыл глаза и кивнул, словно услышал нечто знакомое. Ирис несколько расслабилась. Похоже, гроза прошла стороной, и ее сумасбродная выходка осталась без последствий.

– Бывало так, что бежали из плена проданные «белые рабы»? – решилась она спросить.

Рик пожал плечами:

– Отчего нет? Зависит от того, куда их продали.

Ободренная его спокойным тоном, она быстро задала второй вопрос:

– Возможно ли их выкупить?

– Случалось и такое, – ответил капитан, не отводя внимательного взгляда.

– А… если их никто не купил? – она сжала пальцы в кулаки и даже покусала губы, подбирая слова. – К примеру, пленники не понравились хозяину или не сошлись в цене.

– Чаще всего такие пленники заканчивают жизнь в испанской тюрьме на острове Санта-Катарина, – ответил Рик.

Казалось, его забавляет эта игра в вопросы-ответы. Он присел на край массивного низкого стола и поощрительно улыбнулся девушке.

– Как устроить побег с острова Санта-Катарина? Вероятно, нужен корабль, оружие, люди… Интересно, где все это берут? – она вдруг запнулась, словно с разбегу налетела на каменную стену. – Почему вы так на меня смотрите?

– Похоже, вы собираетесь за эти цацки купить весь испанский Мэйн, – усмехнулся Рик.

Испуганным, непроизвольным движением Ирис вскинула ладонь с растопыренными пальцами, пытаясь заслонить свое единственное сокровище – нить мелкого, но очень ровного жемчуга с тонким серебряным крестом. Но тотчас опомнилась. Рик не мог увидеть его под одеждой. Капитан язвительно рассмеялся:

– Я видел ваш жемчуг раньше. В тот день, когда ребята нашли вас в море. От вашего платья тогда остались одни лохмотья. Они могли скрыть… очень мало.

Ирис отпрянула, краснея от гнева.

– Вы… вы…

– Что, я?

– Вы… У вас все же странный акцент, – сама не зная почему, вымолвила Ирис.

Рик, внезапно перестав улыбаться, серьезно сказал:

– Вашего жемчуга не хватит. Поверьте мне, я знаю здешний рынок.

С этими словами он встал и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь каюты.

Ирис присела на койку, почувствовав, что ее бьет озноб. Странный акцент… но это не главное. Странные слова… Да нет, быть того не может. Конечно, она ошиблась. Везде бывают странные люди. Если разобраться, у нее и самой хватало странностей.

Глава 6

Приземистый одноэтажный дом с затейливой двускатной крышей прятался в зарослях душистого кедра. Большую открытую веранду заслоняли от солнца тень широколапых ветвей и длинная полоса густого кустарника. Войти сюда без вреда для своего костюма можно было лишь со стороны дома, но никак не из сада, хотя лестница имелась и даже подметалась.

За круглым столом на гнутых ножках, занимавшем половину всей площади, сидели двое. Странная это была парочка. Оба молчаливо курили, но на этом их сходство заканчивалось. Один курил сигару, свернутую из листьев, другой грыз трубку белыми крепкими зубами. Тот, что с сигарой, был молод. Правильные черты лица несколько портила надменность, сквозившая во взгляде узких, широко расставленных глаз. Полные губы улыбались, но от этой улыбки хотелось бежать со скоростью штормового ветра. В ней не было тепла, не было веселья, лишь самоуверенная, деспотичная воля. В двадцать семь лет дон Родриго де Вальдоро прекрасно знал, чего он хочет, и как поступить с теми, кто будет ему препятствовать. Впрочем, препятствовать и даже просто возражать дерзали немногие. Один из этих немногих сидел напротив. Он не растекся по креслу-качалке, как Родриго, а выбрал ореховый стул с жестким сиденьем. Больше всего он был похож на большого уличного кота. В позе, вроде бы свободной, проглядывала готовность вскочить и мгновенно, не тратя слов, объяснить, что почем любому, кто напросится. Этот весьма колоритный тип занимал особое место в иерархии слуг дона Родриго. Хозяин очень ценил немолодого, хмурого цыгана. Тот был не так умен, как изворотлив, не так честен, как неприхотлив, не так верен, как ограничен в выборе хозяев. Говоря проще, сеньор Хосе Мартинес, управляющий «по особым делам», был разбойником и вором, которого разыскивали альгвасилы всего испанского Мэйна.

Третьей была молодая, русоволосая девушка в грязном, порванном платье. Она стояла у стены напротив, пытаясь держаться прямо и гордо, но удавалось ей это из рук вон плохо. То, что мужчины сидели, а девушка стояла, достаточно четко определяло ее статус в этом доме – она была пленницей.

– Перестань реветь. Вытри лицо, – резко приказал молодой испанец и бросил девушке шелковый платок. Он произнес это по-английски, на родном языке пленницы, почти не коверкая слова. Она вздрогнула, нагнулась, подняла платок и поспешно прижала его к лицу.

– Сеньор, я верно служу вам почти год, – проговорил цыган, разглядывая пленницу. – Вы вытащили меня из тюрьмы, и я стараюсь заслужить вашу невиданную милость, но этак, пожалуй, я скоро останусь без хозяина. Ведь эта девчонка совсем не похожа на ту.

– Это не будет помехой, – ответил испанец, – лицо ей прикроем вуалью, оденем прилично и покажем с дальнего расстояния. Волосы-то один к одному. Разве что у этой погуще.

– А если Нортон не поверит нам? – смуглое лицо цыгана не выражало ровным счетом ничего, и было не понять: то ли он пытается отговорить хозяина, то ли напротив, помочь дельным советом.

– Мы не пойдем на берег, – ответил испанец, – случиться может всякое, и незачем снабжать старика заложниками. Мы пошлем того, кому Нортон поверит.

Хосе подхватил мысль хозяина на лету:

– Этот тощий английский дворянчик, который так боялся уронить свою честь, что отказался умываться лишь потому, что таз поставили на пол? Граф, видите ли, не может встать на колени. Теперь ходит грязный как свинья и чешется, как собака. Дже-е-нтльмен, – с презрением протянул цыган. – Где были глаза этого Нортона, когда он сватал за него такую отчаянную девчонку?

– Она убила моего отца, – глухо напомнил младший.

– Мы были на «Долорес», сеньор, – примирительно проговорил Хосе, – и не знаем, как было дело на «Сан-Фелипе». Возможно, она только защищалась.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru