Пользовательский поиск

Книга Илиада Капитана Блада. Страница 52

Кол-во голосов: 0

Дон Диего размышлял недолго, расстановка выглядела выгодной для него, и только дурак стал бы откладывать атаку на пиратскую стоянку. Один из офицеров высказал сомнение в разумности столь поспешных действий, аргументируя тем, что они не знают бухты.

— Сев на мель, наши суда станут отличной мишенью, — сказал он.

— Ну что же, — сказал дон Диего, — я разрешаю вам съездить в лагерь англичан и попросить у них лоцмана.

Других возражений не было.

— Вас смущает, что мы воюем не по правилам? Но прошу помнить: если мы победим, никто у нас не спросит, по правилам ли мы это сделали, а если проиграем, — даже то, что вы сделали все как положено, не спасет вас от виселицы.

На рассвете, двигаясь в кильватерном строю, корабли дона Диего вошли в бухту и в упор расстреляли пиратские корабли. Два из шести испанских кораблей, правда, угодили на мель, но зато от флота капитана Блада остались одни дымящиеся обломки.

Сразу за тем началась высадка. К удивлению испанцев, корсары встретили их пехоту дружным огнем, казалось, еще момент — и они сбросят солдат в море, но тут вовремя вмешались пушки кораблей, и корсары отступили к своему лагерю.

Потери были значительными, но испанцы ликовали и рассчитывали на добрый ужин. Однако дон Диего приказал пехоте двигаться в глубь острова, чтобы перерезать перешеек. Параллельно шла выгрузка пушек. Хитрый дон Диего оставил на Гаити гигантские осадные орудия, в противном случае его намерения были бы очевидны для дона Мануэля. Он приказал взять легкие горные пушки, которые можно перевозить на мулах или просто переносить вчетвером.

В нескольких рукопашных, произошедших в лесу, корсары, уже вполне опомнившиеся, показали, что один джентльмен удачи стоит трех, а то и четырех испанцев.

Стратегический успех остался за доном Диего, корсары были заперты на перешейке, превратившись из осаждающих в окруженных, и эта перемена подействовала на их моральное состояние отнюдь не благотворно. Как всегда в таких случаях, нашлись горлопаны. Длуги и Робсон с оравой дружков бросили позиции и собрались в лагере.

— Почему мы должны рисковать головой ради дочери капитана. Она, конечно, милашка, но нам-то какое до этого дело! — кричал Длуги. — Мы не нанимались в солдаты, наше дело набивать карманы, а не осаждать крепости.

— Он обманщик, — подхватил Робсон, — пусть скажет, зачем он нас сюда заманил?

К толпе подошли Хантер и Доусон.

— Кого ты имеешь в виду? — громко спросил Доусон.

— Джентльмены, нам хотят заткнуть рот! — заорал Робсон и, сорвав с головы красный платок, стал размахивать им в воздухе.

— Не позволим! Пусть сюда придет капитан! Где его носит? — вторил ему Длуги.

— Он занят делом, в отличие от тебя, — сказал Хантер.

— Каким делом? — взвизгнул Длуги. — Он уже наделал дел! Тысяча испанцев с фронта, тысяча испанцев с тыла. Что он еще собирается делать?!

— Вышибить тебе мозги, если ты еще раз самовольно оставишь пост. — Никто не видел как подошел капитан, и поэтому его слова, сказанные твердым, спокойным голосом, произвели надлежащий эффект.

— Где твое место, Эдди Длуги? — спросил капитан Блад.

— Там, — мрачно сказал бунтовщик, махнув в сторону передовой позиции.

— Тогда почему ты здесь? Как это называется, джентльмены? Раньше мы таких поднимали на рею, чтобы всем было видно, кто предатель.

Толпа задвигалась и начала таять на глазах.

— Неужели ты думаешь, Робсон, что испанцев можно напугать красной тряпкой?

Толпа становилась все меньше и меньше.

— Все по местам, а кто захочет поговорить, то у меня есть один ответ... — Капитан Блад достал из-за пояса пистолет и приставил его к животу бунтовщика. — Понятно?

Тот побледнел и тихо пробормотал:

— Слушаюсь, сэр.

* * *

Прибытие подкрепления горожане, естественно, восприняли с энтузиазмом. По-другому отнеслись к этому факту обитатели дворца Амонтильядо. Меньше всего обрадовался молодой алькальд, особенно после того, как он узнал, кто стоит во главе королевской армии. Дон Мануэль слишком хорошо знал своего дядю, чтобы не понимать, какими мотивами тот руководствовался, соглашаясь возглавить эту опасную и рискованную экспедицию против пиратов. Если бы они осаждали любой другой испанский город в этой части света, он бы и пальцем не шевельнул, чтобы прийти ему на помощь. Что у него на первом месте — желание отомстить племяннику или желание завладеть Элен? Дону Мануэлю было все равно, исходя из каких соображений дядя перережет ему горло. А в том, что у него рука не дрогнет, сомневаться не приходилось. Каким образом можно было отделаться от этого старого негодяя? Ответ напрашивался сам собой. Тот, кто сумеет раздавить пиратскую гадину и сделается хозяином положения. Все-таки дон Диего прибыл сюда не во главе своей личной шайки, он привел с собой регулярные королевские части. Офицеры эскадры не поддержат его, если он выступит против алькальда, свернувшего голову английскому пирату. С другой стороны, он сам, дон Мануэль де Амонтильядо, молодой алькальд, должен будет подчиниться своему дяде — адмиралу, когда тот по трупам корсаров подойдет к стенам Санта-Каталаны и будет на глазах всех спасителем, и, стало быть, Элен достанется ему, других путей, кроме как самому справиться с Бладом, дон Мануэль не видел. Но боевые действия не принесут успеха, это он понимал лучше, чем кто бы то ни было, — та злополучная вылазка в тумане служила тому подтверждением... Нужно было придумать что-то другое.

Защитники крепости с появлением столь солидного подкрепления стали снова проявлять желание выйти за стены. Они считали, что, если ударить одновременно с двух сторон сразу всеми силами, корсары уж точно не устоят. Всех лишь смущало одно: почему дон Диего не спешит скоординировать действия обеих испанских группировок? Дон Мануэль не торопился рассеивать недоумение своих подчиненных, он-то слишком хорошо знал, почему медлит его дядя. Делиться победой для него было невозможно — это значило потерять Элен.

Дон Мануэль понимал, что от него ждут, когда он сам пошлет своего гонца к дяде. Еще день-другой — и его промедление начнет вызывать подозрение. Нежелание связаться с дядей могло навести на мысли о том, что существует договоренность с будущим тестем. И так уже многие вслух высказывали неудовольствие по тому поводу, что вынуждены проливать кровь из-за того, что одному молодому шалопаю приглянулась английская девчонка.

Когда стало невозможным более откладывать принятие мер, дон Мануэль вызвал к себе Педро, своего старого и преданного слугу. В присутствии офицеров он велел ему этой же ночью на лодке переправиться в лагерь дона Диего и передать письмо, в котором будет изложен подробный план совместных действий. План этот он предложил подробнейшим образом обсудить на заседании военного совета Санта-Каталаны и согласился почти со всеми предложенными поправками.

После этого он еще раз проверил, как тот понял задание:

— Ты понимаешь, что ты должен сделать?

— Да, сеньор.

— Повтори.

— Я высажусь на берег на северной оконечности острова.

— Правильно.

— Найду зимнюю виллу сеньора Франсиско.

— Правильно.

— И буду скрываться там до тех пор, пока здесь все не закончится.

Педро отвечал бодро и уверенно, он не скрывал, что задание ему нравится.

— Правильно, Педро, правильно. Вот тебе ключ от потайного подвала, там не слишком комфортно, но зато вполне безопасно. Там ты найдешь чем скрасить свое затворничество.

* * *

Через два дня дон Диего, как бы подыгрывая своему племяннику в его отношениях с офицерами Санта-Каталаны, самостоятельно напал на лагерь капитана Блада. После небольшой артиллерийской подготовки его пехота пошла в атаку. Но это было не поле, а бывший лес — пни, камни, поваленные деревья, нельзя было держать строй, а вне строя испанский солдат беспомощен. Корсары ударили с флангов со свойственной им яростью и решительностью. В рукопашной погибли не только около сотни испанских солдат, но и все надежды на легкую победу. Только поспешное бегство под защиту батарей спасло войско дона Диего от полного разгрома.

52

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru