Пользовательский поиск

Книга Илиада Капитана Блада. Содержание - Глава восьмая Что задумал управляющий

Кол-во голосов: 0

— В чем дело, сэр Блад?! — возмутился гость.

— Это сделано в целях вашей безопасности, — объяснил Логан, но в данной ситуации его объяснение прозвучало довольно издевательски.

Дон Мануэль повернулся к Энтони:

— Не многовато ли за то, что я пытался ухаживать за вашей сестрой, сэр?

— Но маловато за то, чем в результате закончились эти ухаживания, сеньор.

— Я не понимаю вас.

— Не надо делать из меня идиота!

Когда с ним обращались подобным образом, дон Мануэль вспыхивал и мог сказать слова и совершить поступки, которые были ему явно не на пользу.

— Нет, это вы перестаньте делать из меня идиота. Я теперь знаю, что Элен, будучи вашей сестрой, больше привлекает вас как женщина, чем как родственница.

— Вам не кажется, что вы вторгаетесь туда, куда вам вторгаться не стоит?

— Я, сэр, привык сам определять, куда мне стоит вторгаться, а куда нет.

— Придется вам объяснить, что это очень вредная привычка. — Энтони с этими словами взялся за эфес своей шпаги.

— К вашим услугам. — Испанец легко вытащил свою шпагу и отбросил в сторону шляпу.

Никто из присутствующих не посмел им помешать. Зазвенели клинки. Испанец оказался великолепным фехтовальщиком. Энтони, считавшийся одним из лучших клинков острова, это чувствовал. Нанося и отражая удары, молодые люди не прекращали вести еще и словесную дуэль.

— Ответьте мне, сэр, — говорил Энтони, энергично атакуя, — куда подевались ваши хорошие манеры. Вам ничего не стоит задеть честь девушки, которой вы совсем еще недавно оказывали знаки внимания.

— Не знаю, как у вас, сеньор, а у нас не принято обижаться на правду. Я просто произнес вслух то, о чем молчат некоторые.

— Кого вы имеете в виду, когда говорите «некоторые»?

— Ну хотя бы нашу общую знакомую, мисс Лавинию Биверсток. — Дон Мануэль изящно уклонился от удара.

— Лавиния?! Что вам сказала эта интриганка?

— Вы быстро поумнели, лейтенант, — усмехнулся дон Мануэль, переходя в атаку, — вы уже поняли, что она интриганка.

— В данном случае важно не то, что она вообще интриганка, а то, каким образом она интригует против меня.

— Вы так говорите, как будто обвиняете меня в сговоре с нею.

— А разве вы не ее сообщник?! — воскликнул Энтони.

Своей шпагой он задел левый локоть испанца, и на доски настила упало несколько капель крови.

— Отвечайте, вы, любитель срывать покровы с истины и говорить правду!

Дон Мануэль сделал вид, что не заметил укола, и спокойно продолжал поединок.

— Признаюсь, — сказал он, — мисс Лавиния пыталась мне помочь, но из этого ровно ничего не вышло.

— Вы хотите сказать, что Элен нет на борту «Тенерифе?» — со злой иронией в голосе спросил Энтони, усиливая ярость своих атак.

— Бог свидетель, — сказал дон Мануэль и неожиданно нанес укол в бедро своему противнику, — мисс Элен на моем корабле нет, хотя, признаюсь, я бы мечтал об этом.

Энтони прислонился спиной к грот-мачте и опустил шпагу.

— Я не могу поверить вам на слово, сэр.

Дон Мануэль, увидев, что поединок потерял смысл, вернул шпагу в ножны и, достав из кармана платок, приложил к раненому локтю.

— Это такое дело, где вряд ли можно вести себя по-другому, поэтому я не сержусь на вас. А чтобы вы имели возможность избавиться от подозрений, я приглашаю вас обыскать корабль.

Энтони тоже вложил шпагу в ножны.

— Более того, — продолжал испанец, — я готов остаться у вас на борту в качестве заложника и написать своему помощнику, чтобы он содействовал тем людям, которых вы пошлете, в поисках мисс Элен.

Лейтенант повернул голову к стоявшему рядом Логану и сказал ему упавшим голосом:

— Элен нет на «Тенерифе».

После благополучного завершения спонтанной дуэли молодые люди беседовали еще около двух часов, даже пообедали вместе, но уже без прежнего дружелюбия и сердечности. В конце стало понятно обоим, что они тяготятся обществом друг друга.

Энтони рассказал все, что ему было известно о налете на Бриджфорд. Дон Мануэль его выслушал, но ничего не сказал. Он сразу понял, кто был автором ночного рейда и у кого в руках находится в настоящий момент Элен. Подлая натура дядюшки Диего выдавала его с головой, и это не оставило равнодушным дона Мануэля. Нет, ему не было дела до ограбленных бриджфордских обывателей; другая мысль взволновала его — не дай Бог, дон Диего де Амонтильядо и Вильякампа, это кровавое чудовище, обратит свой бешеный темперамент на утонченную, образованную и воспитанную в холе и неге белокурую Элен. Именно об этом с содроганием думал дон Мануэль, рассеянно слушая Энтони. Тем не менее дон Мануэль не стал скрывать от своего бывшего друга, какую роль сыграла Лавиния во всей этой истории.

— Если бы она была мужчиной, я бы знал, что мне делать! — воскликнул лейтенант.

Испанец развел руками и тут же слегка поморщился — рана давала себя знать.

— В том-то и дело — только женщина могла построить такую коварную ловушку для Элен. Да, можно сказать, и для меня тоже.

Энтони вопросительно посмотрел на него.

— Да-да, она же мне не сказала о том, что вы с Элен не брат и сестра, и только позже мне стало понятно, что Элен отвергает мои ухаживания, потому что у нее были вы. Французы говорят — «ищите женщину», в данной ситуации правильнее было бы сказать — «ищите мужчину».

— Пожалуй, — согласился Энтони.

— Да и действия мисс Лавинии объяснялись тем же.

— Чем?

— Неужели вы так до сих пор и не сообразили? Припомните ваши последние с нею беседы. И не надо краснеть, нет ничего предосудительного в том, что вас любят сразу две красивые девушки.

Энтони решил перевести разговор на другую тему, но не нашел ничего лучшего, как спросить:

— А как вам кажется, не могла ли мисс Лавиния состоять в сговоре с этим негодяем, ну с этим, что организовал налет на Бриджфорд?

— Лавиния Биверсток — испанская шпионка? — хохотнул дон Мануэль. — Это, по-моему, вы хватили, мой друг.

Внезапно дон Мануэль отчетливо осознал, до какой степени он ненавидит этого счастливчика в форме лейтенанта английского флота.

Расстались молодые люди почти холодно, хотя и пожелали друг другу удачи. Дон Мануэль хотел было на прощание пообещать лейтенанту Бладу, что если он первым отыщет мисс Элен, то немедленно отправит ее на Ямайку, но понял, что это была бы явная ложь. Его язык отказался бы произнести подобную клятву. «Ну что ж, — подумал капитан „Тенерифе“, — значит, объяснение состоялось».

Глава восьмая

Что задумал управляющий

На следующий день после отплытия Энтони на «Мидлсбро», у дома Стернсов, что стоял в самом конце улицы Картроуд, остановилась карета мисс Лавинии Биверсток. Она приехала навестить раненого Джошуа. Ни сам мистер Стерне, ни тем более его супруга миссис Стерне не любили богатую и гордую девушку, но отказывать ей в приеме было бы неприлично. У них не было мысли о том, что она могла бы увлечься их сыном, который, даже по их представлениям, звезд с неба не хватал и пороху изобрести не пытался. Поэтому этот визит был неожиданным.

После принятых в таких случаях любезностей, миссис Стерне проводила гостью в комнату сына. Она тяжело вздохнула, когда Лавиния попросила оставить ее с Джошуа, но согласилась.

Рана юноши была неопасной, и визит красавицы его очень обрадовал.

— Я ни о чем не жалею, мисс Лавиния, ни о чем! — с жаром заявил он.

— Что вы имеете в виду, Джошуа, дорогой?

— Я ранен, да, — он попытался приподняться в постели, — но я не мог поступить иначе. Я лишь сожалею, что испортил вам праздник, мисс.

— Пустяки, — улыбнулась красавица. — Зря вы так волнуетесь.

— Но честь! Согласитесь, что этот испанец вел себя очень нагло. Элен не хотела с ним танцевать, да, по-моему, и видеть его было ей неприятно.

Лавиния перестала улыбаться.

— Поймите, вы напрасно волнуетесь, Джошуа, уверяю вас.

Юноша откинулся на подушки. Лавиния достала из складок платья небольшой пузырек и, оглянувшись, вылила его в чашку, стоявшую на столике рядом с постелью больного. Он продолжал о чем-то бормотать, закрыв глаза.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru