Пользовательский поиск

Книга Тайна затворника Камподиоса. Содержание - ЕПИСКОП МАТЕО

Кол-во голосов: 0

Озо перевел дыхание. Все, собравшиеся вокруг молчали. Упади иголка, это было бы слышно.

Он торжествующе оглядел всех:

– Все это было со мной наяву, клянусь Пресвятой Девой!

Нина от удивления даже рот раскрыла. Какие у нее губы, а зубки!.. Озо был доволен собой. Люди не знали, что и подумать. Неужели этому мальчишке действительно явился Распятый на Кресте? Многие знали Озо как мальчишку ленивого и беспутного, а вовсе не богобоязненного. Но ведь им не раз приходилось слышать историю о том, как Савл превратился в Павла. Многие ощущали сейчас какую-то необъяснимую робость.

– Все это в самом деле случилось со мной, клянусь Пресвятой Девой! – еще раз заверил их Озо. Он увидел, что стоящие перед ним люди расступаются, пропуская кого-то вперед. Это к нему приблизился Орантес.

– Что здесь происходит? – зычно спросил он. Зычно, но не совсем внятно. – Кто здесь клянется именем Пресвятой Девы?

Слегка покачиваясь, он остановился перед близнецами. Когда никто на его вопрос не ответил, он напустился на первого из братьев.

– В последний раз спрашиваю, Антонио, что здесь происходит?

– Ничего особенного, отец, – с невинным видом ответил тот. – Вот Озо рассказал нам, что ему явился Господь наш Иисус Христос – только и всего.

– Это, конечно, людей заинтересовало, – поддержал брата Лупо.

– Озо? – Орантес огляделся. – Какой еще Озо?

– Это я, сеньор, – скромно проговорил Озо. Он хотел произвести благоприятное впечатление на отца своей возлюбленной.

– Да ведь ты Озо Перпиньяс, сын Марии? – Орантес оглядел его с головы до ног. Он довольно давно его не видел. Парнишка за это время здорово вытянулся, ростом почти с его близнецов. Но, если отвлечься от его мохнатых бровей, он еще сущий сосунок. Орантес признался себе, что этот мальчишка ему не нравится.

– Да, сеньор, – Озо попытался изобразить нечто вроде поклона.

– Нашему Озо в марте явился Господь наш Иисус Христос, – повторил Антонио.

– И предрек ему редкую судьбу: он, мол, станет самым богатым, самым счастливым и смелым человеком во всей Испании, – добавил Лупо.

Антонио часто закивал, как бы подтверждая слова брата.

– Он только что всем нам это рассказал, отец. А ты знал, что у Христа были светлые до плеч волосы и что ходил Он в ризе с кожаным коробом за плечами?

– Вы что, одурачить меня хотите? – в голосе Орантеса звучала нескрываемая угроза. И говорил он сейчас достаточно четко.

– Да нет же, отец! Хочешь – спроси Озо сам.

Орантес повернулся к подростку.

– Ну, правду они говорят?

– Чистую правду, сеньор, – Озо изо всех сил старался говорить спокойно и убедительно: – Я видел Иисуса Христа, всеми святыми клянусь. Это, если я не ошибаюсь, было в марте. Он шел вдоль берега реки.

– Так-так, – по виду Орантеса было заметно, что он ни одному слову Озо не поверил. – И дальше?..

Озо пожал плечами.

– Он шел медленно, видно, Он уже долго был в пути.

– Он уже долго был в пути... – повторил за ним Орантес, который, казалось, все больше укреплялся в некой мысли. – А может, он шел так медленно потому, что далеко пешком ходить не привык?

– Не знаю, сеньор. Во всяком случае, он хромал.

Антонио захихикал:

– Представьте себе: наш Иисус Христос – хромой!

– Заткнись! – прикрикнул на него Орантес.

– Извини, отец!

– Говоришь, значит, хромал Господь наш Иисус? – вернулся к расспросам Орантес. – И в какую же сторону он захромал, Озо?

– Он пошел по дороге, ведущей в Досвальдес и Сан-Кристобаля.

– Ты хочешь сказать, что видел его до развилки дорог?

– Да, сеньор.

– А то, что это мог быть обыкновенный человек из крови и плоти, – ты не допускаешь?

Некоторые из зевак при этих словах рассмеялись и стали толкать друг друга локтями. Разговор принимал интересный оборот. Орантес вот-вот выведет этого хвастуна на чистую воду. Даже миленькая Нина захихикала. Увидев это, Озо испугался. Надо убедить собеседника в правдивости своих слов. И вдруг нашелся прекрасный аргумент:

– Все это я уже рассказал в инквизиции, и там мне поверили! – воскликнул он.

– Как это? – ошеломленно переспросил Орантес.

– Инквизиция обвинила Иисуса в том, что он еретик! – чтобы придать своим словам веса, он закивал головой.

Из толпы послышался невнятный ропот. Слово «инквизиция» у них связывалось с пытками, с сожжением на костре, со смертью. Кем бы ни оказался тот, кого встретил Озо, если он оказался в лапах инквизиции, ему предстоят неописуемые муки.

– Ха-ха-ха! – вдруг разразился хохотом Орантес. – Ха-ха-ха! Вот так здорово! – он с такой силой хлопнул Озо по плечу, что у того даже ноги подогнулись. – Ну, ты парень не промах!

Он энергично отодвинул Озо к самой стене и повернулся к собравшимся:

– Все это была шутка! – весело воскликнул он. – Расходитесь по своим делам, люди добрые! Этот самый Иисус – один из моих дальних родственников! Озо просто захотелось покрасоваться немного. Ну, что с него возьмешь – молодо-зелено! Ха-ха-ха!

– Да нет же, я... – начал было Озо, но тут один из близнецов сильно пнул его ногой: молчи, мол.

Зевакам потребовалось некоторое время, чтобы уяснить смысл слов Орантеса. Гневу многих не было предела:

– Разве такими вещами шутят?! – возмущалась дебелая служанка, стоявшая недалеко от Озо.

– Мыслимое ли это дело?! – поддержали ее другие женщины.

– Не будьте такими уж строгими! – Орантес выступил вперед и снова стал уговаривать собравшихся разойтись. – Время уже позднее, а вы еще покупок не сделали. Что скажут ваши мужья, когда голодные придут домой, а на столе не будет ужина?

Постояв еще недолго на площади в нерешительности, женщины начали расходиться по домам.

– А теперь поговорим с тобой с глазу на глаз, – Орантес пристально посмотрел на Озо. – Ты сейчас расскажешь мне все сначала! Смотри, ни одной мелочи не упусти! И не сочиняй, чего не было! На сегодняшней торговле можешь поставить крест...

В ту ночь Орантес долго лежал без сна. Его мысли все время кружили вокруг того молодого человека, которого они встретили в компании Эмилио. Все, о чем рассказал Озо и каким он описал того, кто ему «явился», – все это напоминало Витуса. Не исключено, парень попал в лапы инквизиции. А что, очень даже может быть... Разве не упоминал Витус в свое время, что собирается в Сантандер, а когда сам он, Орантес, несколько недель спустя попал в Сантандер, все его расспросы о Витусе ни к чему не привели. Никто ничего не слышал о молодом человеке, который хотел отправиться на судне в Англию. Имя Витус тоже никому ничего не говорило...

А если его страшная догадка верна и Витуса держат в своей тюрьме инквизиторы, как ему помочь? Что для этого сделать? Несколько часов Орантес провел в тягостных размышлениях. Лишь под утро, когда уже близился рассвет, ему пришла в голову спасительная мысль... И он забылся беспокойным сном.

ЕПИСКОП МАТЕО

Этот человек обвиняется в том, что в него вселился дьявол! Вы, аббат Гаудек, вольны с наилучшими намерениями и чистой совестью вступаться за этого юношу, однако вам неизвестны ни особенности, ни святые задачи процессов инквизиции, не имели вы также возможности узнать, какие разные обличья способен принимать дьявол!

...Вновь и вновь приношу Вашему Всекатолическому Величеству глубочайшую благодарность за доверие, которое было оказано Вашим Величеством мне после того, как Его Святейшество Папа Римский Григорий XIII со всемилостивейшего Вашего Величества согласия назначил меня новым верховным инквизитором Кастилии, чтобы раз и навсегда покончить со всеми и всякими проявлениями ереси на севере Вашего королевства. Я счастлив сообщить Вашему Величеству, что Всемогущему Господу нашему было угодно, чтобы святая Католическая церковь одержала над еретиками полную победу...

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru