Пользовательский поиск

Книга Тайна затворника Камподиоса. Содержание - ХВАСТУН ОЗО

Кол-во голосов: 0

– Вон там! – Рядом с фигурой «Девы», чуть повыше и левее ее головы из стены выступал деревянный рычаг. – Я нажму!

С громким треском пол под ногами «Железной девы» разверзся. Шум воды усилился. Друзья подошли поближе и заглянули в устрашающую тьму. Все равно что черная стена была перед ними.

– На какую глубину падает то, что осталось от бедняги? – не ожидая ответа на свой вопрос, проговорил Магистр.

Оба подумали об одном и том же: если с такой высоты рухнуть в поток, то и от живого и здорового человека ничего не останется.

– Прощай, дорога, зовущая к побегу! – вздохнул Магистр.

– Пойдем обратно, – кивнул Витус.

ХВАСТУН ОЗО

Я видел Господа нашего Иисуса Христа несколько месяцев назад. По-моему, это было в марте у заливных лугов Пахо, где я всегда пасу наших овец. Он явился мне. Мне – и никому другому!

Озо поставил двухколесную повозку у городской стены, чтобы немного передохнуть. Повозка была нагружена с верхом. Толкать ее перед собой оказалось куда труднее, чем он себе представлял. Он нагрузил на нее все, что хоть как-то можно было превратить в деньги: три ящика ранних яблок, корзины с молодой чечевицей, травы, два окорока, бутыли с оливковым маслом, с дюжину больших мотков шерстяной пряжи и еще разные разности. Был среди всего этого даже визжащий поросенок.

В Порто-Мария был базарный день.

Как всегда, когда предстояло какое-нибудь непростое дело, выбор матери пал на него:

– Смотри, продай все это – не продешеви! – только и сказала она и, отвернувшись, продолжала судачить о чем-то с соседкой. В виде исключения сегодня материнское поручение настроения парню не испортило. Сегодня – нет. Потому что он был влюблен. И надеялся, что и на этот раз встретит на базаре Нину. Она была самой красивой девушкой из всех, кого ему доводилось видеть: волосы – чистый шелк, в карих глазах мерцал с трудом сдерживаемый внутренний огонь, фигура – хрупкая, но изящная, как у диковинной птицы. Он уже множество раз представлял себе, как обнимет и поцелует ее, как ощутит прикосновение ее груди... Он невольно посмотрел на левую часть стены, туда, где обычно выставлял товар для продажи отец Нины Карлос Орантес. Но сегодня Орантес и Нина что-то запаздывали.

Многие крестьяне и торговцы уже расставили и разложили свой товар на отведенной для базара части городской площади. Испытывая некоторое беспокойство, Озо начал разгружать свою повозку. Фрукты, травы, шерсть и окорока он расположил так, чтобы, когда солнце поднимется над городской стеной, они выглядели бы особенно привлекательно. Поросенка схватил за задние ноги, связал их и поставил его в большой ящик. Тот испуганно хрюкал. Сколько Озо ни оглядывался по сторонам, возлюбленной его нигде не было.

Но вот же! Вот и она! Из-за угла появились дребезжащие дроги с коваными колесами, принадлежащие Орантесу. Озо так и просиял. Как она прелестна, его Нина! Правда, на ней было домашнее платье с множеством заплат, но для Озо оно было самым расчудесным платьем в мире. Отца ее сегодня что-то не видно. Нина одна. Озо был сам не свой от счастья. Он заговорит с ней, не ощущая на себе презрительного взгляда Орантеса. Он скажет ей, что...

– Это тот самый баран, что пялится на нашу сестру? – услышал Озо голос за спиной.

Он быстро оглянулся. Перед ним стояли, нагло ухмыляясь, Нинины братья-близнецы. Это у них считается шуткой... Озо не знал, кто именно из братьев. – Антонио или Лупо – отпустил эту шуточку. Он их не различал. Второй близнец, как бы там его ни звали, подбоченился и наморщил лоб:

– Это не простой вопрос, братец, – сказал он и сделал вид, будто задумался. – Я почти уверен, что перед нами и впрямь баран. У него такое дурацкое лицо, что по-другому и не назовешь. Вот только откуда у него, – он прижал ладонь к виску, словно размышляя, – откуда у него такие густые брови?

– Считаешь, что у баранов таких не бывает? – спросил другой, как бы удивившись.

– Нет, и быть не может! Во всяком случае, у нормальных баранов.

– А может, он особенно придурковатый баран? – спросил первый.

– Нет, нет, не в этом дело, – не согласился другой. – Ага, я понял! Такими бровями удобно шевелить траву, прежде чем ее пощиплешь!

– Как это? – для вида удивился первый.

– Ну, опускаешь голову пониже и мотаешь ею туда-сюда, – очень даже просто.

– Хм, наверное ты прав, – согласился с ним первый брат. – Но я знаю только одного с таким уродством на лице – его зовут Озо.

– Точно! – второй хлопнул ладонью по лбу. – Озо! Как это я его сразу не признал?

Оба подошли поближе к тому, над кем издевались.

– Ты – Озо?

– Вы, дурачье, чего?..

– Что такое?! – воскликнули оба в один голос. – Этот баран нам что-то проблеял? – спросил один брат другого.

– Ты что-то проблеял? – спросил тот.

– Да нет, ничего, – Озо опустил глаза. К ним приближалась Нина, и он не хотел предстать перед нею в жалком виде. Кроме того, братья были года на полтора постарше его. В драке с ними ему несдобровать. Нина остановилась на полпути и стала раскладывать на траве товар. Озо быстро сделал несколько шагов в ее сторону.

– Помочь тебе? – спросил он как верный рыцарь.

– Твоей помощи не потребуется, – вмешался один из братьев, – и без тебя справимся.

Они и впрямь живо взялись за дело, и скоро товар был аккуратно разложен. Озо заметил, что сегодня Нина будет торговать примерно тем же, чем и он. Это плохо, когда столько одинакового товара рядом: много не запросишь. Но, может быть, имеет смысл заранее договориться, какую цену назначить. Чтобы один другому ее не сбивал. А заодно и поговорить с Ниной о вещах, куда более важных.

Торговля понемногу оживлялась. Домохозяйки и служанки прогуливались по рядам, прицениваясь к продуктам. Появились и крестьяне, желавшие купить живую птицу. Озо надеялся, что братья скоро оставят его в покое. Только вышло все наоборот. Неожиданно на горизонте появился Орантес. Держался он на ногах не вполне уверенно, но был в отличном настроении. Он, наверное, пришел сюда задолго до Озо, но заглянул в харчевню пропустить стаканчик-другой.

– Ну, вы, банда обманщиков, – заорал он во весь голос. – Продали уже что-нибудь?

– Нет, отец, пока нет, – близнецы притворились невинными овечками. Конечно, все знали: домочадцы побаиваются Орантеса. Вид у него дружелюбный, он даже пошутить любит, но прекословить себе не позволяет. Никто из детей не осмелился бы ему перечить только по той причине, что отец слегка навеселе.

– Мы пока только разложили все как следует, отец, – словно пропела своим ласковым голосом Нина.

– Вот и славно! – воскликнул Орантес и хлопнул в ладоши, как бы говоря: «Хорошо, когда отец в старости может положиться на своих отпрысков!» – Продолжайте, дети, через час-другой я еще загляну сюда. Пока! – и, покачиваясь, удалился.

Озо глядел ему вслед; он много дал бы за то, чтобы сыновья последовали за отцом. Но близнецам, очевидно, было поручено помогать Нине в торговле.

– Что-то народа пока маловато, братец, – сказал один, присев на корточки под стеной.

– Ты прав, – кивнул другой, пристраиваясь рядом. – Давай прикорнем немного, пока людишки сбегутся?..

К удивлению Озо, они оба улеглись на траве, закрыли глаза и через минуту вовсю храпели. Нина стояла у повозки, вытирая тряпочкой фрукты от пыли. У Озо было такое чувство, что она нарочно не смотрит в его сторону. Почему? Опасается чего-то? А если да, то чего? Или, может быть, в ней говорит ее природная стеснительность. Озо вдруг вообразил себя умудренным житейским опытом человеком. Мимо пробежал пес. Вот он разлегся под повозкой Нины. Отфыркался. Потом поднял ногу и помочился под колесом. Не раздумывая, Озо подбежал к повозке и дал кобельку крепкого пинка. Тот заскулил и бросился наутек. Близнецы похрапывали, чмокали губами, но глаз не открывали.

– Бедный песик! За что ты его так?! – реакция Нины оказалась совсем не такой, как ожидал Озо. Вместо того чтобы поблагодарить его, она вздумала защищать приблудного кобелька.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru