Пользовательский поиск

Книга Рыжий Орм. Содержание - Глава 11 О том, как славно поохотились псы Орма

Кол-во голосов: 0

Орм приказал Спофу и еще нескольким воинам оставаться с Людмилой на лесной опушке, а сам бросился в село. Ему навстречу поднялись две другие женщины. Это были жены магистра, как они сказали. Они лежали ничком на земле, и собаки не тронули их.

А в селе уже завязался бой. Люди Улофа бились с разбойниками между двумя домами. Орм услышал, как ему кричали, что Улоф сын Стюре бьется один с несколькими бородачами. Тогда Орм выскочил на них с другой стороны, и в разбойников полетели стрелы. Те повалились на землю, хотя надо сказать, что защищались они отважно. Но вскоре люди Орма ворвались в сами дома и начали биться с теми, кто оказался внутри. Орм увидел, что две его собаки сражены копьями: под себя они успели подмять по разбойнику. Лай других доносился со стороны озера.

Орм наткнулся на Улофа Летнюю Птичку: тот был в крови, и щит его изрубили мечами.

— Людмила спасена, — крикнул ему Орм. — Я укрыл ее в надежном месте.

— Спасибо Христу за это! — выкрикнул в ответ Улоф. — Но где же наш бородач? Оставьте его мне!

Люди Токе получили самый большой отпор со стороны разбойников, ибо именно они приняли на себя первый удар, когда протрубил рог. Но теперь за спиной у разбойников появились отряды Орма и Улофа, подоспевшие на помощь Токе, и завязался жестокий бой. Разбойники отбивались как бешеные. Орм кинулся за угол дома, за одним из них, который спасался бегством. Из дома выскочили человек в кольчуге, с мечом, и второй, лысый, с топором в руках: оба они набросились на Орма. Орм рубанул по кольчуге так, что тот покатился по земле, и успел увернуться от занесенного над ним топора. Но споткнувшись о навозную кучу, он потерял равновесие и упал на спину, увидев, что лысый снова заносит над ним топор. Как сам Орм рассказывал потом, он, падая на землю, вспомнил о битве при Мэлдоне, в которой участвовал когда-то, и о тех щитах, которые накрыли его тогда; при этом он не испытывал никакой радости от того, что следующую ночь проведет уже на небе. Но лысый вдруг вылупил глаза и выпустил из рук топор, а потом упал на колени, да так и замер, неподвижно таращась в одну точку. И когда Орм снова вскочил на ноги, он услышал, как кто-то зовет его по имени. Прямо перед домом он увидел сыновей Соне, которые сидели верхом на своих конях и махали ему луками: это они вовремя помогли ему.

Орм почувствовал бесконечную усталость и оглянулся вокруг. В селе царила суматоха. Кричали женщины, мужчины преследовали друг друга между домами, коровы и свиньи метались туда-сюда, а часть разбойников, которые уцелели, уносили ноги по направлению к озеру. Токе и Свартхёвди подбежали к Орму. По мечу Токе струилась кровь, и он выкрикнул Орму, что давно уже не воевал так славно. Он очень спешил, созывая своих людей, и все они погнались за убегающими разбойниками. А Свартхёвди остался с отцом и позвал своих людей с крыши дома.

Вдруг раздался злобный рев: прямо на Орма несся человек с черной бородой и топором в руках. За ним гнался Улоф Летняя Птичка. Человек этот, завидев Орма, увильнул в сторону, перемахнул через изгородь и побежал дальше. Но Свартхёвди догнал его и ударил в лоб с такой силой, что тот упал.

— Он мой! Он мой! — кричал Улоф Летняя Птичка. Упавший покатился по земле. Улоф настиг его и, схватив меч, обеими руками, пробил ему кольчугу, да так, что тот остался лежать, пригвожденный мечом к земле.

— О Боже! — дважды воскликнул тот страшным голосом, а потом умолк.

— Я выполнил свое обещание, — довольно произнес Улоф.

— Ты думаешь, это тот самый? — спросил Орм. — Узнать его теперь не просто.

— Зато хорошо, что он нацепил на себя украденное, — сказал Улоф, склонившись над убитым. — Вот, посмотри-ка.

На кольчуге блеснуло золото, и Улоф снял его с тела. Это была цепь Альмансура.

— Да, это она, — сказал Орм. — Еще я подумал вот о чем. Кто из этих разбойников вспомнил бы о Боге в последнюю минуту, как не он? Неясно только, чего еще он хотел от Него.

Глава 11

О том, как славно поохотились псы Орма

Некоторым из разбойников безумного магистра удалось уйти на лодках. Однако не всем, ибо воины Орма вместе с собаками долго гнали их вдоль берега. Раненых грабителей они добили, ибо вся эта шайка состояла из злодеев.

Среди людей Орма было убито двадцать три человека, и многие были ранены. Но все решили, что об этом сражении будут помнить долго.

В селе нашлось пиво, и воины забили много свиней. Собрав тела убитых, люди Орма устроили поминальный пир.

Похищенных разбойниками женщин они отпустили на все четыре стороны, с их коровами и прочим добром.

А обе молоденькие служанки Ильвы очень обрадовались своему освобождению. Они сказали, что после бегства Торгунн их держали взаперти. И теперь они хотели только одного — выйти замуж за кого-нибудь из этих мужественных воинов, которые победили разбойников.

Все без устали нахваливали собак. Только двое из них были пробиты копьем.

Согнав коров в одно стадо, Орм сказал, что его собаки сами сумеют пригнать скот домой, ибо к этому они были привычны. Для раненых нашлись лошади. Их усадили в седло, и воины Орма потянулись из опустевшего села, выбрав кратчайшую к дому дорогу, которая пролегала на юг, вдоль озера.

Людмила тоже скакала верхом, и рядом с ней неизменно находился Улоф. Он умолил Орма и Токе не рассказывать его невесте о тех двух молодках, которые согревали его в деревне дреговичей. Те подняли его на смех, сказав, что он, скорее всего, совсем умом тронулся, если надумал говорить о таких глупостях. Но Улоф со всей серьезностью заявил, что он намного старше своей невесты, и ему следует быть осторожным.

Из-за раненых им пришлось передвигаться медленно. Собаки спокойно подгоняли вверенных им коров и вели себя весьма дружелюбно. Если же какая-нибудь корова норовила повернуть назад или в сторону, они быстро преграждали ей путь.

Люди рано остановились на ночлег, позаботившись о раненых, а на следующее утро вновь тронулись в путь вдоль озера, к тому месту, которое исстари называлось Поля Тюра.

Когда-то здесь жили люди, но в старину на полях разгорались большие сражения, и потому они получили такое название.

Рассказывали, что на Полях Тюра пролилось слишком много крови, и потому трава здесь более пышная, чем в других местах. Ни людей, ни их домов тут не осталось.

Когда люди Орма приближались к этим полям, собаки встревожились, и воины начали спрашивать друг у друга, не почуяли ли они медведя. А может быть, это был устойчивый запах крови, еще с тех прошлых боев.

Собаки кинулись в заросли, не заботясь больше о коровах, и внезапно громко залаяли. Лай их уносился все дальше, и было похоже, что они снова ввязались в какой-то бой.

Орму это показалось странным, ибо никаких разбойников поблизости не было видно. Все поспешно взобрались на пригорок, заросшей вереском, чтобы разглядеть получше, куда помчались собаки.

Прямо за зарослями, по правую руку, простиралось открытое поле, и по нему неслись какие-то животные, а за ними по пятам — псы.

— Зубры! — воскликнул один из людей Токе. — Они гонятся за зубрами!

Похоже, собаки приняли зубров за коров и пытались теперь загнать их в свое стадо. Они очень старались, и люди на пригорке видели, как псы пытались повернуть зубров в нужном направлении. Но тем это было не по нраву, и их рев смешивался с лаем собак. В конце концов большинство зубров, сбившись в стадо, исчезло на юге за лесом, по-прежнему преследуемое собаками.

Ничего не поделаешь: воинам самим теперь пришлось подгонять коров. Люди Токе, которые знали больше других об этих зубрах, сказали, что животные в начале зимы иногда забредают на Поля Тюра со стороны Вестергетланда.

Старики почитают их за священных животных, ибо они пасутся на земле этого воинственного бога, и никто не смеет тронуть их. Раньше зубров водилось здесь гораздо больше, но теперь в этих краях, как говорят старики, они появляются только на Полях Тюра, да и то не часто.

113
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru