Пользовательский поиск

Книга Рыжий Орм. Содержание - Глава 7 О том, что случилось у днепровских порогов

Кол-во голосов: 0

— Но у нас совсем не будет пива на обратную дорогу, — сказал Орм.

— Это верно, — сказал Споф, — но оно требовалось только на дорогу сюда. Ибо люди ведут себя так же, как и кони: когда они приближаются к дому, они ускоряют ход и не нуждаются в понукании.

Они заплатили погонщикам быков, причем больше, чем было обещано. Ибо Орм мог проявить скупость по отношению к торговцам, которые были для него хуже разбойников, но не к людям, которые помогли ему. Орм чувствовал, что они уже близко от болгарского золота. Погонщики быков были ему очень благодарны, и прежде чем вернуться назад, они вместе со Спофом и Токе пошли в соседнюю деревню и договорились с ее жителями о том, что путешественники наймут у них быков на обратном пути. Орм приказал своим людям сделать тайник, где они спрятали полозья и прочее, что могло еще пригодиться при возвращении домой. При переправах по суху они истратили три смены полозьев. Телегу Орм прихватил с собой, ибо она могла еще понадобиться у порогов.

Они спустились вниз по реке, мимо рыбацких хижин и бобровых плотин, радуясь тому, как чудесно проходит их путешествие. Река лежала темная и блестящая, а по берегам стоял густой лиственный лес, и люди Орма заметили, что рыба здесь гораздо вкуснее, чем в Западной Двине. Гребцов теперь требовалось немного, так что другие отдыхали, рассказывая друг другу истории, и гадали, не будет ли сражений во время их путешествия.

Река расширялась все больше, и наконец они достигли Днепра. Орм и Токе были согласны в том, что с этой рекой не сравнится ни одна, даже самая большая, река в Андалусии. Но Улоф Летняя Птичка возразил им, сказав, что самая большая река — это Дунай. Однако Споф считал, что самая большая река в мире — Волга, и он многое мог порассказать о своем плавании по этой реке.

Навстречу им попались четыре корабля, которые тяжело, медленно поднимались вверх по реке. Это были купцы из Бирки, которые возвращались домой из Крыма. Они выглядели очень уставшими и сказали, что наторговали они много, но обратный путь для них был очень трудным. У порогов им пришлось сражаться, и они потеряли многих из своих людей. С востока на них двинулись печенеги: они со всеми вступают в бой и не дают пройти по реке. Они сказали еще, что никто не сможет путешествовать на юг дальше Киева, прежде чем печенеги не уберутся с реки и не вернутся в восточные степи.

Орм задумался над их словами и долго хранил молчание, после того как они разошлись на реке с купцами из Бирки.

Глава 7

О том, что случилось у днепровских порогов

Однажды вечером они остановились на ночлег возле деревни, где были и овцы, и мед. После ужина Орм начал совещаться с Улофом и Токе о том, как им быть дальше, — теперь, когда они почти у цели. Они уединились, чтобы поговорить без помех. Вечер был тихий, над водой носились стрекозы, и волны тихо плескались о борт корабля.

Орм был весьма озабочен.

— Нам придется изменить наши планы, — сказал он, — если мы хотим, чтобы все окончилось благополучно. О кладе знаем только мы с вами, а также оба мальчика, и они держат язык за зубами. Больше никто. Команда знает только лишь, что мы держим путь в Киев, чтобы забрать там мое наследство. Даже Спофу я ничего не сказал. Однако теперь нам придется раскрыть, что мы идем к порогам, и что именно там спрятано это наследство. Если мы расскажем людям правду, то весь Киев будет знать об этом, как только мы доберемся туда. Ибо люди, выпившие в порту, будут держать язык за зубами только до третьей кружки, даже если мы пригрозим им смертью. А если о нашем деле прознает сам великий князь и его люди, — с нами приключится беда. Ибо тогда слишком многие захотят, чтобы мы поделились с ними серебром и золотом, а то и вообще решат убить нас и забрать все себе. К тому же мы не знаем, что нас ждет, если у порогов мы столкнемся с печенегами.

Улоф и Токе согласились с ним в том, что здесь есть о чем подумать. Токе хотел знать, как далеко от Киева до Днепровских порогов, и можно ли будет купить еду по дороге туда.

— От Киева до порогов добрых девять дней пути, — сказал Улоф, — но лучше спросить об этом Спофа. Когда я плавал туда раньше, мы выменивали еду у пастухов, к тому же нам навстречу попалась богатая деревня северян. Но может статься, теперь все изменилось, раз здесь так неспокойно.

— Было бы неразумно прийти в Киев, не сказав своим людям о цели нашей поездки, — сказал Токе. — Ибо в этом городе их может привлечь очень многое, и они откажутся плыть дальше.

— Худшее в том, что великий князь захочет оставить многих из наших людей при себе, если не всех, — сказал Улоф. — Я был на службе у великого князя Владимира и знаю, что такое Киев. Князь всегда щедро платит своим воинам, а если сейчас у него в землях неспокойно, то он заплатит еще больше. У него в дружине всегда были скандинавы. Он считает их своими лучшими воинами, — и это действительно так, — и высоко ценит их, после того как свеи помогли ему в юности сделаться князем. Да и сам его род ведет свое происхождение от свеев. Он сумеет уговорить скандинавов остаться у него в Киеве, даже если они не сразу соблазнятся его золотом.

Орм кивнул и задумался, глядя в воду.

— Да, не нужно нам останавливаться в Киеве у великого князя Владимира, — сказал наконец он. — Хотя слава его столь велика, а мудрость столь прославлена, что стыдно было бы проплыть мимо его города и не погостить у него. Наверное, он может сравниться только с самим королем Харальдом. Говорят, что его почитают как святого, хотя путь его к святости был долог. Но нам прежде всего надо подумать о том, что для нас важнее всего. Нам надо найти клад. И когда мы найдем его, нам нужно будет в целости и сохранности довезти его до дома. Я думаю, что и вы думаете то же самое, а значит, самое разумное для нас — это отправиться прямо к порогам.

— Пусть будет так, — сказал Токе. — Но неплохо было бы послушать, что скажет Споф. Все-таки он знает дорогу лучше всех нас и, возможно, подскажет, что делать с этими печенегами.

Все согласились с Ормом и позвали к себе Спофа. Орм поведал ему о кладе.

— Об этом я не сказал тебе с самого начала, — заявил Орм. — Ибо я недостаточно хорошо еще знал тебя. Но теперь я вижу, что ты человек достойный.

— В таком случае, путешествие будет гораздо длиннее, чем я думал, — ответил Споф, — и много опаснее. Ты посчитал, что я запросил слишком большое жалование, но если бы я знал, что мы держим путь к порогам, то запросил бы еще больше.

— Я тебя не обижу, — сказал Орм. — За переход к порогам ты получишь столько, сколько пожелаешь. И вот при этих свидетелях, Токе сыне Грогулле и Улофе сыне Стюре, я обещаю тебе, что ты получишь еще долю из клада, если нам повезет найти его.

— Тогда я согласен, — заявил Споф. — Мы, гуты, довольны, когда знаем, что нас не обидят.

Споф, как и остальные, посоветовал идти прямо к порогам.

— С провиантом все будет в порядке, — сказал он. — Вниз по реке еда стоит дешевле. Я выменял там пять жирных свиней за один топор, да еще получил мешок гречихи в придачу. Деревни там богатые, — и вокруг Киева, и дальше, — еды нам хватит до самых порогов и обратно. И лучше, если ты будешь покупать потребное тебе за серебро, как делал до сих пор. Было бы неразумно захватывать добычу силой. Ибо тогда дело для нас обернется плохо, когда мы будем возвращаться той же дорогой обратно.

Орм ответил, что серебро у него пока есть, хотя уже и не так много, как раньше.

— Сложнее всего с печенегами, — продолжал Споф. — Может получиться так, что мы будем вынуждены откупиться от них. А может они и вовсе не захотят отпускать нас. Хорошо, если бы ты сказал мне, на каком берегу лежит твой клад, и как далеко от порогов.

— Лежит он на восточной стороне, — сказал Орм, — между вторым и третьим порогом, если считать с юга. Но о самом месте я скажу вам только тогда, когда прибудем туда.

— Значит, нам предстоит преодолеть еще добрый кусок пути, — сказал Споф. — Будет лучше, если мы приплывем туда ночью. И хорошо еще, чтобы с нами был кто-нибудь, кто понимает язык печенегов.

103
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru