Пользовательский поиск

Книга Рыжий Орм. Содержание - Глава 4 О том, как было решено отправиться за золотом

Кол-во голосов: 0

Глава 4

О том, как было решено отправиться за золотом

Услышав начало истории о золоте, Орм послал своего человека за Токе.

— Расскажи ему о кладе, — напутствовал он слугу, — да прибавь еще, что я хочу посоветоваться с ним о поездке на восток, за этим кладом. Пусть он поторапливается ко мне.

Токе не заставил себя долго ждать, и едва Аре со священником завершили рассказ, как он уже пожаловал в Овсянку, сгорая от нетерпения подробнее узнать, в чем там дело. После того, как дорогого гостя усадили за стол и налили ему пива, он сказал:

Вьется парус,
Стонут весла,
Клад восточный
Мы отыщем.
Путь далекий
Мне по нраву:
Запах моря,
Киль смоленый.

Орм задумался и ответил на это:

Сорок лет и зрелый разум
Сохранят от заблуждений.
Нам совет держать бы надо
о далекой Гардарики.[28]

— Клад этот необычайно большой, — прибавил он, — и я никогда еще не пребывал в такой нерешительности. Ильва ничего не хочет мне советовать. Она говорит, что я сам должен решить, что мне делать, и говорит она так нечасто. А потому я призвал на помощь тебя. Здесь сидит и Улоф Летняя Птичка, он сам бывал на Востоке, и человек этот очень разумный. Но в важном деле трое будут лучше двух.

Токе услышал о судьбе Аре и о болгарском золоте. И только о том месте, в котором спрятан клад, Орм ничего не сказал.

— Об этом я пока умолчу, прежде чем мы не доберемся до этого места, — сказал он. — Ибо золото может принести большие несчастья. И если я скажу заранее, где лежит клад, то об этом могут прослышать и другие, и тогда кто-нибудь опередит нас. Золото это должно быть добыто мной, ибо это мое наследство от Аре, который считает себя погибшим. Но с теми, кто поможет мне в этой поездке, я щедро поделюсь, когда мы вернемся домой. С тех пор, как я услышал об этом золоте, я потерял покой и едва могу уснуть. Но больше всего меня огорчает, что придется очень долго отсутствовать дома, и я буду беспокоиться о домочадцах и хозяйстве. Еще тревожит меня вопрос о деньгах. Сколько потребуется на то, чтобы купить себе хороший корабль для такого путешествия и чтобы нанять команду. А ведь если кто-нибудь найдет клад раньше меня, то я только напрасно потрачу свои деньги.

Токе решительно заявил, что он готов сопровождать Орма в этом путешествии.

— Мой тебе хороший совет, Орм: ты должен ехать, — сказал он. — Иначе ты только и будешь делать, что думать да размышлять об этом золоте, сидя здесь, дома, перестанешь есть и спать и совсем лишишься покоя. И можешь додуматься до того, что потеряешь разум. Твое назначение — в том, чтобы добыть этот клад. Конечно, нам предстоит долгое путешествие, но ради таких богатств стоит постараться. Торговля шкурами у меня идет плохо, а жена ждет ребенка. Так что я последую за тобой без раздумий.

— Вот и Рапп тоже советует мне ехать, — сказал Орм, — правда, он думал, что я возьму его с собой. Когда же я сказал ему, что он останется здесь и будет присматривать за хозяйством, он задумался и посоветовал мне забыть о золоте и сидеть дома. Брат Виллибальд тоже советует со своей колокольни: он говорит, что я и так уже достаточно богат, да и староват, пожалуй, для того чтобы больше думать о земном богатстве, чем о небесном. Но мне трудно следовать его советам.

— Священник тут не прав, — сказал Токе, — какова бы ни была его мудрость во всем остальном. Ибо таков человек, что он думает все больше о золоте и богатстве, чем старше становится. Таков был и король Харальд, и моя жена рассказывала мне об этом. А он-то уж был самым мудрым из смертных, хотя я его однажды и обманул. Да и сам я с каждым годом озлобляюсь все больше на готландских купцов с Кальмарсунда, даже если они платят мне за шкуры не меньше, чем прежде.

— Все-таки годы берут свое, — сказал Орм, — и я не знаю, смогу ли я выдержать долгое плавание столь же хорошо, как бывало раньше.

— Я старше тебя, — сказал Токе, — но годы мне не помеха. Не так много времени прошло с тех пор, как ты уложил двух берсерков одной метлой. Это был поистине подвиг, и я думаю, что молодость еще бродит в тебе, даже если ты сам себе не веришь. Я слышал, что берсерки схватились из-за твоей дочери Людмилы. После того случая женщины завидуют ей, а мужчины ходят вокруг табунами. Хотел бы я знать, что ты, Улоф, посоветуешь в этом деле.

— Мы много говорили с Ормом об этом, — задумчиво произнес Улоф. — И я сомневаюсь не меньше его, так что вряд ли смогу что-то посоветовать. Я знаю лучше других, как долог этот путь и сколько опасностей нас поджидает. Но на хорошем корабле и со славной командой многое можно будет преодолеть. Орм хочет, чтобы я поехал с ним, но у меня есть свои сложности. Хотя это и правда, что я могу пригодиться в пути, ибо хорошо знаю дорогу к Константинополю и большую реку. Я подумал еще кое о чем и могу предложить вот что: ты должен отправиться за золотом, Орм. И я поеду с тобой, но взамен ты отдашь мне в жены свою дочь Людмилу.

Орм удивленно уставился на него.

— Что я говорил? — засмеялся Токе. — Вот тебе, первый из толпы женихов.

— Но ведь у тебя уже есть жена, — сказал наконец Орм.

— И даже две, — ответил Улоф, — ибо таков обычай среди хёвдингов. Но если ты отдашь за меня свою дочь, то я прогоню ихобеих.

— Лучшего зятя мне не найти, — задумчиво произнес Орм, — и пожалуй, лучше выдать ее замуж, чем дожидаться, когда из-за нее будут биться другие берсерки. Но дело надо обдумать. Ты говорил об этом с моими женщинами?

— Было бы худо, если бы я поговорил с ними прежде, чем с тобой. Но я думаю, что Ильва не будет против. Она, как и ты, знает, что я самый богатый хёвдинг по всем Финведене, что у меня семь раз по два десятка коров, да еще телки, и что я принадлежу к древнему роду.

— О своем роде я говорить не буду, — сказал Орм, — хотя может статься, он будет лучше многих и многих других. Ибо я родич Ивара Широкие Объятия, и его имя носит мой младший сын. Но дочь моя — внучка короля Харальда, так что другой такой жены ты не найдешь себе во всем Смоланде. А потому я считаю, что ты должен отослать своих жен со двора гораздо дальше, если хочешь жениться на моей дочери. И ты с ней не поладишь, если потом не будешь любить только ее одну.

— Она достойна этой чести, — ответил Улоф, — и я сам уже заметил, что мир в доме нарушается, если у мужа больше одной женщины. Для меня большая радость узнать, что ты не отвергаешь моего сватовства, и я благодарю тебя за это.

— Не торопись с благодарностью, — сказал Орм, — сперва давай узнаем, что думает Ильва. В доме решаю я, но разумно послушать и совет жены в подобных вещах.

Ильву позвали на совет, и когда она узнала о сватовстве, она не выказала особенного удивления.

— Такому жениху отказывать негоже, — сказала она. — Ибо ты, Улоф, и богат, и знатен, так что вряд ли можно найти подобного тебе в наших краях. И к тому же ты человек разумный, а я всегда ценю это. Правда, если бы ты был умнее, ты посватался бы к Оддни, ибо она мягкого нрава и послушная, да и хороша собой не менее сестры. Но в подобных случаях мужчина поступает так, как хочет, и ничего лучше он не придумает. Для меня удобнее, что ты выбрал себе Людмилу, ибо она строптива и непослушна. Но такой нрав, как у нее, может смягчиться, когда над ней будет стоять муж.

— Это так, — сказал Токе, — и все же о девочке нельзя сказать ничего плохого. Нрав у нее не хуже, чем у тебя в те времена, когда мы впервые увидели тебя при королевском дворе. И тем не менее вскоре ты стала послушной, так что я никогда не слышал, чтобы Орм пожаловался на тебя.

вернуться

28

Гардарики — «страна городов», — так называется в сагах и рунических письменах Русь.

95
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru