Пользовательский поиск

Книга Рыжий Орм. Содержание - Глава 5 О том, как праздновали крестины и как первые смоландцы приняли святое крещение

Кол-во голосов: 0

— Никто из моего рода не был крещен, — продолжал Эстен. — Крещены были только наши рабы.

— Тебе следовало бы знать, — сказал на это Орм, — что сам Христос говорил, что всем надо креститься, и смоландцам тоже. Спроси вот у брата Виллибальда.

— Он говорил так, — подхватил Виллибальд. — Идите в мир и несите Благую весть всем народам и крестите их. И Он сказал вот еще что: тот, кто верует и крестится, тот спасен будет; а тот, кто не верует, пойдет в царство смерти богини Хель.

— Послушай-ка, что я тебе еще скажу, — добавил Орм:

К богине Хель пойдешь ты безголовым.
Или омоешься в святой воде.

— Велик твой грех, и злоба твоя черна, — проговорил брат Виллибальд. — Но так обстоит дело со многими в этой стране. И если ты примешь святое крещение, то, может, будешь причислен к добрым; из милости Божией, когда Он придет с неба в своей славе и будет судить всех людей. А до того времени совсем недалеко.

— И ты должен еще знать, — сказал Орм, — что когда ты будешь крещен, то рука Божия будет поддерживать тебя всегда в твоей жизни. А рука его сильна, и ты сам уже убедился в этом, когда посетил меня. У меня никогда так хорошо не шли дела, как после того, как я начал держаться учения Христова. Все, что тебе требуется, — это отречься от старых богов и сказать: нет Бога, кроме Бога, и Христос — пророк его.

— Не пророк, а сын Божий, — строго поправил его брат Виллибальд.

— Сын Божий, — поспешил поправиться Орм. — Так и есть. Я знаю это. Просто я заторопился, и язык мой повернулся неправильно, и все из-за того ложного учения, которого я держался у господина Альмансура из Кордовы, когда я служил у него в Андалусии. Но это было давно, и вот пошел уже четвертый год, как меня крестил святой епископ в Англии; и с тех пор Христос — моя главная сила. Он сокрушает моих врагов, так что против меня бессильны не только такие воины, как ты, но и сам король Свейн; и еще во многом другом помогает мне Бог. Я родился счастливым, но все равно вижу разницу до и после крещения.

— Здесь я ничего не могу сказать, — ответил Эстен, — ты действительно удачливее меня.

— Но стал-то я удачливее только после того, как крестился, — сказал Орм. — Ибо с самого начала, когда я знал только старых богов, часто терпел я большую нужду, а два года был я рабом на корабле Альмансура, прикованным железной цепью к скамье. Правда и то, что я завладел вот этим мечом, который ты видишь у меня; это самое мощное оружие, и даже Стюрбьерн, который лучше всех разбирается в мечах и который держал мой меч в руке, когда был у короля Харальда, сказал, что ничего лучше он в своей жизни не видывал; но вряд ли я могу назвать этот меч наградой за свои труды. Потом я держался учения андалусцев, как было приказано мне моим господином Альмансуром. И тогда я приобрел ожерелье, которое славилось своей ценностью. Но из-за этого ожерелья я получил смертельную рану в поединке у короля Харальда и чуть не умер, хотя на мне и была отличная андалусская кольчуга; и если бы мне не помог этот ученый священник, то я бы давно был мертв. И потом, наконец, я принял святое крещение и стал рабом Христовым. И вот тогда-то я и получил в жены дочь короля Харальда, и это главное из моих сокровищ. И теперь ты своими глазами увидел, как мне помогает Христос, когда ты пожаловал ко мне на двор со своим товаром. Так что если ты разумный человек, то должен понять: ты ничего не потеряешь при крещении, и наоборот, только многое приобретешь, даже если ты и не считаешь слишком большим приобретением то, что твоя голова останется у тебя на плечах.

Это было самой длинной проповедью, которую когда-либо слышали из уст Орма; и брат Виллибальд сказал ему потом, что она была вовсе не плохой, учитывая то, что Орм был не очень-то сведущ в проповедях.

Эстен некоторое время размышлял, а потом сказал:

— Если все, что ты говоришь, — правда, то я согласен с тобой в том, что христианское учение не причинило тебе вреда, и даже наоборот, пошло на пользу; ибо получить в жены дочь короля Харальда — это действительно много, да и у меня ты отобрал немало. Но всем этим не могут похвастаться крещеные рабы у нас дома. И что выйдет из этого у меня, я тоже не знаю в точности. Я хочу теперь знать одно: если я уступлю тебе, что ты сделаешь со мной после крещения?

— Я отпущу тебя и позволю уехать, — сказал Орм. — И твоим людям вместе с тобой.

Эстен посмотрел на него с недоверием, но в конце концов согласился.

— Когда ты повторишь свое обещание перед всеми нами, тогда я поверю тебе, — сказал он. — И пусть тогда будет по-твоему. Но тебе-то что за выгода, если я буду крещен? Не могу я понять тебя.

— Никакой нет мне выгоды, — ответил Орм, — кроме того, что я принесу радость Богу и Сыну Его за то, что они сделали для меня.

Глава 5

О том, как праздновали крестины и как первые смоландцы приняли святое крещение

Когда зароились пчелы и прошел первый сенокос, подоспело время праздновать крестины в доме Орма. Пир продолжался три дня, как и решил Орм, и с самого начала было понятно, что пир этот знаменательный; на нем ни разу не было пущено в ход оружие, хотя все гости напивались по вечерам так, как только можно было желать на пиру знатного человека. Единственным огорчением стало поведение двух молодых людей в первый же вечер, когда они перебрали с непривычки и пошли поиграть с большими сторожевыми собаками. Один из парней убежал от псов целым и невредимым, отделавшись лишь царапинами да порванной одеждой; зато другой, крича, повалился наземь и был избавлен хозяйками дома, которых слушались псы. Руки у несчастного были искусаны, и он лишился одного глаза. Все долго смеялись над этим событием, а собаки превозносились как краса всей округи. Но больше с ними никто уже не заигрывал.

Оса с Ильвой хлопотали, устраивая на ночлег гостей: разместить их было непросто, ибо на пир пожаловало больше людей, чем ожидалось, и с родителями приехали взрослые дети. И хотя многие из стариков засыпали по вечерам на той же скамье, на которой сидели, или прямо на полу, и так там и лежали всю ночь, и все равно было тесновато. Молодежь чувствовала себя вольготно; ибо девушки ложились спать на одном сеновале, а юноши — на другом, где было чудесное, свежескошенное сено. И хотя многие будто ошибались сеновалом и ночевали в неположенном месте, — все оставались довольны. А наутро девушки чинно шептались со своими матерями о том, что ошиблись сеновалом, и получали наказ беречься в следующую ночь, чтобы не получилось так, что кто-то другой наткнется на них в потемках: ведь такие ошибки плохо кончаются; и еще много потом переговоров велось между родителями молодых, так что к концу пира были уже решены семь или восемь свадеб. Все это радовало Орма и Ильву, ведь это значило, что гости довольны их пиром, — как молодежь, так и старики; а брат Виллибальд только ворчал себе под нос, не высказываясь, впрочем, вслух.

Но между тем как раз святой отец и собирался кое-что сказать на этом пиру; и в самый же первый день, когда все расселись на скамьях в церкви и гостей обносили пивом, он зажег перед алтарем, где высился крест, три прекрасные восковые свечи, изготовленные им вместе с Осой, и обратился к собравшимся со словами о том святом месте, в котором они находятся.

— И Бог, царящий здесь, — сказал он, — единый истинный, — это Бог мудрости, силы и счастья; а дом его, в котором вы сидите, дом Мира. Ибо только с Богом человек пребывает в мире, и мир посылается Богом каждому, кто приходит к Нему. Вы пожаловали сюда из тьмы предрассудков и суеверий, чтобы хоть на мгновение оказаться рядом с истинным Богом; и в эту же тьму вы вернетесь, когда выйдете отсюда, чтобы пребывать в грехе и скверне, до тех пор пока дни вашей жизни не будут сочтены и вы не окажетесь посторонними Богу. Но и вам оказывает милость Христос, Сын Божий хотя вы и противитесь Ему ежедневно, и потому вы смогли прийти в Его дом. Ибо Он поистине хочет всем спасения, и когда Он ходил и учил на земле, то Он однажды превратил воду в вино, чтобы доставить своим ученикам радость. Но теперь время Его милости подходит к концу для тех, кто отворачивается от Бога; и когда они познают гнев Божий, то им придется плохо, — хуже, чем тому воину, о котором сказано в висе, что он закончил свою жизнь в яме со змеями. И вам следует понять, что лучше всего не оказаться среди таких нeчecтивцев. И еще говорил Он всем людям, что они должны войти в Царство Божие и стать рабами Христовыми через святое крещение; а те, кто не пожелает сделать этого, пусть пеняют на себя.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru