Пользовательский поиск

Книга Рыжий Орм. Содержание - Глава 3 О том, как пришли незнакомцы с солью и как король Свейн ошибся головой

Кол-во голосов: 0

Старик сидел и угощался простоквашей, покрошив в нее хлеб; он качал головой, слушая Осу.

— Соль лучше всего, — сказал он. — Человек должен есть как можно больше соли; она приносит здоровье, силы и долгую жизнь. Выводит болезни из тела и очищает кровь. Все любят соль. Ну-ка, смотрите!

Близнецы стояли рядом, держась за руки, и серьезно смотрели на Уле. Он достал из-за пояса два кусочка соли, протянул их малышам и дружелюбно закудахтал. Дети нерешительно приблизились, а потом взяли у него кусочки и тотчас принялись сосать их.

— Ну вот, — сказал довольно старик, — так-то. Никто не откажется от соли.

Но когда он, наконец, насытился и отведал пива, и рассказал все новости, и Ильва уже приготовилась купить у него соль, оказалось, что у него почти не осталось запасов соли: почти ничего из белой, которую называют царской солью и которую Орм хотел прикупить для крестин. Только немного коричневой.

Оса пригрозила ему:

— Тебе следовало бы сказать об этом с самого начала, — обиделась она. — Тогда бы я повременила с угощением. Вечно я забываю, что старики, тролли и старые бычки похожи между собой: и чем только набита у них голова?

Но Уле наелся и сидел довольный, и ответил, что выход всегда найдется.

— Сюда держат путь еще другие торговцы, — сказал он. — Вчера я как раз проходил мимо них, когда они отдыхали в Еклидене. Их одиннадцать человек и мальчик, и еще четырнадцать лошадей. У них есть и гвозди, и сукно, и соль. Они сказали, что едут через Длинные Бревна прямо в Смоланд. Мне они незнакомы, хотя я думал, что знаю всех людей в этих краях; но я старею, а здесь появляются новые люди. Они направляются сюда, это я знаю точно. Ибо их хёвдинг расспрашивал о тебе, Орм.

Орм прилег было отдохнуть, но теперь вышел к старику послушать, что он говорит.

— Обо мне? — спросил Орм. — Кто же этот человек?

— Он назвался Эстен из Эрестада, из Финведена, и в этих краях он никогда раньше не бывал. Он долго странствовал по морю, был в чужеземных странах, а теперь занялся торговлей, чтобы с прибылью вернуться домой.

— Почему же он спрашивал обо мне? — спросил Орм.

— Он слышал, что ты знатный и богатый человек, а к таким людям торговцы любят наведываться. У него в тюках есть еще и серебряные украшения, как он сам сказал, а также хорошие стрелы и тетива.

— И что же, он спрашивал только обо мне? — продолжал Орм.

— Он хотел еще узнать, кто из других богатых людей живет в этих краях и кто покупает не торгуясь. Но больше всего разговоров велось о тебе, ибо он слышал о твоем богатстве.

Орм помолчал немного, задумавшись.

— Ты говоришь, их одиннадцать человек? — спросил он наконец.

— И еще один мальчик, маленький. Чтобы охранять такую поклажу, нужны крепкие люди, а мальчик помогает с лошадьми.

— Может быть, — сказал Орм, — но, пожалуй, хорошо оказаться предупрежденным вовремя, когда к тебе едут столь многочисленные незнакомцы.

— Я не заметил в нем ничего плохого, — сказал Уле. — И он, вероятно, храбрец, ибо когда я сказал, что у тебя в доме живет священник, его это нисколько не смутило.

Все рассмеялись.

— Почему ты боишься священника? — спросил Орм.

Но старик не нашел, что ответить; он только качал головой, с хитрым видом, и тихо бормотал, что он не так-то глуп и знает, что эти люди хуже троллей. Потом он заторопился в путь.

— Через семь недель у меня будут крестины, — сказал ему Орм на прощанье. — И если ты еще будешь в этих местах, то милости просим, ибо может статься, что сегодня ты оказал мне добрую услугу.

Глава 3

О том, как пришли незнакомцы с солью и как король Свейн ошибся головой

На следующий вечер обоз с незнакомцами подъехал к Овсянке. Пошел дождь, люди и лошади остановились у ворот, а один из путников выступил вперед и позвал Орма, прося о ночлеге. Собаки вовремя залаяли, и Орм вышел к воротам вместе с Раппом, священником и еще пятерыми слугами; все они были хорошо вооружены, кроме брата Виллибальда. Незнакомец, стоявший у ворот, был высоким худощавым человеком, закутанным в белый плащ. Он смахнул дождевые капли с лица и сказал:

— Этакий дождь всегда некстати для торговцев, ибо ни тюки, ни кожаные сумки не спасают от него, а у меня соль и ткани: такой товар не терпит влаги. Хотя я и незнаком тебе, Орм, я прошу приютить меня и моих людей с поклажей. Я не какой-нибудь бродяга. Меня зовут Эстен сын Угге, я из Эрестада в Финведене, из рода Длинного Грима, а моим дядей был Спор Мудрый, о котором все слышали.

Орм внимательно смотрел на него, пока тот говорил.

— С тобой много людей, — сказал он.

— А я иногда подумываю, что маловато, — ответил Эстен. — Ведь у меня ценная поклажа, а в этих краях быть торговцем небезопасно. Но до сих пор все шло благополучно, и да будет так и в дальнейшем; может статься, у меня найдется то, что ты или твоя жена захотят купить.

— Ты крещеный? — спросил его брат Виллибальд.

— Нет-нет, — поспешно ответил Эстен. — Ни я, ни остальные. Мы все честные люди.

— Ты, наверное, не понимаешь, что говоришь, — строго сказал Орм. — Здесь все крещеные, и с тобой говорил священник Христов.

— Об этом чужеземцу узнать не так-то легко, — уступчиво промолвил Эстен. — Теперь я припоминаю, что проводник сказал мне, что здесь на дворе имеется священник. Я совсем позабыл об этом, ибо тот человек больше всего рассказывал о тебе, Орм, о твоем гостеприимстве и доброй славе.

Дождь усилился, и вдали послышались раскаты грома. Эстен посматривал на свой обоз и казался озабоченным.

Его люди в ожидании стояли возле лошадей, повернувшись спинами к ветру и надвинув капюшоны на головы, а дождь падал сплошной завесой.

Рапп усмехнулся.

— Похоже, можно будет купить теперь соль по дешевой цене, — сказал он.

А Орм проговорил:

— Наверное, ты из славного рода, смоландец, и я не хочу подозревать тебя в злом умысле; однако одиннадцать вооруженных людей, которые хотят заночевать в моем доме, — это многовато, хотя мне и не хочется быть нерадушным хозяином. Думаю, ты не обидишься на меня за то, что я говорю тебе это. Выбирай сам: либо поезжай дальше и ищи себе ночлега в другом месте, либо переночуй у меня в бане, со своими людьми и всем прочим, но оружие вам придется отдать мне здесь же, у ворот.

— Непростые условия, — сказал Эстен, — ибо тем самым я вручаю и себя, и свое богатство в твои руки, а такое вряд ли кто захочет сделать. Но мне кажется, ты человек честный, чтобы замышлять что-то плохое, и выбирать не приходится. Так что пусть будет так, как ты сказал.

И с этими словами он снял свой меч и оставил его, крикнув своим людям, чтобы они поторопились перетащить поклажу под крышу. Все засуетились, снимая с себя оружие, прежде чем войти на двор. Лошадей стреножили на лужке у речки, ибо там в это время года волки им не угрожали.

Когда все разместились, Орм предложил незнакомцам еду и пиво. А потом он договорился с Эстеном и о соли, и о сукне, и увидел, что тот порядочный торговец, который не просит за свои товары немыслимую цену, а действует весьма разумно.

Все единодушно выпили за покупку, а потом Эстен и его люди сказали, что слишком утомились за долгий день; они поблагодарили за угощение и отправились спать.

Непогода усилилась, и через некоторое время послышалось мычание коров, которые стояли в загоне возле дома. Рапп вместе со скотником вышли посмотреть, в чем там дело. Было темно, лишь изредка сверкала в небе молния, и Рапп со скотником обошли вокруг загона и убедились, что все в целости и сохранности. Как вдруг из темноты их позвал тоненький голос:

— Это ты, Рыжий Орм?

— Нет, — ответил Рапп. — Но я его друг. Чего ты хочешь от него? При свете молнии он увидел, что это маленький мальчик, который пришел сюда вместе с торговцами.

— Я хочу узнать, что он даст мне за свою голову? — сказал мальчик. Рапп быстро нагнулся и схватил его за руку.

— А ты что за птица? — сказал он.

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru