Пользовательский поиск

Книга Рыжий Орм. Содержание - Глава 4 Как брат Виллибальд учил короля Свейна слову Писания

Кол-во голосов: 0

После крещения Гудмунд и Орм предстали перед королем. Он подарил каждому по золотому кольцу, с пожеланием, чтобы Бог отныне всегда был с ними, и захотел немедля показать им своих медведей, которые стали плясать заметно лучше.

На другой день всем новокрещеным королевский писарь и казначей выдали серебро, и всех охватила большая радость. Меньшей была радость среди людей Орма, которые должны были заплатить ему по два эре за свое крещение, но никто не выбрал более дешевый путь — поединок.

— На это я построю дома церковь, — сказал он, убирая деньги в шкатулку.

Потом он отложил пятнадцать марок в кошель и отправился с ними к епископу Лондонскому и получил его благословение, а сразу после полудня на корабль Орма пришел Гудмунд с тем же кошелем в руке, очень пьяный и добродушный. Он сказал, что уже пересчитал и упаковал все, что ему причитается, и что это была тяжелая работа на целый день.

— И я думал над твоими словами, — сказал он, — ты правильно говоришь, что с моим достоинством я не могу подарить тебе всего пять марок. Вот тебе вместо того пятнадцать, это мне больше подобает, тем более что Стюрбьёрна тут нет.

Орм сказал, что не ожидал, но не станет отвергать дар такого человека. В ответ он отдал Гудмунду свой андалусский щит, тот самый, что; был у него в поединке с Сигтрюггом в палатах короля Харальда.

Ильва сказала, что рада видеть, как Орм заботливо собирает серебро, ибо сама она, как ей кажется, не слишком в этом прилежна, а ей сдается, что детей у них будет много.

В тот вечер Орм и Ильва на прощание сидели у епископа Поппона: надо было торопиться в обратный путь. Ильва плакала, и ей казалось тяжким расставаться с епископом, которого она называла вторым отцом, и у него самого выступили слезы на глазах.

— Будь я менее слаб, — сказал он, — я поехал бы с вами, ибо в Сконе наверняка бы пригодился. Но эти старые кости ничего уже не в силах.

— Ты обрел в Виллибальде дельного человека, — сказал Орм, — и с ним мы с Ильвой хорошо поладим. Было бы хорошим делом, если бы он мог поехать с нами, дабы укрепить нас в христианской вере, а может, и остальных тоже. Жаль, что ему плохо кажется у норманнов.

Епископ сказал, что Виллибальд самый умный из его священников и все, что он делает, всегда полезно.

— Он лучше всех обращает безбожников, — сказал он, — хоть и немало ворчит насчет греха и слабости, в своем великом рвении и усердии. Наилучшим будет спросить его самого об этом; ибо не дам вам священника против его воли.

Когда Виллибальд вошел и понял, о чем речь, то спросил досадливо, когда они думают уезжать. Орм отвечал, что уже завтра, если погода продержится.

Брат Виллибальд покачал головой.

— Плохо, что дали мне так мало времени, чтобы привести все в порядок, — сказал он. — Я хотел бы иметь побольше мазей и снадобий, когда отправлюсь в страну мрака и насильников. Но я управлюсь с Божьей помощью, если потороплюсь, ибо с вами обоими я поеду охотно.

Глава 4

Как брат Виллибальд учил короля Свейна слову Писания

Орм пошел к Гудмунду и попросил его передать Торкелю, что не вернется в войско, а решил плыть домой один. Гудмунд загрустил и попытался отговорить его, но Орм сказал, что удача его в последнее время слишком хороша, чтобы продолжаться долго.

— В этой стране у меня дел не осталось, — сказал он. — И будь у тебя самого на борту такая женщина, как Ильва, ты бы имел мало охоты высаживать ее среди целого войска сидящих без дела мужчин, распускающих языки вслед каждой увиденной женщине. Для меня было бы тогда многовато драки, а я хочу пожить в мире, с нею вместе. И сама она желает того же.

Гудмунд согласился, что любой мужчина станет как безумный, поглядев на Ильву, хотя бы и совсем недолго. И если подумать, то и ему самому тоже хотелось бы теперь же отплыть домой в Бровикен, потому что ему как-то неспокойно со всем серебром на борту, но он должен вернуться к остальным своим людям и к Торкелю с Йостейном, с известием насчет того, как будет с серебром.

— Моих людей тут теперь разоряют пронырливые женщины, — сказал он, — что сбегаются стаями на их богатства и выгребают у них серебро из штанов и фуфаек, сперва как следует их напоив. Поэтому лучше, если я поплыву теперь же вместе с тобой, если только сумею собрать народ вовремя.

Они пошли к королю Этельреду и архиепископу и попрощались с ними и смогли увидеть, как превосходно пляшут медведи на задних лапах. Потом затрубили рога, люди сели на весла, где многим было поначалу неловко от усталости и выпитого. Они быстро пошли вниз по течению, и сторожевое судно на сей раз не преградило им пути, хотя команды и обменялись многими добрыми советами. На ночь встали близ устья, и тут Гудмунд и Орм расстались, и далее каждый двинулся своей дорогой.

Ильва хорошо переносила качку, но все-таки желала, чтобы путешествие не было долгим, ибо на корабле ей казалось тесно. Орм уверил ее, что в эту пору погода обычно хорошая и вряд ли их задержит.

— А то еще у нас есть дело на каменистом пригорке близ Йеллинге, — сказал он, — а это крюк небольшой.

Ильва колебалась, умно ли будет забрать ожерелье теперь же, когда никто не знает, ни каково теперь в Ютландии, ни кто теперь сидит в Йеллинге. Но Орм сказал, что хотелось бы заодно управиться со всем.

— И кто бы ни правил теперь в Йеллинге, — сказал он, — будь то хоть король Свейн, хоть король Эрик, менее всего вероятно, чтобы он там сидел в такое время года, когда все конунги обычно дерутся. Мы сойдем на берег ночью, и если все пойдет как надо, нам никто не помешает.

Брату Виллибальду на борту нравилось, хоть он и не смог пока найти для себя заболевших. Он охотно сидел рядом с Раппом, когда

тот стоял у кормила, и расспрашивал его о странах Юга и о его приключениях там, и хотя у Раппа никогда не бывало многих слов наготове, было заметно, что эти двое делаются приятелями.

Они обогнули оконечность Ютландии и пошли на юг вдоль побережья, не встретив на пути ни одного корабля, но тут поднялся встречный ветер, и грести стало тяжело, так что им даже пришлось пристать к берегу дождаться погоды. В ночной темноте они шли на веслах к устью реки у Йеллинге, но уже начало светать, когда Орм велел поставить корабль вблизи берега. Он распорядился, чтобы с ним пошел брат Виллибальд с двумя проверенными людьми; Ильву же оставил на корабле. Она не была этим довольна, но он сказал, что так нужно.

— В таких делах мне решать, — сказал он, — кто бы что ни говорил. Брат Виллибальд знает то место так же хорошо, как ты, а если мы кого-нибудь встретим и будет бой, теперь, когда уже рассветает, лучше тебе быть тут. Мы скоро вернемся.

Они вышли на берег у королевской усадьбы и дальше пошли напрямик полями, чуть левее. Брат Виллибальд сказал, что осталось совсем немного до того пригорка, когда по левую руку от моста вдруг послышались крики и топот.

Это было стадо коров, которых погоняло несколько мужчин.

— Лучше будет их убить, — сказал Рапп и поднял копье.

Брат Виллибальд мигом ухватил его за руку и настрого запретил подобное насилие против людей, ничего ему не сделавших. Орм сказал, что вряд ли это понадобится, если они поторопятся.

Они бежали на пригорок, и пастухи позади коров остановились и уставились на них в изумлении.

— Чьи вы люди? — крикнули они.

— Короля Харальда, — ответил Орм.

— Маленький священник! — выкрикнул кто-то из пастухов. — Это маленький священник, что был у короля Харальда! Это враги! Бегите, будите людей!

Рапп и двое, что были с ними, бросились теперь за пастухами, но скотина перешла им дорогу, так что те получили хорошее преимущество. Орм вбежал на пригорок вместе с братом Виллибальдом, и тот сразу показал ему три камня. Ожерелье лежало там же, куда было положено.

— Теперь придется пробежаться, — сказал Орм и засунул ожерелье за пазуху.

Из королевской усадьбы послышался шум и крики, и когда они донеслись до Раппа, тот заворчал, что не догнал предателей вовремя. Свое копье он в ярости потратил на одного, и тот остался лежать перед воротами.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru