Пользовательский поиск

Книга Пробуждение барса. Содержание - А.АНТОНОВСКАЯ Краткие биографические сведения

Кол-во голосов: 0

— Значит опять голодные будем сидеть? Какой ты господин, если у тебя — пустой дом и презренный месепе к себе тащит лучшую еду? Думаешь, спасибо тебе скажут? Много о нас думали? Обгорелой палки никто не дал. Смотри, какой амбар у надсмотрщика, у сборщика, а ты, владетель Носте, с пустыми подвалами… Над кем люди смеяться будут, не знаю… Думал, к старости бог счастье послал, — заплакал вдруг Шио.

— Не плачь, отец, я погорячился… От надсмотрщика и сборщика награбленное заберем, а соседей не трогай. Все тебе доставлю: дом высокий построим, ковры из Тбилиси привезем, работать больше не будешь. Людей много, накормим, с удовольствием у нас останутся… Эх, отец, хочу, чтобы кругом все смеялось.

— Сын мой, гзири, нацвали и старший сборщик идут, — запыхавшись, проговорила Маро.

Шио по привычке вскочил, одергивая одежду.

— Садись, отец, пусть сюда придут. Не уходи, Папуна, послушаем, зачем пожаловали.

Гзири, нацвали и старший сборщик, кланяясь, бегло оглядели стол.

— Садитесь! — не вставая, сказал Георгий. — По делу пришли или в гости?

— Как пожелаешь, батоно, — процедил гзири.

— Если по делу — говорите.

— Как дальше будем? — спросил сборщик. — Теперь мы твои мсахури. Почти все в Тбилиси отправили, а зима длинная. Конечно, если бы знали о царской милости, задержали бы отправку.

— Неудобно тебе здесь. Пока новый дом выстроишь, возьми мой, я временно к Кавтарадзе перейду, сегодня приглашал, — сладко пропел нацвали.

— Спасибо, пока здесь поживу… Значит, все в Тбилиси отправили?

— Все, Георгий.

— А почему месепе от голода шатаются?

— Они всегда, батоно, шатаются, сколько ни давай — мало! Разве ты раньше не замечал?

— Хорошо замечал.

— Но, батоно, сколько стариков, сосчитать страшно, даром хлеба кушают… На всех долю даем.

— А старики мсахури… воздухом живут или долю месепе получают? — вспылил Папуна.

— Как можно нас с презренными месепе сравнивать! — обиделся нацвали.

— Постой, Папуна… Что же ты предлагаешь, ведь надо зиму народ кормить?

— Можно, батоно, сорок месепе продать. Управляющий Магаладзе хорошую цену давал, десять девушек для работы на шелк им нужны, тридцать парней. Можно подкормить месепе дней десять — пятнадцать, еще дороже возьмем.

— А сколько мсахури за месепе можно получить?

— За десять месепе одного мсахури, — с гордостью ответил гзири.

— Хорошо, выбери четырех мсахури и продай Магаладзе, — спокойно проговорил Георгий. Пришедшие опешили.

— Шутишь, батоно, зачем продавать мсахури, когда нужны месепе?.. Можно, конечно, не продавать месепе, но чем кормить будем?

— Чем до сих пор кормили?

— До сих пор царство кормило. Трудно тебе, батоно, сразу такое хозяйство поднять…

— Почему трудно? — перебил сборщик. — Можно еще раз обложить податью Носте. Я с Шио говорил, твоего слова ждем, весь дом наполним. Если с каждого дома по две овцы взять, корову, буйвола, долю хлеба уменьшить…

— Пока ничего не делайте, подумаю два дня.

Георгий встал, давая понять, что разговор окончен.

На улице нацвали, гзири и сборщик дали волю накипевшему гневу. Долго плевались. У нацвали брезгливо свисала нижняя губа.

— Не только покушать — по чашке вина не поднес, будто не грузин.

Гзири с ненавистью посмотрел на нацвали.

— О чем говорить? Сейчас видно — из нищих, мсахури знал бы, как обращаться.

Обсудив положение, они повеселели и, обогнув церковь, постучали в двери священника.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

К Георгию почти вернулось хорошее настроение. Он целый день не выходил, втайне поджидая «барсов».

— Мириан, Нико и Бакур пришли, поговори, Георгий. Люди не понимают, что устал, скажут, от богатства гордый. Поговори, мой сын.

Георгий безнадежно махнул рукой, встал и пошел навстречу трем старикам. Еще издали, сняв папахи, они униженно пригибались.

Георгий нахмурился: кланяются — боятся.

Налитые чаши старики приняли от Георгия с благоговением.

— Тысяча пожеланий доброму господину.

Застенчиво вытерли губы, робко топтались на месте. Георгий с трудом уговорил их сесть. Видимо, не в гости пришли ностевцы, если землю лбом топчут.

— Ты теперь большой человек, наверно, в восемнадцатый день луны родился, от тебя зависим, все твои.

— Мы понимаем, владетель Носте должен хорошо жить.

— Вы понимаете, а я ничего не понимаю. Что вам всем нужно?

— По совести владей, Георгий. Конечно, от родителей, друзей тебе неудобно брать, а почему мы должны отвечать?

— Но разве я от вас что-нибудь отбираю?

— Только приехал… Сборщик говорит, будешь брать, дом тебе надо азнаурский держать… Вот Петре первый богач, у него ничего не возьмешь, а у меня возьмешь… От сборщика прятать трудно было, все ж прятали, а от тебя ничего не спрячешь, хорошо дорогу знаешь.

— Хотим по справедливости… Выбраны мы от деревни, хотим по справедливости… У деда Димитрия возьми, у отца Ростома тоже возьми…

— Я ни у кого брать не хочу, идите домой.

— Первый день не возьмешь, через месяц все отнимешь. Знаем мы… Много кругом азнауров, все так делают, а ты, Георгий, тоже должен так делать… Носте получил…

— Носте получил, чтобы друзей грабить?

— Друзей не хочешь, а нас можно? Друзья твои сами азнаурами стали, а родители за спины сыновей прячутся, почему мы должны отвечать? По совести бери, Георгий, мы все работаем… По совести, просим.

Мириан, Нико и Бакур встали, низко пригнули головы.

Георгий вскочил.

— Идите, говорю, я ни у кого ничего не возьму.

— Выбранные мы, Георгий, от всего Носте выбраны; пока не скажешь, сколько брать будешь, не уйдем.

Взбешенный Георгий бросился в дом. Свернувшись на тахте, тихо всхлипывала Тэкле.

— Мой большой брат. Хочу тоже быть богатой азнауркой, буду каждый день ленту менять. В воскресенье надену красную… У меня много лент, даже на постный день есть, коричневая.

Георгий улыбнулся и прижал к себе Тэкле.

Из глубины сада неслись брань Папуна, скрипучий голос отца и плаксивое причитание стариков. Георгий схватился за голову — так продолжаться не может, надо обдумать, решить.

— Пока Георгий не скажет, сколько брать будет, не уйдем. Выборные мы…

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru