Пользовательский поиск

Книга Приключения Робин Гуда. Содержание - Глава 22. СПУСТЯ ГОДЫ.

Кол-во голосов: 0

Это был Маленький Джон!

Несколько мгновений он разглядывал двух монахов, потом осторожно, будто не узнавая, приблизился к ним и даже заглянул под капюшон Робин Гуда, дабы удостовериться, что говорит именно с тем человеком.

– Робин, – выдохнул он, – как ты? Раны зажили?

– Я почти что в прежней форме, более или менее, – сказал Робин. – А как ты?

– Я очень обеспокоен, – пробормотал Маленький Джон, заказывая обед. – Слышали ли вы, что леди Марианна арестована и содержится в монастыре, а вокруг здания настоятельница выставила охрану из солдат короля? Я видел, как сегодня оттуда выходили два монаха, а потом был отправлен гонец. Через некоторое время появились стражники. Сейчас они охраняют монастырь. Что ты собираешься делать, Робин? Мы должны как-то вызволить ее. Она приехала туда, чтобы скрыться от короля, потому что настоятельница послала ей записку, что ты сбежал из Ноттингемского дворца и находишься в монастыре.

– Мы пойдем туда ночью и спасем ее, – заверил Робин.

Мужчины приступили к разработке плана, а когда наступила ночь и небо и луну заволокли дождевые тучи, они вооружились луками, стрелами, мечами и кинжалами и отправились в монастырь.

Когда они добрались, окна келий были темными, ибо все монахини уже спали. Светилось только одно окошко на самом верху здания. Робин издал крик радости, увидев свою жену, которая сидела у окна, устремив взгляд в темноту.

Но этот крик трагически оборвала стрела, выпущенная с ближайшего дерева. Она пронзила ему грудь.

Серьезно раненый Робин упал на землю.

– Плевать на настоятельницу, – сказал монах Тук. – Мы должны затащить Робина внутрь и оказать ему помощь, иначе через час он умрет.

Монах Тук и Маленький Джон привязали белый платок к длинной деревянной палке и, размахивая им над головой, подняли Робина и осторожно понесли его к дверям монастыря. Монах Тук неистово забарабанил в огромную дубовую дверь, и трех мужчин впустили внутрь. Раненого быстро и осторожно перенесли в комнату для гостей, положили на кровать и раздели.

– Оставьте меня с ним, – сказала настоятельница. – Мы с сестрами все сделаем сами, они помогут мне вытащить стрелу. Пожалуйста, подождите в соседней комнате. Поверьте, мы отлично справимся с этой работой.

Маленький Джон и монах Тук понимающе переглянулись, однако им не оставалось ничего другого, как подчиниться. Они удалились в соседнюю комнату и как раз собирались присесть, когда услышали, как в двери повернулся ключ.

Они оказались пленниками в комнате без окон.

Настоятельница позвала на помощь четырех монахинь и занялась раненым. Вытаскивая стрелу, она мельком взглянула в лицо мужчине, а потом пристально уставилась на него. Она так долго стояла без движения, что ожидавшие монахини испугались, услышав, как с ее уст сорвался крик дикой радости.

– Это Робин Гуд! – звонким голосом закричала она. – Мой враг попал мне прямо в руки.

Она безмолвно вглядывалась в восковое лицо Робин Гуда, который лежал без сознания и полностью находился в ее власти. Это была настоящая удача. Она зло и грубо выдернула стрелу из груди Робина и, пока монахини мыли и перевязывали рану, отошла к окну.

Когда они закончили, настоятельница приказала монахиням удалиться и оставить ее с раненым. Она присела рядом, обдумывая, как поступить.

Робин застонал, разомкнув сухие губы. Она дала ему глоток воды. Потом он снова потерял сознание.

Она вскрыла вену на руке Робина, чтобы пустить кровь – в то время это было единственное лечение от многих болезней. Она смотрела, как кровь вытекала из руки в поставленный у кровати таз. Потом настоятельница села у окна и стала ждать.

Только в конце следующего дня она открыла дверь в соседнюю с гостевой комнату и позвала монаха Тука и Маленького Джона к постели друга.

– Он умирает, – холодно сказала она, слабая улыбка на ее губах грозила превратиться в гримасу ненависти. В ее взгляде светилось торжество.

Почти не обратив на нее внимания, мужчины поспешили к кровати Робина, чтобы посмотреть, что она сделала с их другом. Кровопусканиями она довела его до смерти.

– Дайте мне рог, – прошептал Робин.

Маленький Джон взял рог со стола, куда его положили монахини, и вложил в руку Робина. Робин поднес инструмент к губам и издал вибрирующий звук.

Марианна гуляла в саду, когда услышала его, и моментально поняла, что Робин находится в монастыре и попал в большую беду.

Она кинулась в покой для гостей, где он должен был находиться, и, горько рыдая, подняла Робина.

– Марианна, – слабо прошептал Робин, – дай мне лук и стрелу. Я выстрелю, и вы похороните меня в том месте, куда упадет стрела.

Маленький Джон принес своему другу лук и стрелу и вложил их ему в руки. Собрав последние силы, Робин вставил стрелу в лук и выстрелил в открытое окно. Она перелетела через стену монастыря и упала в центре небольшой лесной поляны.

Когда стрела коснулась земли, Робин счастливо улыбнулся и глубоко вздохнул. Он умер.

На следующий день Маленький Джон, монах Тук и Марианна похоронили его на лесной поляне в гробу, который они сделали собственными руками. Монах Тук прочитал заупокойную молитву над могилой.

Произнеся слова прощания, они покинули Робина в его последнем вечном пристанище.

Глава 22. СПУСТЯ ГОДЫ.

Луч солнечного света пробился через густые ветви деревьев в Шервудском лесу и упал на аккуратный маленький домик около ручья в Компанхерсте. Привязанная к берегу ярко окрашенная новая лодка была готова к перевозке путешественников на противоположный берег. Крошечная часовня привечала всех, кто хотел поблагодарить Бога за удачу или помолиться, чтобы несчастья ушли прочь.

Внутри часовенки справа от алтаря стояли рядом две прекрасные фигуры из камня. Одна изображала леди в широком ниспадающем платье, другая – стрелка. У подножия статуй лежала простая табличка в память сэра Роберта и Марианны Фитзут. Перед ней стоял двойной подсвечник, в котором горели свечи. В безмолвном пристанище Бога пахло ладаном, а солнечный луч падал прямо на крошечный алтарь с самодельным крестом. На поляне был слышен другой, более земной запах жареного мяса. Внутри маленького дома очень старый монах поджаривал свинину и свежие яйца.

Стол был накрыт на шестерых, но монах никогда не знал, скольких гостей ему посчастливится накормить. Его маленький дом всегда был гостеприимным.

Топот лошадиных копыт отвлек монаха Тука от кулинарных упражнений. Он встрепенулся, потому что так и не смог преодолеть старые привычки: слишком часто ему приходилось защищаться от наемников Джона. Когда в лесу еще жили люди в зеленом, он сам носил меч под рясой монаха.

Но время разбойников прошло, не было больше и короля Джона. Теперь новый король правил Англией, и опять сияло солнце, и царил мир. Народ мог отдохнуть и заняться делом, не опасаясь, что его обворуют и что придется выплачивать непосильные налоги.

Монах Тук расслабился и в тысячный раз сказал себе, что ему нечего больше бояться и что топот лошадиных копыт на дороге просто сообщает о прибытии в часовню какого-нибудь путешественника, которому нужен кров на ночь или лодка для переправы.

Путники приносили только желанные новости, так что монах Тук давно перестал опасаться плохих вестей. На ранее неспокойных берегах Англии царили справедливость, счастье и процветание.

Лошадь резко остановилась у двери, фыркнула, и монах Тук поспешил посмотреть на визитера.

На мгновение он залюбовался красивой лошадью, дорогой упряжью и красивым седлом на животном, потом обратил внимание на всадника, который соскочил на землю.

Это был молодой юноша в богатой одежде. Он гордо, но без высокомерия держал свою красивую голову.

– Добро пожаловать, молодой сэр, – воскликнул монах Тук. – Разрешите мне взять вашу лошадь и снять с нее седло, чтобы она отдохнула, попаслась на берегу и напилась чистой, свежей воды из ручья. Может быть, войдете и покушаете вместе со мной? У меня почти все готово.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru