Пользовательский поиск

Книга Приключения Робин Гуда. Содержание - Глава 11. МЕСТЬ ЕПИСКОПА.

Кол-во голосов: 0

Сказав это, Маленький Джон вышел из-за колонны храма, взял лежавший на одной из подставок стихарь, и, несмотря на явное несоответствие роста, надел его. Затем великан сделал один огромный шаг и к удивлению прихожан очутился на кафедре для проповедей.

Звонким голосом он семь раз прочел объявление и изрек:

– Пусть трех раз недостаточно, но семи должно хватить. Если епископ и теперь отказывается поженить их, у нас есть добрый братец Тук, который с радостью займет его место.

– Ничего подобного, – пробормотал епископ, теребя рясу. – Конечно, я совершу обряд бракосочетания. Почему бы и нет?

Угловым зрением он заметил, что Робин Гуд повесил арфу на плечо, а в руках держит лук. Епископ тут же вспомнил рассказы о том, что Робин умеет натянуть лук и выпустить стрелу в цель быстрее, чем кто-либо живущих на этой земле.

– А теперь начинайте службу, – твердо приказал Робин Гуд. – Иначе вам же будет хуже.

– Хорошо, – сказал епископ, – но вы об этом пожалеете. Мы вам отплатим, и я, и мой старый брат, у которого разбито сердце.

Древний рыцарь отошел к загороженному месту в соборе и устроился на одной из скамеек, причем выглядел он так, будто испытал настоящее облегчение, потому что отпала нужда жениться на молодой и игривой женщине, которая будет мучить и пилить его до конца дней.

Отказавшись от дальнейшего сопротивления, епископ взял в руки молитвенник и начал службу. Прихожане замерли. Потом епископ провозгласил молодых мужем и женой и благословил кольцо на руке невесты.

Когда служба закончилась, счастливая пара под прикрытием стрел Робина и его соратников покинула собор. Они оседлали лошадей, а люди Робина пешком последовали за молодоженами, готовые противостоять любым препятствиям, которые могли возникнуть на пути.

– Какое-то время для вас небезопасно появляться на людях, – сказал Робин, нахмурив загорелый лоб. – А что если вы проведете медовый месяц в Шервудском лесу? Мы будем охранять и опекать вас, а когда все успокоится – поедете домой?

– У меня нет дома, – вздохнул Алан-а-Дейль. – Думаю, ни один жених не был столь плохо подготовлен к браку, как я.

– И у меня теперь тоже нет дома, – сказала невеста. – Я жила у епископа и его жены и их противного старого братца с того момента, как умерли мои родители. Я не могу привести туда мужа, а состояние и дом я получу в наследство еще не скоро. Но если Алан решит остаться с людьми из Шервуда, я последую за ним. Лучше я проживу на свободе в Шервуде всю жизнь, чем попаду под пяту епископа и шерифа. Мои деньги лежали в доме моего друга, и он платил мне за это приличные проценты. Теперь я заберу их при первой возможности. Можете пользоваться моим капиталом, как пожелаете. Он сослужит вам всем хорошую службу.

– Это самый счастливый день в моей жизни, – воскликнул Алан-а-Дейль. – Пожалуйста, верните мне мою арфу, добрый Робин, и я спою свадебную песню.

Так Алан-а-Дейль и его невеста стали жить в Шервудском лесу, им предстояла долгая счастливая жизнь и множество приключений.

Глава 11. МЕСТЬ ЕПИСКОПА.

Уормен смотрел на разъяренного епископа Питербора, который стоял по другую сторону неубранного стола. Много лет назад Уормен работал на бывшего графа Хантингдонского, сторонника короля \ Ричарда. Однако вскоре крепнувшие симпатии Уормена к принцу Джону стали причиной страшной ссоры с графом, которая закончилась битвой на мечах. На щеке Уормена навсегда остался глубокий шрам от графского меча.

Теперь этот человек работал на епископа в качестве писца и доносчика. Епископ не пропускал ни одной ноттингемской новости, умело используя доносы. Уормен всегда знал, когда должны перевозить деньги или сокровища, и исправно поставлял эту информацию шерифу и его людям, благодаря чему принц Джон получал хорошую добычу.

Но теперь мысли епископа занимало нечто другое, а именно, месть Робин Гуду и его соратникам за ту шутку, которую они сыграли с ним на свадьбе Алана-а-Дейля.

– У меня есть план, – ворчал епископ. – Нужно все хорошо подготовить, Уормен.

Глаза Уормена злобно поблескивали, но он молчал, радуясь возможности отплатить Робину любым способом.

Епископ слабо улыбнулся одними губами и продолжил разговор:

– Найдите четверых человек, которые, по вашим сведениям, в душе симпатизируют Ричарду и противостоят нашему любимому принцу Джону. Сделайте так, чтобы все узнали, что послезавтра их повесят в Шервудском лесу. А мы поспособствуем, чтобы информация дошла до Робина. Так мы сможем захватить его и его людей, они непременно попытаются спасти заложников. Я уверен, что Робин клюнет на приманку.

Епископ и Уормен продумали все до последней мелочи, после чего писарь ушел, чтобы сделать необходимые приготовления и проследить, действительно ли произведены аресты.

Дабы устранить всякие сомнения в том. что новость о готовящейся казни дойдет до Робин Гуда, Уормен послал городского крикуна известить о ней жителей Ноттингема. Сам же на некоторое время задержался на улице, наблюдая, как восприняли это объявление жители сломленного города.

Уормену показалось, что в толпе промелькнули лица нескольких сторонников Робина. Их очевидная озабоченность вызвала у Уормена злобную усмешку. Затем Уормен пошел договариваться о казни с городским палачом.

– С тобой пойдут еще три человека из охраны, – объяснил Уормен палачу. – Ты казнишь приговоренных на поляне у ручья, который протекает у главной дороги, ведущей к лесу. Мы всегда используем это место для казни за пределами города. Когда все закончится и люди умрут, оставь их там, об остальном мы позаботимся сами. Вешать будешь завтра в десять часов утра.

На улице у окна палача, будто для того чтобы завязать шнурок, остановился нищий. Справившись с ним, он стал приставать к прохожим с просьбами о подаянии. Когда Уормен вышел от палача, нищий нырнул в толпу и исчез.

Позднее вечером люди Робин Гуда делились новостями со своим предводителем. Слушая их, Робин хмурился.

– Это необычная казнь, – тихо сказал он. – Впервые слышу о том, что городского крикуна послали на улицы, дабы объявить о предстоящей казни. Чувствую, что для нас готовят ловушку. Нужно перехитрить их. Для осуществления моего плана мы выйдем рано утром. Я его хорошенько обдумаю и после ужина дам подробные инструкции. Очень похоже на то, что нам предстоит грандиозная битва. Поскольку сейчас шериф в отъезде, думаю, что за всем этим стоит епископ Питербора. К палачу ходил Уормен, а он работает у него писцом. У епископа есть причины для мщения, так что не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто стоит за всем этим.

На какое-то время Робин задумался. После ужина он сделал распоряжения. Потом все отправились в пещеры, чтобы хорошо выспаться перед предстоящей на рассвете работой.

Робин понимал, что в этом деле ему придется применить все свои способности. Он помолился за успех своего плана, в котором почти не сомневался. Потом он крепко заснул. Проснувшись через несколько часов, он услышал, как в лесу поют птицы, и увидел, что в небе появились первые признаки рассвета.

Когда Робин умывался в ручье, было очень холодно, но сытный завтрак согрел его. Затем он отправился в лес, чтобы привести в исполнение первую часть плана. С ним пошли еще пять человек.

В это время палач и трое его помощников, настороженно оглядываясь по сторонам, вместе с тремя приговоренными двигались к месту казни.

– Мы слишком рано отправились на казнь, – ворчал один из солдат, недовольный тем, что нервный палач так рано поднял его из теплой постели.

– Неужели ты думаешь, что я дам возможность Робин Гуду выстрелить в меня при дневном свете? – сказал палач. – Я хочу добраться до леса и покончить с этой работой, пока появятся Робин и его люди. Последняя группа палачей была найдена со стрелами в груди, я не хочу, чтобы тоже самое случилось со мной. Слишком многие знают о казни, этот дурак, городской крикун, объявил даже время – десять часов утра. К тому времени лес будет кишеть преступниками и у нас не останется ни одного шанса на спасение. Давайте покончим со всем, пока полностью не рассвело. Поторопитесь, ребята, поторопитесь!

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru