Пользовательский поиск

Книга Королевская охота. Содержание - ГЛАВА 43. ТА ИЛИ ДРУГАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 43. ТА ИЛИ ДРУГАЯ

Это и в самом деле была Кристина, казалось, нарочно появившаяся из туманов, чтобы рассеять все его сомнения. Эктор же не думал, не рассуждал. Безграничная радость наполняла его душу, и прежде чем Кристина успела раскрыть рот, он схватил её в объятия, снял с седла и опустил на землю.

Кристина стала румяней цветка гранатного дерева, но не противилась. Ее глаза, полные нежности, не отрывались от глаз любимого, и руки, обвившиеся вокруг шеи Эктора, обнимали его.

Несколько минут они оставались безмолвными, полными неописуемого восторга.

Наконец сердце Эктора не выдержало, и он вскричал:

— Кристина! Любите ли вы меня?

Был ли это тайный упрек самому себе, говоривший ему, что он не заслуживал более этой любви, единственной мечты своей юности?

Крупные слезы покатились из глаз Кристины.

— Посмотрите на меня и скажите, люблю ли я вас? — сказала она, взявши руки Эктора в свои.

Когда первые порывы обоюдной нежности излились, Кристина села на лошадь, и они покинули перекресток.

— Куда вы меня ведете? — спросил Эктор.

— Следуйте за мной.

— О, бегите, спешите, я буду за вами следовать хоть на край света.

То, что Кристина рассказывала уже Сидализе, она передала Эктору. Страдания, перенесенные ею в юные лета, довели сердце Эктора до безумия.

Он молча взял руку Кристины и поцеловал её, повторяя в душе клятву убить шевалье.

Кристина по выражению его лица поняла, что происходило в его сердце.

— Я вижу вас, — сказала она, улыбаясь, — и все забыто.

— Но, стало быть, теперь вы свободны?

— Конечно, раз могу быть с вами.

— Какой покровитель помог вашему освобождению?

— Все сделала покровительница.

— Сидализа?

— Вы угадали.

— Добрая душа.

— Она приехала вчера в Шеврез и бросилась мне на шею, не говоря ни слова. Я очень хорошо видела по её лицу, что она принесла добрые вести. «— Мы спасены» — сказала она, — вам найдено убежище и можете переселиться в него завтра же.»

— О, понимаю…Охотничий павильон мадам д'Аржансон.

— Да, именно.

— И вы туда переехали?

— В тот же вечер.

— Вы и ваш отец?

— Мы с отцом. Там я ничего не боюсь…Ведь мы под покровительством его светлости герцога Орлеанского, которому принадлежит дача?

— Только приказ короля может извлечь вас оттуда. Но король будет предупрежден.

— Сегодня 10 октября. Я хотела разделить с вами мое счастье, и я пришла.

— Одни в этом лесу?

— Мне казалось, — сказала она с простодушной нежностью, — что каждая потерянная минута была мной похищена у вас.

Если бы в эту минуту кто-нибудь шепнул на ухо Эктору, какая тайная связь существовала между ним и герцогиней Беррийской, он выслушал бы его с удивлением человека, не понимающего, о чем ему говорят. Он лишь спросил:

— Как вы отыскали меня среди этой охоты?

— Надежда была моей путеводительницей, и вы видите, что я хорошо сделала, следуя ей: она привела меня к вам.

— Но, — сказал встревоженный Эктор, — кто-нибудь мог вас встретить и все изменить?

— Кто знает меня при дворе? Я думаю, что шевалье там не бывает.

— Как знать.

— Что? — вздрогнула Кристина. — Вы полагаете, что этот человек…

— Я ничего не полагаю, Кристина, но всегда его опасаюсь.

— Хорошо, — сказала она, приближаясь к Эктору, — если я подвергалась какой-нибудь опасности, не вознаграждена ли я за это?

Такая самоотверженность наполнила сердце Эктора восхитительным волнением; слезы выступили у него на глазах, и он прижал Кристину к сердцу.

— Вы заслуживаете любви на всю жизнь!

— Я именно на это и надеюсь, — сказала она простодушно. — Я спрашивала о вас у пажа. Он мне сказал, что вы были с герцогиней Беррийской, но что вас потеряли из виду.

При имени принцессы Эктор немного покраснел.

— Я поехала аллеей, указанной пажом, — продолжала Кристина, — и аллея за аллеей, перекресток за перекрестком, ведомая тайным предчувствием, добралась до вас.

— И несмотря на расстояние, вы меня узнали?

— С первого взгляда. Прежде чем я бросила на вас взгляд, я угадала, что это вы, и ваш крик доказал мне, что я не ошиблась.

Эктор вздохнул свободно: Кристина не видела герцогини Беррийской.

Они выехали вместе из леса и поехали равниной.

Павильон, уступленный Эктору графиней д'Аржансон, находился недалеко от опушки леса, на склоне холма, осененного группой старых деревьев. Это было хорошенький маленький домик, белый и свежий, как лилия, всего в один этаж, возведенный посреди сада с множеством источников, водопадов и фонтанов.

Господин де Блетарен и Сидализа ожидали Кристину в дверях. Когда они увидели её в сопровождении Эктора, старик встал, а актриса побежала им навстречу. После первых объятий господина де Блетарена и его названного сына, Сидализа отвела Эктора в сторону.

— Ну, — сказала она, — я вижу, что мне здесь больше делать нечего, и убегаю.

— Уже! — Эктор взял её за руки.

— Не пятый ли это акт комедии?

— Чего-то ещё недостает.

— Свадьбы?

— Да.

— Эта развязка придет в свое время. Теперь нет ещё девяти часов, но если этого так желаете…

— Очень желаю.

— Неблагодарный, — возразила актриса, грозя ему пальчиком, — кто бы мог раньше сказать, что придет день, в который я, Сидализа, стану играть роль поверенной?

— Это, по крайней мере, оригинально.

— Вот это меня и доконало. Теперь выслушайте меня.

— Готов слушать, сколько вам будет угодно, — отвечал Эктор, смотревший искоса на комнату, где осталась Кристина.

— В этих словах много любезности, но мало истины.

— Сидализа!

— Хорошо, хорошо! Вы сказали мне это для того, чтобы я долго вас не задерживала. Я вас скоро отпущу…Я вырвала овечку из пасти волка, но волк может вернуться и бродить возле овчарни. Берегитесь.

— Я буду осторожен.

— С человеком, подобным шевалье, любые предосторожности не лишние. Предпринимайте их как можно больше.

— Постараюсь.

— Старый трагик, переделывающий из угождения мне римскую историю в любовную комедию, часто мне говорил о наслаждениях Капуи. Пусть этот павильон не будет вашей Капуей. Там, где засыпает Ганнибал, бодрствует римлянин, и римлянина зовут шевалье де Сент-Клер.

100
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru