Пользовательский поиск

Книга Кольцо великого магистра. Содержание - ПОСЛЕСЛОВИЕ

Кол-во голосов: 0

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Для своего романа писатель К. Бадигин избрал очень важную, переломную эпоху в истории Восточной Европы.

Именно в эти годы, когда близится к своему исходу XIV столетие, в восточноевропейских международных отношениях завязываются сложные и важные явления, которые в дальнейшем окажут решающее влияние на весь ход исторического процесса.

К. С. Бадигин на основании тщательного изучения источников и историографии попытался дать широкую картину расстановки политических сил в тогдашней Восточной Европе, охарактеризовать положение в крупнейших государствах, вскрыть истинные мотивы, которыми руководствовались в тот момент господствующие классы русских, польских и немецких земель.

Конечно, отбор исторического материала во многом был подчинен задачам художественной выразительности, логике психологического раскрытия основных художественных образов.

Главные действующие лица романа — русский мореход и дочь литовского языческого жреца — люди простые, сердцем искренние, великодушные и справедливые. Их поступками руководит патриотический долг, человечность, ненависть к насилию и сочувствие к униженным и обездоленным. Именно поэтому они оказываются в стане противников хищного Тевтонского ордена, на стороне тех, кто вступил с ним в беспощадную схватку.

Как историку мне приятно отметить, что в своем романе К. С. Бадигин сумел, как правило, хорошо уравновесить художественный домысел и историческую канву и в основном верно расставить исторические акценты. Многие суждения автора свидетельствуют не только о его большой начитанности, но и о стремлении глубоко, самостоятельно осмыслить эпоху.

Итак, обратимся мысленно к середине 80 — х годов XIV века. Только что отгремела Куликовская битва, окончательно закрепившая за Москвой роль собирательницы русских земель, центра складывающейся могучей Российской державы. Золотая орда, точно спрут, высасывавшая жизненные соки из покоренной Руси, потерпела сокрушительное поражение. Но и после Куликовского поля она долго сохраняла жизненные силы и была в состоянии совершать набеги на Москву, даже разгромить на реке Ворскле в 1399 году вооруженные силы Литвы и вспомогательные отряды польского рыцарства, в течение десятилетий продолжать коварную игру на международных противоречиях в Восточной Европе, разжигая соперничество Москвы и Великого княжества Литовского, продлевая свое существование за счет их взаимного ослабления. Только через сто лет, в 1480 году, Москве удастся окончательно освободиться от монголо-татарского ига. Вместе с тем она получит и действительную свободу рук на Западе.

Это важное международное положение Московской Руси в послекуликовскую эпоху, надо сказать, получило достаточно четкую оценку в романе К. С. Бадигина. Он безусловно прав, когда сквозь ход рассуждений некоторых второстепенных героев повествования высказывает мысль, что не пришло еще время Москве сказать свое решающее слово на Западе. А на Западе между тем происходили события огромного исторического значения.

Конец XIV — первые годы XV века были временем колоссального усиления Тевтонского ордена, претендовавшего не только на руководящую роль в бассейне Балтийского моря, но и стремившегося ослабить или подчинить своему политическому влиянию восточноевропейских соседей. Смертельная угроза нависла над Литвой и Польшей. Овладев устьем Вислы, орден методически добивался завоевания литовской Жемайтии (Жмуди), чтобы сомкнуть свои владения в Пруссии с владениями своего филиала в Восточной Прибалтике — Ливонским орденом меченосцев. Тем самым не только Польша, но и Литва, были бы полностью отрезаны от моря. Орденскому государству удалось бы полностью захватить в свои руки всю морскую торговлю огромного восточноевропейского района.

При таких условиях решительное столкновение Литвы Польши с орденом сделалось неизбежным.

Несомненно, оба государства были заинтересованы в том, чтобы встретить натиск ордена объединенными силами. Опыт их предшествующей вековой борьбы с орденом подсказывал, что один на один ни одно из этих государств не в состоянии нанести сокрушительного удара орденской военной машине. Получая всестороннюю помощь от стран Западной Европы, прежде всего, от государств Германской империи, орден представлял собой слишком сильного противника, чтобы Литва или Польша могли держать курс на единоборство. Вспомним, что спустя четверть века, в 1410 году, на полях Грюнвальда польско-литовско-русские силы сражались с представителями рыцарства двух десятков европейских феодальных государств, объединенных в орденском войске. И не только корыстные мотивы влекли в ряды орденских отрядов младших отпрысков западноевропейских и германских феодальных родов. Иные шли сюда как на крестовый поход, в соответствии с моралью эпохи, так понимая свой нравственный долг воинов-христиан. Этому содействовала многолетняя и методическая пропаганда ордена, изображавшая не только литовцев, но и русских и поляков закоренелыми язычниками, дикарями и варварами, неспособными ко всякой человеческой цивилизации и даже враждебными ей.

Но борьба с орденом с точки зрения государственных интересов Великого княжества Литовского и Польши требовала условий равноправного военного союза. Между тем польско-литовская уния 1385 года, скрепленная браком великого князя Литовского Ягайлы и польской королевы Ядвиги, не была равноправным военно-политическим союзом. Кревская уния была попыткой включить огромное и могущественное восточноевропейское государство — Литву в состав Польши. Такое положение не могло, разумеется, удовлетворить правящий класс Литвы. Автор повести достаточно подробно и точно охарактеризовал Литовское княжество и показал, что в состав его, помимо литовских, входили еще обширные русские земли. Государственный строй и право этой державы зиждились на прочной и богатой базе древнерусского наследства. Поэтому у читателя едва ли возникнет недоумение, если сказать, что поглощение огромного литовско-русского государства Польшей не произошло. Литва вскоре вновь обрела государственную самостоятельность, и на полях Грюнвальда польская и литовско-русская армия выступали как армии союзные, армии двух самостоятельных государств, соединенных практически только личной унией, то есть имеющих общего короля.

149
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru