Пользовательский поиск

Книга Кольцо великого магистра. Содержание - Глава сорок вторая. «ПРЕСВЯТАЯ ДЕВА МАРИЯ ПРИКАЗЫВАЕТ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО»

Кол-во голосов: 0

— Мы? А кто такие мы? — помолчав, спросил духовник.

— Мы немцы.

— Немцы? Мы вовсе не немцы, а подданные его святейшества папы, — сглотнув слюну, сказал священник. Его острый кадык задвигался по худой шее. — А папе выгоднее поддерживать поляков.

— Что же делать?

— Надо стать немцами.

— Но как, скажи мне, Симеон!

— Тебе не свершить этого, Конрад, у тебя мягкий характер и слабая голова, — раздумывая, ответил поп. — Не родился еще великий магистр, который сделает нас немцами.

— А если ударить на Польшу? — оживился Конрад Цольнер. — Сейчас как будто удобный случай.

— Поздно. Ударить надо было в прошлом году… Но великий боже, кто мог знать?! Папа так предприимчив. Поляки окрестят Литву и Жемайтию, и ничего с ними не сделаешь.

— Нет, рано полякам радоваться… Постой, брат, ведь польская королева замужем за австрийским принцем Вильгельмом. Поп Христофор не раз писал мне об этом.

— Ну и что?

— И, несмотря на ее замужество, ее выдают замуж за Ягайлу?

— Если папа захочет, то возможен всякий брак. — Священник усмехнулся. — Ты знаешь, где начинается круг?

— Нет, — облизнув языком пересохшие губы, сказал великий магистр.

— Я тоже не знаю. А папа, говорят, знает. — Отвернувшись, отец Симеон стал снова рассматривать ледяные цветы на окнах и задумался.

«Почему так происходит? — размышлял он. — Ведь Конрад Цольнер весьма и весьма ограниченный человек, но, как только его избрали великим магистром и вручили епископское кольцо, он возомнил себя мудрецом. Неужели он и вправду думает, что на него указал перст божий? Теперь-то он знает, как все это происходит. У каждого достойного брата были свои соображения: один пил с кандидатом пиво и вино и считал его товарищем, другой за поддержку ждал хорошего местечка, третий доволен, что кандидат не блещет умом и позволяет водить себя за нос. А кое-кто прослышал, что он волочится за юбками, и думал, что всем будет позволено. Комтуром Конрад Цольнер был неплохим, что правда то правда, но ведь в замке решались малые дела. Не всякому рыцарю, даже с епископским кольцом на пальце, дано управлять орденом». И тут же брат Симеон вспомнил великого магистра Германа фон Зальца, основателя орденского государства. Был бы он жив сейчас!..

Священник повернулся и взглянул на великого магистра, сидевшего в горестной задумчивости.

«Недолго осталось жить Конраду, — продолжал он размышлять. — Седая борода, глубокие морщины, нездоровый, землистый цвет лица. Последнее время стали дрожать руки. Кто может стать его преемником?.. Конрад Валленрод, великий маршал, — ответил он сам себе. Священник вспомнил заседание капитула после разгрома орденских войск под Мариенвердером. — Конрад Валленрод не выдержал и гневно говорил против великого магистра. Его речь сводилась к тому, что он-де был устранен от руководства походом в Литву, Конрад Цольнер все сделал по-своему, а исправить не было возможности. Маршал привел факты, и спорить не приходилось. Неожиданно его поддержали два достойнейших брата: великий комтур и великий госпитолярий. Посоветовавшись, члены капитула осторожно приговорили: великому магистру советоваться впредь с великим маршалом всякий раз, когда дело идет о войне».

Вроде все оставалось по-прежнему и после капитула, но священник почувствовал, что Конрад Цольнер пошатнулся в глазах достойнейших братьев, а великий маршал возвысился.

142
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru