Пользовательский поиск

Книга Кольцо великого магистра. Содержание - Глава тридцать восьмая. И ТОГДА ПРАВДА ОБРАТИТСЯ В ЛОЖЬ, И ТОГДА ЛОЖЬ ОБРАТИТСЯ ..

Кол-во голосов: 0

Услышав, что скоро он увидит Людмилу и сможет обнять ее, Андрейша больше ни о чем не мог думать. Он старался представить свою невесту в мужской одежде, повторял слова, которыми хотел встретить девушку.

Вечером пришел Иоганн с четырьмя пруссами, стражниками из Кенигсбергского замка. Они принесли одежду немецких купцов.

Андрейша и Стардо переоделись, посмотрели друг на друга и рассмеялись. Ни дать ни взять немцы. Даже обувь самая модная: башмаки с длинными, загнутыми кверху носками.

До харчевни добрались благополучно.

На следующее утро, на востоке только-только посветлело, Андрейша и Стардо проснулись от лошадиного топота. Возле трактира лошади остановились, кто-то стал громко стучать в дверь.

Андрейша бросился к лестнице, Стардо едва успел схватить его за одежду.

— Увидишь Людмилу, — сказал он, сдерживая улыбку, — смотри не вздумай с ней целоваться.

Мореход только махнул рукой.

Внизу их ждал толстый седой купец в дорожном платье, с мечом на поясе. Щеки у него отвисли и тряслись при каждом движении.

— Здравствуйте, господа, — сказал старик плачущим голосом. — Мне нужен купец из Риги, Вильгельм Шрот.

— Я Вильгельм Шрот, — выступил вперед Андрейша, — а это мой приказчик, — представил он Стардо.

— С нами прибыл ваш слуга с лошадьми и товаром, господин купец. — Старый немец поднял мутные глаза на Андрейшу и поклонился.

Сорок восемь всадников и несколько вьючных лошадей скучились возле харчевни. Всадники были хорошо вооружены. В сером рассвете тускло отсвечивали железные и бронзовые бляхи на щитах, лошади позванивали бубенцами на сбруе, нетерпеливо перебирали ногами. Люди тихо переговаривались. Здесь и купцы и вооруженные слуги. Чем больше отряд, тем безопаснее в дороге.

— Андрейша, я здесь, — услыхал юноша совсем рядом тихий, такой знакомый голос.

Людмила в мужской одежде, тоже с мечом и в кольчуге, подвела ему коня.

— Поговорим после, — продолжала она нашептывать, — когда проедем заставу.

Андрейша молча пожал теплую, трепещущую руку, передавшую ему поводья, и вскочил на лошадь.

Людмила подвела лошадь оруженосцу — приказчику Стардо.

Людовик Шлефендорф, староста купцов, подал команду трогаться в путь.

Дорога из Кенигсберга в Эльбинг шла вдоль берега огромного залива. Это был единственно надежный путь среди непроходимых болот и лесов. В прошлом веке по этой дороге рыцари шли на восток, воздвигая замки и захватывая прусскую землю.

У Бранденбургского замка купцы останавливаться не стали, кормили лошадей и обедали прямо в лесу. А ночевали возле замка Бальга, в уютной харчевне.

Андрейша, Стардо и Людмила заняли отдельную комнату. Начались разговоры, много должны были рассказать они друг другу. Девушка уронила голову на грудь своему жениху.

— Незабудочка моя! — говорил Андрейша. — Буду любить тебя и за мать, и за отца, никому не дам в обиду!

— За отца и за мать, только-то? — спросила, улыбнувшись сквозь слезы, Людмила. — Мне мало этого.

Они поклялись друг другу больше никогда не расставаться.

В разговорах ночь прошла как одна минута. Когда купцы поднялись с постелей и стали завтракать, Андрейша и Людмила все еще не ложились спать.

После плотного завтрака купцы тронулись в путь.

Между замками Бальга и Браунсберг вода прорвала береговую дамбу и затопила окрестности. Несколько сотен пруссов работали по колени в ледяной воде, починяя плотину.

Путники с большим трудом проехали трудный участок. Уставшие, разбитые дорогой, они поздним вечером въехали на постоялый двор небольшого городка возле замка Фрауэнберг.

Андрейшу и Людмилу свалил сон. Лихо спится здоровому человеку после верховой езды, а особенно если прошлой ночью он не сомкнул глаз. Они уснули, не дождавшись, пока хозяйка приготовит ужин.

Стардо долго возился с лошадьми, напоил, накормил их. К лошади, хочешь не хочешь, надо относиться почтительно и заботливо. Лошадь должна хорошо отдохнуть и сытно поесть. Жалея ее, всадник может проезжать в день верст сорок. Наши купцы торопились, делали семьдесят верст, лошади уставали больше и требовали сытного корма.

По дороге встречалось много возделанной земли. На пашнях, очищая их от камней, гнули спину пруссы. Как бурлаки, тянули они изо всех сил за веревку, стараясь стронуть с места огромный валун. Другие откатывали камни к обочине. Если валун был особенно велик и тяжел, к людям припрягались лошади.

То там, то здесь, поскрипывая, вращали на ветру огромными крыльями деревянные мельницы. Они казались Андрейше живыми существами, недавно поселившимися в этих местах.

Низменная земля у морских берегов, облагороженная многими плотинами, запрудами и каналами, стала хорошо родить хлеб. Но сколько полегло пруссов на земляных работах!

На холмах, между сосен и дубов, зоркие глаза Андрейши заметили деревянные вышки, с которых орденские солдаты следили за дорогой и за морем.

Следующую ночь купцы провели в предзамочье Толькмюнде. Это был последний замок перед городом Эльбингом.

Весь день путники видели в заливе военные корабли ордена; они медленно двигались курсом на запад. Ярко светило солнце, и черные кресты на парусах были хорошо заметны.

128
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru