Пользовательский поиск

Книга Кольцо великого магистра. Содержание - Глава седьмая. ЗА ГОРАМИ, ЗА ДОЛАМИ УМЕР ПОЛЬСКИЙ КОРОЛЬ

Кол-во голосов: 0

— Друзья, — сказал солдатам Андрейша, — почему здесь собралось так много воинов? Разве где-нибудь идет война?

— Кто ты? — спросил одноухий прусс, казавшийся старшим. — Ты не совсем чисто говоришь на нашем языке.

— Я русский, из Новгорода, — ответил юноша. — В нашем городе живет много пруссов.

— Будем знакомы, Русь, — сказал одноухий. — Новгородцы всегда были нашими друзьями.

Бородатые пруссы похлопали по плечу Андрейшу и потребовали еще пива.

— Ты хотел знать, почему в Кенигсберге собрались воины? — спросил прусс помоложе, когда пиво было выпито и перед каждым опять стояла полная кружка.

Андрейша кивнул головой.

— Тогда слушай… Скоро, очень скоро орденские рыцари выступают в поход. В замке собрались рыцари многих земель. Им предстоит редкая забава — поохотиться на людей. Да, да, большая охота. Литовцев будут убивать, как диких зверей.

Молодой воин сжал кулаки. В его голубых глазах сверкнуло бешенство.

— Худо, худо! Мы не звали на свою землю рыцарей. Мы жили счастливо… Проклятые монахи! Окрестили нас, сделали рабами. Выбора не было: или крестись, или умирай…

— Перестань, Лубейтен, — сказал одноухий, строго посмотрев на него. — Нас могут услышать…

— С вами, новгородцами, у нас всегда была дружба, — не слушая продолжал молодой прусс. — Отец моего отца рассказывал, что в давние времена у нас и у русских были одни и те же боги. Многие русские не захотели креститься и бежали к нам. Некоторые потом вернулись, а часть осталась и разделила нашу судьбу. Но после страшной Хонедской битвы пруссы бежали в Новгород и приняли вашего бога… Ты слышал, юноша, о смерти великого князя Кейстута, — спохватился он. — И пруссы, и жемайты, и литовцы оплакивают князя Кейстута… Горе, горе, погиб наш любимый Кейстут!

— Горе нам! — вторил одноухий солдат.

Шотландский стрелок, промочив глотку новой кружкой пива, снова принялся петь песню: О верный мой, О храбрый мой! Он ходит в шапке голубой. И как душа его горда, И как рука его тверда! Хоть обыщите целый свет — Нигде такого парня нет. — Метко бьют из лука шотландские стрелки, — сказал старший воин. — Плохо, что они воюют за рыцарей. А с ним, — он кивнул на певца, — бывал я в одном отряде. Песню эту часто поет, хорошая песня. — И он перевел слова Андрею.

А шотландский стрелок продолжал: Есть рыцари из многих стран — Француз и гордый алеман, Что не страшатся тяжких ран; Есть вольной Англии бойцы, Стрелки из лука, молодцы, Но нет нигде таких, как мой, Что ходит в шапке голубой[2] . Шотландский лучник закончил песню, посмотрел вокруг и с гордостью поправил свой голубой берет.

— Не пройдет и двух дней, как рыцари выступят, юноша, — сказал одноухий, — вспомнишь мои слова. И горе некрещеным литовцам и пруссам. Ни детям, ни женам, ни старикам не будет пощады.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru