Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Страница 91

Кол-во голосов: 0

Первого октября королевский поезд, миновав границу, достиг маленького французского городка ла Негресса, где испанская королева надеялась встретить императора Наполеона.

Изабелла была в сильном волнении: когда поезд подошел к станции, она едва могла сдержать слезы — это были не слезы раскаяния, а доказательство бессилия, ярости и унижения. Горечь этой минуты увеличилась еще более, когда мимо королевского поезда промчался пассажирский, из вагонов которого неслись насмешки и восклицания: «Да здравствует Испания!», «Долой королеву!»

В вагоне, где сидела Изабелла с принцем де Ассизи, доном Марфори и принцем Астурийским, виднелась фиолетовая сутана патера Кларета. Сестра Патрочинио сопровождала королеву в следующем вагоне.

Изабеллу встретили император, императрица и наследный принц.

Испанская властительница залилась слезами, обнимая Евгению, старавшуюся ободрить свергнутую «государыню». Сцена, разыгравшаяся на станции железной дороги, была очень тяжелой.

Император казался в очень дурном расположении духа, он даже не протянул руки супругу королевы. С деланным поклоном он обратился к Изабелле.

— Мой дорогой друг, — произнес он, вынужденный что-то сказать, — дайте этому процессу окончиться естественным образом: наши народы еще недостаточно зрелы, чтобы управлять страной.

Потом он поклонился принцу Астурийскому и не удостоил даже взглядом Марфори.

Наполеон с императрицей и король с королевой прошли через галерею в зал станции, а сановники обеих держав остались у дверей.

Это свидание, которого Наполеон не мог избежать, длилось двадцать минут. Расставание было коротким и безрадостным.

Император оставался холоден и спокоен. Императрица с трудом сдерживала слезы, вызванные воспоминаниями о лучших минутах ее молодости, проведенных при дворе Изабеллы. Королева пробовала смеяться, так как это свидание все же вселяло надежду. Маленький болезненный принц бегал взад и вперед, пока, наконец патер Фульдженчио не остановил его, строго прошептав выговор.

Королева снова отправилась в вагон, за ней последовали король и принц Астурийский, которого император решился поцеловать: не обязывая ни к чему, это все-таки говорило о сочувствии.

Когда Изабелла, уже стоявшая с графом Честе в вагоне, увидела эту сцену, она воскликнула:

— Я не поцеловала императрицу! — и сделала движение, чтобы выйти.

Но императрица сама поспешила навстречу и подставила королеве щеку для поцелуя. Таким же быстрым движением она отступила назад, так что королева, желавшая запечатлеть поцелуй на губах Евгении, встретила пустоту.

Император стоял на платформе станции с обнаженной головой, императрица по правую сторону, а принц, удивленный и взволнованный увиденным зрелищем, рядом. В королевском вагоне на переднем плане находилась королева, около нее дон Марфори и удрученный горем граф Честе.

Королевские вагоны заперли. Несколько минут прошло в глубоком молчании. Все казались печальными и смущенными, как будто при погребении — да это и были похороны двухсотлетней монархии, испускавшей последний вздох у ног французской империи в Биаррице.

Наполеон, всегда владевший собой настолько, чтобы не дать заметить происходившего в нем, был в глубине души потрясен и испуган этой погребальной процессией Бурбонов. Он отдавал себе отчет, что удачный пример мог легко заразить его народ.

Но Евгения, его супруга, до сих пор с любовью высказывавшаяся в пользу испанского трона, Евгения, на которую Изабелла так твердо рассчитывала, почему она не уговорила своего супруга спасти испанскую королеву и сохранить ей трон? Почему довольствовалась слезами и поцелуями, вместо того, чтобы побудить императора к активному вмешательству?

Только ли потому, что Евгения, как ее супруг, боялась, защищая Изабеллу, восстановить всю Испанию против французских войск?

Нет, тут была другая причина.

Император через Мерсье де Лостанда предложил Изабелле для жительства замок По, эту колыбель Бурбонов. Стараясь по возможности облегчить королеве, лишенной престола, первые тяжелые дни и доставить какое-нибудь утешение, он велел приготовить для нее прекрасный замок и окружить всевозможной роскошью.

Гонсалес Браво встретил ее с большими почестями; по его распоряжению жители городка Рея украсили свои дома гирляндами. Несмотря на все это, встреча, скорее, походила на насмешку, хотя, по официальным известиям, в Биаррице и Париже королеву принимали восторженными приветствиями.

Замок По находился в таком живописном месте, что его неприветливый серый цвет и угрюмая архитектура не портили общего жизнерадостного вида. Из окон замка открывался прекрасный вид на зеленеющие поля и цветники. Комнаты его были хотя невелики, но роскошно отделаны. Вообще внутреннее убранство замка производило приятное впечатление, хотя все скульптурные украшения лестницы тоже были выкрашены в какой-то странный серый цвет, нарушающий общую гармонию этого прелестного жилища. Считают, что замок основан в XIV столетии, по крайней мере, доказано, что пять башен его построены в 1363 году графом Фуа.

В 1553 году в замке По родился Генрих IV, висячая колыбель которого в форме раковины еще и теперь хранилась в одной из комнат. Здесь Людовик XIII объявил о ликвидации независимости маленького княжества Беарна, а в новейшие времена, в 1848 году, в нем жил эмир Абд эль-Кадер.

Хотя Изабелле не очень нравился замок По, она решила, следуя указаниям из Рима, пробыть здесь первое время. Так как часть ее свиты не поместилась в замке, Изабелла наняла квартиры в городке.

Двор зажил прежней жизнью, хотя роскошные праздники не давали уже на такую широкую ногу, как прежде. Изабелла выезжала на прогулки, Франциско де Ассизи гулял с детьми пешком, а Марфори старался придумывать развлечения для своей повелительницы. Корыстолюбивые обедневшие гранды являлись все чаще, принося клятвы верности своей изгнанной королеве, чтобы приобрести ее милость и снова зажить на ее счет, как бывало в Мадриде.

Королева иногда на целые часы запиралась в свои комнаты или гуляла по уединенным крытым аллеям парка с маркизой де Бевиль. В такие часы Марфори не смел беспокоить королеву, а Кларет, внимательно посматривая на эти аллеи, искал глазами колясочку сестры Патрочинио, которую всегда катали по парку слуги.

Графиня Генуэзская уже не могла самостоятельно передвигаться и превратилась в высохшую и страдающую от незаживающих ран женщину. Она подолгу и охотно разговаривала с Кларетом о различных местах из Библии и духовных песнях, как будто действительно хотела замолить прошлые грехи.

Маркиза де Бевиль часто замечала в эти часы слезы на глазах королевы. Она покинула Изабеллу уже несколько лет тому назад и хотела навсегда остаться во Франции, но королева неотступными просьбами заставила ее возвратиться, и теперь Паула не могла решиться оставить ее, хотя и считала, что Изабелла сама во всем виновата.

В один чудный осенний день, после обедни, ежедневно совершавшейся патером Кларетом в часовне замка, королева в сопровождении маркизы сошла в парк. Она казалась взволнованной. Схватив за руку свою поверенную, Изабелла дала волю долго сдерживаемым чувствам.

— Паула, — прошептала она, — до чего я дошла! Тебе известно все… ты одна знаешь былое. Помнишь ли дни, когда мое юношеское сердце стремилось к тому молодому прекрасному офицеру, который сражался за меня, жертвуя своей жизнью? О Паула, все было бы иначе, стань я женой Франциско Серано! Но я оттолкнула свое счастье, отдав руку моему теперешнему супругу. Я отвернулась от этих гвардейцев, спасших мне жизнь в церкви святого Антиоха, спасших мне трон, когда все, все меня оставили. Они клялись в вечной верности и преданности, если я не оттолкну их, не отвернусь от них… Паула, я оттолкнула их от себя. Сначала из гордости, затем желая доказать, что не нуждаюсь в них более, а потом из страха перед ними… окружив себя другими людьми, желая доказать, что нашла им замену. Это была ложная гордость, Паула, я теперь понимаю, хотя до сих пор старалась подавить в себе эту мысль.

91
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru