Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

Кол-во голосов: 0

— Велите трубить к выступлению, — сказал Серано твердым голосом, обращаясь к начальникам, — авангард выступает против неприятеля. Через восемь дней я надеюсь вступить с вами в Мадрид!

СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

Не предчувствуя постигшего Энрику несчастья, Аццо, убежав от монахов Санта Мадре, бродил по Бедойскому лесу. Оставляя Мадрид, он слышал, что опальные генералы с Серано во главе высадились в Кадисе и что сестра Патрочинио, несмотря на свои раны, возвратилась в Аранхуес в закрытом экипаже и в сопровождении врача.

Он очень обрадовался, узнав, что Энрика соединилась с Франциско, и ноги мимо воли понесли его к замку Дельмонте, как будто он хотел доставить себе удовольствие быть свидетелем этого свидания. Цыган Аццо нес с собой скрипку, чтобы ее звуками отгонять мрачные мысли, до сих пор мучившие его. Сидя под деревом и наигрывая на скрипке, он думал об Энрике и переносился в прошлое, когда был рядом с ней и мог защищать ее от врагов.

Он ничего не требовал от нее, кроме добрых слов и теплого пожатия руки. Влияние Энрики на цыгана оказалось столь велико, что он, подавив свои необузданные страсти, готов был упасть перед, ней на колени и целовать край ее платья. Было в этой женщине что-то такое, что делало ее недосягаемой.

Когда цыган Аццо увидел вдали старый замок Дельмонте, казавшийся почтенным старцем среди зелени парка, он прислонился к дереву, стоявшему рядом, и, посмотрев в ту сторону, провел смычком по струнам. Полились чудные звуки — то дикие и пламенные, как порывы страсти, то нежные и мягкие, как жалобы. Ветер колыхал верхушки деревьев, словно аккомпанируя песне цыгана. Энрики уже не было в замке.

Поздно вечером Аццо встретил пастуха, гнавшего домой стадо. От него он узнал, что хозяйка Дельмонте уехала, очевидно, в Кадис. — В Кадис, — повторил Аццо, — да, вы правы, она должна была уехать туда, — и прошептал: — В Кадис! Она спешит увидеть своего Франциско. Это будет трогательное свидание! Я тоже иду в Кадис. Город, в котором находились Энрика и Франциско, манил его теперь к себе, и в ту же ночь он отправился пешком в дальний путь, надеясь встретить их по дороге.

Но Энрика уже находилась за решеткой, под сильной стражей во внутренних покоях мадридского замка. Графа Теба поместили в другой флигель, так что нечего было и думать о какой-либо связи между ними. Рамиро тщетно пытался склонить на свою сторону приставленного к нему офицера, а потом подкупить тюремщика.

Энрика стойко переносила плен, как и многие другие выпавшие ей испытания. Она так твердо уверовала в скорую победу восстания и свое освобождение, что с радостью приносила эту незначительную жертву делу свободы. Счастливо избежав опасностей на Тенерифе и во время морского перехода, она была воодушевлена надеждой, что Серано с друзьями преодолеют все с Божьей помощью.

Могущественный враг — королева находилась далеко от Мадрида, и раньше чем она возвратится, Серано уже будет вблизи ее — так думала Энрика, сидя в большой высокой комнате с зарешеченными окнами, похожей на конторскую, просто, почти бедно, меблированной. Старые стулья с высокими спинками, длинный стол, покрытый зеленой скатертью, несколько пустых шкафов для бумаг, портреты умерших государей составляли все ее убранство. Лежавший всюду толстый слой пыли, стоявший столбом, когда солнечные лучи проникали в комнату, свидетельствовал о том, что здесь давно никто не жил. Вторая комната, служившая спальней герцогине де ла Торре, сообщалась с первой стеклянной дверью. В ней не было окон, и, по-видимому, она предназначалась для хранения ценных вещей.

Горничная, приставленная к герцогине де ла Торре, вероятно, была осведомлена, что супруге мятежника следует оказывать как можно меньше услуг, и Энрике пришлось терпеть много неудобств: она получала раз в день хлеб, воду и какую-нибудь горячую еду.

Но герцогиня де ла Торре не была так изнежена, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

Все ее помыслы и надежды обращались к тому времени, когда дело, которому она приносила жертву, даст богатые плоды, когда Франциско и его друзья явятся провозвестниками новой зари для своего отечества.

Двое караульных стояли под окнами, а в передней день и ночь дежурил офицер, чтобы никто не мог проникнуть к герцогине.

Ее содержали, как самую опасную преступницу.

То же самое было и с графом Теба, который тщетно искал средство к спасению. Он считал своей священной обязанностью спасти Энрику, так как хорошо понимал, какое наказание грозит ей. Он знал, что королевские судьи в этих случаях очень усердны и услужливы.

Но несмотря на все старания, Рамиро не находил никакого выхода.

Письма, которые он посылал Олоцаге, не доходили: их приносили коменданту, который, в свою очередь, отсылал королеве.

Первый вопрос Изабеллы был о герцогине де ла Торре.

Она с видимым удовлетворением узнала, что та находилась в надежном заключении.

— Я не замедлю произнести приговор над ней, — сказала королева с леденящей холодностью, — я сдержу слова, сказанные герцогу, что его дорога в Мадрид лежит через труп его жены! Да, я действительно исполню это, чтобы доказать мятежникам свою силу. Труп герцогини положат на большую дорогу, по которой пройдет дон Серано, если он действительно захочет идти далее! Это моя воля.

— Я все еще питаю надежду, ваше величество, — отвечал Жозе Конха, назначенный министр-президентом, — что герцог де ла Торре пощадит свою супругу и откажется от сражения. Насколько мне известно, и генералы изменят свои планы, если ваше величество решится передать трон инфанту Альфонсу и даровать амнистию.

— Прочь эти позорные предложения, мы еще не побеждены, господин маркиз! Я полностью полагаюсь на свои верные войска. Никакой амнистии! Я накажу мятежников!

— Известия из лагеря, полученные сегодня, не дают больших надежд на успех битвы, ваше величество, — сказал Конха, желая во что бы то ни стало избежать кровопролития и достичь согласия.

Изабелла гневно посмотрела на министр-президента, занявшего теперь место Гонсалеса Браво.

— Не дают больших надежд? — повторила она. — Тогда почему же не пришлют еще войск генералу Новаличесу?

— Потому что они умрут с голода в равнинах. Окрестные деревни и города совершенно опустошены, а подвоз труден и идет медленно, так что двадцать тысяч солдат генерала Новаличеса уже три дня получают только половину рациона. Это возбуждает недовольство.

— Ну, так время ожидания должно быть сокращено!

— Оно окончится через три дня, как сказал маршал Серано.

— Двадцать тысяч солдат, — сказала королева, — а как велики силы мятежников?

— Их вдвое меньше.

— Тогда нам не о чем беспокоиться, маркиз. Меня удивляет, что все окружающие, исключая дона Марфори, находятся в таком страхе. Право, это очень неутешительное сознание.

— Маршал Серано с тысячью человек когда-то обратил в бегство четырехтысячное войско карлистов, ваше величество!

— Это было когда-то. Новаличес храбр и опытен не меньше герцога де ла Торре!

— Тогда против герцога воевал Кабрера, целый год наводивший ужас на страну.

— Перечисляя все заслуги герцога, господин маркиз, вы заставляете меня считать вас его тайным союзником.

Конха побледнел: он являлся им на самом деле, хотя и с добрым намерением избежать народной войны.

— Я по-королевски наградила его, господин маркиз, — продолжала Изабелла с холодной гордостью, — теперь же хочу наказать, как подобает королеве. Не пробуйте защищать мятежников, ваши слова будут бесполезны! Я хочу укрепиться на троне строгостью, и первый, кто почувствует это, — пленная герцогиня! Я приказываю обвинить ее в государственной измене. Не медлите исполнить мою волю. Я еще королева Испании и надеюсь остаться ею на всю жизнь.

Конха поклонился и вышел, чтобы наскоро созвать военный суд и представить ему обвинение на пленную герцогиню. Он ежеминутно ожидал из лагеря повстанцев, в котором находился его собственный брат, известия о принятии предложенных условий.

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru