Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - МАСКАРАД В ЭСКУРИАЛЕ

Кол-во голосов: 0

В эту минуту подъехал офицер с шестью солдатами и очень почтительно поклонился министру.

— Видите, что с нами делают, господин лейтенант, защитите нас от этих людей.

Когда Риверо, в порыве ярости, замахнулся на министра, к нему подскакал офицер.

— Вы арестованы, господа.

— Только мы, господин лейтенант? Потрудитесь арестовать и этих трусов!

Гонсалес Браво и его секунданты быстро сели в карету, прежде чем Посада успел помешать им.

— Имена этих господ нам известны, позвольте, прежде чем составить протокол, узнать ваши имена, — вежливо проговорил офицер, — вы знаете, что так требует закон.

— Черт возьми, — сказал Посада, скрипя зубами, — негодяи улизнули! Топете был прав! Он скорее умрет, чем скажет неправду: его пистолет оказался без пули.

Офицер испугался.

— Это происшествие для меня загадка, господа, — сказал он, — из мадридского министерства только что пришло приказание арестовать лиц, дравшихся здесь у монастыря… дон Топете ранен… министр так поспешно уехал… Вы обвиняете его и адъютантов в самом наглом обмане.

— Мне кажется, настало время положить конец этим грязным проделкам, — произнес Риверо грозным голосом, — вы сами видите, что они сговорились для того, чтобы устранить этого благородного сеньора. Исполняйте свои обязанности, господин лейтенант, но не забудьте упомянуть о тех, кто убежал, и подробно описать все, что здесь произошло.

— Непременно, господа, но мне кажется, что это мало поможет, — заметил офицер, подходя к раненому. — Господин контр-адмирал давно пользуется моим глубочайшим уважением. Надеюсь, что его рана не опасна.

— Черт возьми! Постарайтесь, доктор, чтобы я недолго оставался в постели, мне сейчас дорог каждый день.

Офицер понял слова Топете: в Кадисе не только во флоте, но и в других войсках распространилась весть о готовящемся перевороте. Все знали, что вот-вот должен грянуть гром и ждали его, в то же время добросовестно исполняя все указания правительства, чтобы не вызвать никаких подозрений.

Офицер, выполнив свои обязанности, посоветовал секундантам Топете не поднимать пока тревоги.

Они крепко пожали ему руку, и он ускакал со своими солдатами, после того как Топете усадили в карету. Около полуночи они возвратились в Кадис. Ворота крепости тотчас же отворились, как только было произнесено имя контр-адмирала Топете.

Топете против обыкновения был молчалив и угрюм.

— Нет им пощады! — прошептал он, вылезая с помощью Риверо и Посады из кареты. — Время настало!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

МАСКАРАД В ЭСКУРИАЛЕ

Мадридский двор, не ведая надвигавшейся грозы, предавался такому буйному веселью, словно не желал упустить ни минуты из тех сладостных дней своего спокойного правления, которые ему еще оставались. Генерал-интендант Марфори, как и обещал королеве, устроил в Эскуриале грандиозный бал-маскарад, который состоялся сразу после переезда двора в летнюю резиденцию.

Последние приготовления были закончены, и Изабелла, стоя перед зеркалом, придирчиво рассматривала свой туалет, открывавший ее все еще прекрасную стройную шею и полные округлые руки.

Дуэнья ввела в комнату одиннадцатилетнего принца Альфонса, одетого в костюм мальчика-виноградаря и сегодня казавшегося очень веселым. Он был тихим и молчаливым мальчиком, так как постоянно хворал и патер Фульдженчио не разрешал ему принимать участие в веселых детских играх. Маленькая маска скрывала его худое, желтовато-бледное лицо. В принце Альфонсе патеры, по-видимому, хотели воспитать второго Франциско де Ассизи.

Террасу украшали разноцветные светящиеся шары, развешенные на деревьях. В огромном парке звучали чудные звуки придворной капеллы, скрытой от глаз зрителя. Между деревьями стояли шелковые палатки, в которых очаровательные богини наливали вино и подавали мороженое разгоряченным маскам. Порхали грациозные баядерки и дриады, и, смеясь, ускользали от своих преследователей. Аллеи были усыпаны благоухающими цветами. На лугах танцевали пары. В центре парка горел блестящий фейерверк.

На празднествах дона Марфори был принят свободный тон. Царица бала, жена посланника, приехала в прозрачном костюме Елены. Ее окружила толпа рыцарей и других масок.

Маленький супруг Изабеллы, в костюме Фауста, сознался герцогу Риансаресу, что эта Елена обворожила его:

— Какая очаровательная нога и рука!

— Какие божественные формы! — вторил герцог. — Взгляните, мантия раздвигается — совершенство! После королевы она прекраснейшая женщина при дворе.

— Такую дивную фигуру, — сказал Франциско де Ассизи, сладострастным взором следя за Еленой, — я видел только у графини Генуэзской, но теперь! — король вздрогнул, вспомнив о язвах, покрывавших некогда прекрасное тело монахини, которая теперь, изможденная, лежала на своих подушках в мадридском дворце.

В эту минуту, опираясь на руку матадора, появилась Изабелла.

На матадоре красовалась остроконечная шляпа с пестрыми лентами и драгоценной бриллиантовой пряжкой, красный шелковый платок был ловко перекинут через плечо. На концах коротких бархатных панталон развевались пестрые ленты, скрепленные у колен бриллиантами, мускулистые ноги обтягивало трико телесного цвета, так что они казались голыми.

Взоры королевы-матери, одетой в старо-французский костюм, были прикованы к этой атлетической мужественной фигуре.

Матадор, идущий рядом с королевой и держащий ее руку в своей, был дон Марфори.

Знал ли об этом шутник-арлекин, который шел за ним на цыпочках? Озираясь по сторонам, не замеченный беседующей парочкой, он бесшумно следовал за ней, желая убедиться, действительно ли матадор обладает такими великолепными икрами.

— Что это он затевает? — шептали со всех сторон.

Арлекин, смеясь, вынул из своего пестрого камзола длинную булавку, незаметно подкрался сзади к прекрасно сложенному матадору и воткнул ее в его роскошные икры. Марфори не почувствовал ни малейшей боли.

Арлекин покатился со смеху.

Он не ошибся, решив, что мускулистые икры — подкладные. Громкий взрыв хохота раздался кругом, но матадор, не подозревая подвоха, продолжал шествовать со своей прекрасной дамой, с булавкой в ноге.

Королева-мать отвернулась, глубоко разочарованная.

Смех моментально стих, когда узнали, кто скрывался под маской матадора.

— Дорогая маска, вы так скоро узнали меня, — проворковала его спутница.

— Внутренний голос шепнул мне, когда вы подошли ко мне, ваше величество, что я приближаюсь к своей прекрасной цели, — отвечал Марфори, пытаясь говорить поэтическим языком.

— Как превосходно устроили вы этот праздник! Клянусь, я не испытывала прежде таких приятных часов.

— Ваше величество, я не достоин вашей похвалы!

— Бросьте слово «величество», в такие прекрасные минуты я не королева, а только Изабелла Бурбонская, которая с удовольствием болтает с доном Марфори и видит его подле себя. Называйте меня донной Изабеллой, это звучит гораздо теплее, чем холодное слово «величество», которое годится для тронного зала.

— Вы очень милостивы, донна Изабелла, я с сильно бьющимся сердцем пользуюсь вашим прекрасным позволением, которое доказывает, как добры вы ко мне.

— Посмотрите вы на это желтое домино, дон Марфори. Оно, кажется, преследует нас.

— О, воспользуемся случаем укрыться от его взоров.

— Он начинает мне надоедать.

— Посмотрим, кто скрывается под ним.

— Нет, нет, мне кажется, это не чужой.

Маска в желтом домино все ближе подходила к ним и, наконец, осторожно приблизилась к королеве.

— Извини, прекрасная маска, если я попрошу тебя дать мне твою маленькую прекрасную ручку.

Марфори окинул домино с головы до ног вызывающим взглядом. Изабелла, поколебавшись, подала левую руку.

— Странно, если я ошибаюсь, — пробормотал человек в желтом домино и нарисовал на ладони буквы К и И.

Изабелла с любопытством взглянула на незнакомца. Он осторожно оглядывался по сторонам — кроме трех масок в боковой аллее парка, вокруг больше никого не было.

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru