Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - ГОНСАЛЕС БРАВО

Кол-во голосов: 0

Один из ночных путешественников остановился.

— Если не ошибаюсь, мы должны идти по этой дороге, — прошептал он, обращаясь к своему спутнику и показывая рукой на поле, которое вдали сливалось с беловатым туманом.

— Кажется, ты прав, брат Роза, — отвечал другой глухим голосом.

Оба человека повернули вправо и тихо пошли по узкой тропинке.

— Нам не следует являться раньше полуночи, — напомнил Роза, — в это время сторож расчищает рельсы. Дай руку, преподобный Антонио, здесь положена шаткая доска, обопрись на меня.

— Ты думаешь, что в старости неизбежны слабость в ногах и головокружение, брат Роза. Ты ошибаешься — я еще могу перейти яму по доске, иди спокойно вперед.

— Это милость неба, — пробормотал великий инквизитор.

Вскоре справа от себя они увидели домик станционного смотрителя, они прошли мимо него и приблизились к рельсам, возле которых лежали штабеля бревен и железных шпал.

Шедший впереди Роза вдруг остановился и схватил Антонио за руку — ему померещились чьи-то шаги.

— Скорее! Спрячемся за бревнами! — прошептал Роза.

Великие инквизиторы, явившиеся на станцию среди ночи с ужасным намерением, быстро спрятались за штабелями бревен. Это было как нельзя вовремя: мимо прошел станционный сторож, который вышел проверить железнодорожный путь.

Когда сторож скрылся в темноте, они встали, чтобы, не теряя ни минуты, приняться за дело. Монахи выбрали очень удачное место, так как они издали могли видеть приближение поезда. Благочестивые отцы подождали, пока, как они думали, сторож войдет в свой домик; была уже полночь.

— За работу, — прошептал старик Антонио, почувствовав прилив молодых сил. Они подтащили, одно за другим, несколько тяжелых бревен и положили их на рельсы. Братьям святого Викентия этого показалось мало. Они с большим трудом приволокли еще несколько кусков рельсов, лежавших у дороги.

Изнемогавшие под тяжестью монахи представляли страшное зрелище. Это были дьяволы — ослепленные местью дьяволы в образе людей.

Они знали, что все пассажиры поезда должны погибнуть. Мужья, которых с нетерпением ожидали жены, матери с детьми — всех их благочестивые отцы обрекли на смерть ради того, чтобы уничтожить Нарваеса и его сторонников.

Наконец, работа была готова.

Антонио и Роза стояли на рельсах и любовались делом своих рук.

В эту минуту вдали блеснул красный огонек локомотива.

Антонио бросил еще раз внимательный взгляд на балки и куски рельсов, чтобы вслед за тем бежать со своим товарищем с этого места.

Вдруг великому инквизитору показалось, что одно из бревен недостаточно плотно прилегает к другому, и, пока Роза, вытаращив глаза, как завороженный, смотрел на приближающийся локомотив, он еще раз перешел через рельсы, чтобы поправить бревно.

Роза только собрался крикнуть, чтобы Антонио повернул назад, так как уже слышался стук несущегося на всех парах паровоза, как тот споткнулся и упал на рельсы, нога его попала в щель между шпалами. Роза видел, что через несколько минут поезд достигнет места, где лежал стонавший старик, и мигом кинулся к нему на помощь.

Приближалась роковая минута.

Роза одним прыжком очутился возле Антонио.

— Ради всех святых, скорее! — крикнул он. — Мы можем быть колесованы и заживо погребены!

— Я не могу встать! Спаси меня, брат Роза, спаси! Одна нога отказывается мне служить!

При падении Антонио сломал ногу, которая попала в щель между шпалами.

Ближе, все ближе подходил поезд.

Антонио сложил руки — жестокий патер Санта Мадре в отчаянии стал читать молитву.

— Мы пропали! Слышишь стук локомотива и вагонов? Собери все свои силы, я не в состоянии поднять тебя один, я вынужден бросить тебя на произвол судьбы!

Антонио стал подниматься, Роза выдернул его ногу и с усилием вытащил беспомощного старика, который ухватился за него, крепко стиснув зубы, затем перетащил через рельсы и направился к полю.

Не успел Роза протащить почти безжизненное тело великого инквизитора на сто шагов, как локомотив со страшной силой налетел на преграду. Вагоны разлетелись вдребезги, тишину разрезали жуткие вопли.

— Прочь, прочь! — стонал Роза, таща за собой бесчувственного старика и боясь оглянуться.

Злодеям Санта Мадре не было суждено увидеть дело своих рук.

Двери вагонов разлетелись, пассажиры в страхе соскакивали на землю с криками о помощи, в отчаянии волокли за собой раненых: локомотив был неузнаваем, машинисты и кочегары исчезли, и только к утру между обломками нашли их разорванные на части тела.

Из пассажиров только немногие были тяжело ранены, остальные пострадали очень незначительно, но служащие железной дороги погибли все. Машинисту бревном раздробило грудь, один из кочегаров сломал себе шею, другому отдавило обе ноги, так что через несколько часов он умер.

Нарваес в первую минуту столкновения получил сильный удар, на который, однако, не обратил внимания, хотя он и причинил ему боль. Он успокоил министров и своих спутников, указывая на тяжело раненных и довольный тем, что так легко отделался. На следующее утро на рельсах обнаружили бревна. Хотя при столкновении с поездом их отбросило в сторону, причина катастрофы стала очевидной.

Но кто мог совершить это дьявольское преступление? Стали искать злоумышленников, как всегда арестовали невиновных, но после многочисленных допросов их пришлось отпустить. Было назначено большое вознаграждение тому, кто раскроет это темное дело, но преступление осталось невыясненным — братья святого Викентия умели хранить тайну.

Вскоре Нарваес почувствовал недомогание и должен был прибегнуть к помощи врача, который прописал ему различные лекарства и натирания, но болезнь развивалась.

Победа опять оказалась на стороне Санта Мадре!

12 апреля 1868 года ослабевший герцог Валенсии почувствовал свой последний час — он потребовал соборования.

Известие о его смерти не вызвало ни сочувствия, ни грусти в народе, но при встрече его скромной погребальной процессии люди справедливо замечали: «Он был честным человеком».

Королева, ради которой он перенес не одно унижение и страдание, за которую он столько лет сражался и готов был отдать жизнь, благодарная королева не нашла даже времени оказать верному слуге последнюю почесть: ее парадная карета, запряженная шестью лошадьми, пустая сопровождала украшенный пальмами и лавровыми венками гроб герцога Валенсии.

ГОНСАЛЕС БРАВО

Король умер — да здравствует король!

Возгласы эти, означавшие смену регента, раздавались примадридском дворе, когда в апреле 1868 года бренные останки Нарваеса были перенесены в склеп его предков.

Нарваес умер — да здравствует Гонсалес Браво!

Народ спрашивал: кто этот человек, которому предстояло теперь управлять страной?

Дарует ли он, наконец, блага, без которых не может существовать человечество: справедливость, свободу и спокойствие?

На эти вопросы можно ответить немногими словами: Гонсалес Браво был творением Санта Мадре, игрушкой инквизиции, орудием братьев святого Викентия.

Когда преподобным патерам Санта Мадре, наконец, удалось устранить своего последнего врага Нарваеса, все их стремления сосредоточились на том, чтобы приискать для королевы нужного советника. Цель их была достигнута, когда слабая Изабелла сделала Гонсалеса Браво регентом.

После смерти Нарваеса пали и остальные министры; их заменили Кабинетом, состоявшим из людей, подобных Гонсалесу — не имевших представления ни о справедливости, ни о нравственности. Отличная победа патеров!

Хотя престарелый Антонио и не вынес последствий перелома ноги — заслуженная кара неба, которую он сам навлек на себя, жертва эта была так ничтожна в сравнении с блестящими результатами, что он мог спокойно умереть.

Великий инквизитор Антонио, ослепленный фанатик, до последнего вздоха оставался самым ревностным служителем инквизиции, решившимся во имя ложной идеи даже на убийство. После смерти Антонио его место занял патер Роза, место последнего — патер Кларет. От погонщика мулов и вора до великого инквизитора Испании — великолепная карьера, лучшее доказательство ловкости и хитрости духовника королевы.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru