Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - СМЕРТЬ НАРВАЕСА

Кол-во голосов: 0

СМЕРТЬ НАРВАЕСА

Через некоторое время после возвращения из Дельмонте Рамиро, не посетив ни разу двора, хотя графиня Джирдженти отправилась со своим супругом на юг, чтобы провести холодные месяцы в Гренаде или Севилье, поспешил в Париж, где имел случай встретиться с генералом Примем и его супругой, отправившимися вслед затем в Лондон. Рамиро, теперь серьезный, сдержанный человек, своими манерами все более напоминавший Олоцагу, хотел жить как можно дальше от грустных воспоминаний.

Между отцом и сыном завязалась теснейшая дружба. Они вели оживленную переписку с Серано, Примом и Топете, и вскоре выяснилось, что Мария стала жертвой жестокой мести, так как Серано не посылал в Дельмонте никакой шкатулки из розового дерева.

Какое сильное впечатление произвела на Франциско смерть дочери и как ожесточило маршала это и многие другие известия, мы увидим в одной из следующих глав.

После получения розы от папы Римского иезуиты приобрели еще большую власть над королевой. Исходивший из Санта Мадре мрак, закрывавший свет солнца над угнетенной страной, сгустился еще больше.

Сестра Патрочинио уже несколько месяцев лежала в постели, страдая болезнью, причины и способа лечения которой никто не знал, хотя ее навещали лучшие доктора, призванные королевой. Ее тело покрылось ранами, залечить которые не было никакой возможности. Никто, в том числе и сама монахиня, не подозревал, что причиной этой ужасной болезни был подарок крроля.

Королева казалась очень озабоченной несчастьем, постигшим благочестивую сестру, не проходило дня, чтобы она не осведомлялась о ее здоровье.

В один из первых дней января 1868 года Изабелла ласково попросила герцога Валенсии навестить больную сестру Патрочинио и уведомить ее, в каком состоянии находится монахиня.

Нарваес исполнил желание королевы и вернулся к нетерпеливо ожидавшей его Изабелле.

Старый волевой генерал, человек честный, несмотря на свою суровость и жестокость, вошел в кабинет королевы с расстроенным лицом; он не был дипломатом, умеющим скрывать свои чувства.

— Что случилось, господин герцог? Вы нас пугаете, — вскрикнула королева, быстро вставая с кресла. — Благочестивая сестра Патрочинио…

— Обманщица, опасная женщина, против которой я должен предостеречь ваше величество, — отвечал Нарваес решительно, на лицах стоявших у входа адъютантов выразилось величайшее изумление.

Королева, не понимая, что случилось, сильно побледнела.

— Благочестивая сестра Патрочинио… это ужасно!

— Извините, ваше величество, я привык говорить откровенно. До сих пор считая монахиню набожной женщиной, я с радостью исполнил желание вашего величества узнать о ее здоровье… Но монахиня — опасная женщина, она носит клеймо преступников, ваше величество, я своими глазами видел рубец палача на ее левой руке.

В то время как Изабелла с нескрываемым ужасом внимала словам герцога Валенсии, в соседней комнате кто-то шевельнулся и тихо вышел.

— Господин герцог, вы, вероятно, ошиблись. Мы слышали, что несчастная благочестивая сестра вся в ранах — это тяжкое испытание, посланное ей небом. Вы ошиблись, то, что вы говорите, невозможно.

— Ваше величество, вы знаете и, вероятно, не раз замечали, что мои глаза, несмотря на старость, зоркие и никогда не подводили. Я сам был страшно поражен при виде клейма, потому что не предполагал, что эта женщина выбрала одежду монахини, чтобы избежать наказания или скрыть клеймо. Ваше величество, вы можете положиться на мои слова. Когда я, намереваясь исполнить ваше желание и доказать, что всегда к вашим услугам, даже в неприятном для меня случае, стал приближаться к соборному флигелю, там случайно никого не оказалось. Я застал монахиню одну. Она дремала, положив левую, здоровую, руку на подушку. Я обратился к ней со словами, как было поручено мне вашим величеством, она не отвечала, тогда мой взгляд невольно упал на ее руку. Дрожь пробежала по моему телу, когда я заметил на ней резко выделявшийся рубец, я подошел ближе — это было клеймо палача!

— Довольно, — прошептала Изабелла и Закрыла лицо руками, — все должно разъясниться.

— В словах вашего величества слышится недовольство мной. Нарваес верный слуга вашего величества и привык быть откровенным. Нарваес предостерегает ваше величество против этой женщины и советует как можно скорее освободиться от нее. Пока считалось, что монахиня живет здесь как ревностная служительница истинной веры, я молчал, теперь же считаю своей обязанностью сказать вашему величеству: берегитесь этой обманщицы, она преступница.

Королева не находила слов. До сих пор благочестивая сестра стояла в ее мнении так же высоко, как и сам Нарваес. Кому доверять, к кому обратиться? Слова герцога ей казались невероятными, она готова была признать рубец, замеченный Нарваесом на руке монахини, следствием такой же необъяснимой и никому не понятной болезни, как и ее раны.

Когда герцог хотел удалиться, королева собралась с духом и сказала, обращаясь также к стоявшим тут адъютантам, которые, без сомнения, постарались бы распространить эту новость:

— Мы не преминем найти объяснения этому, господин герцог, и постараемся сообщить вам результаты.

Во время этого разговора патер Кларет вышел из соседней комнаты и направился к соборному флигелю. Он слышал весь разговор Нарваеса с королевой и, расстроенный, направился в комнату, где лежала монахиня. Он думал сейчас о том, как эта история с клеймом отразится на его собственном положении при дворе.

С этого дня Нарваес сделался ярым и откровенным противником патеров, хотя до сих пор старался не вступать с ними в открытую борьбу.

Графиня Генуэзская, не подозревавшая о визите герцога Валенсии, лежала на своих подушках, когда Кларет с растерянным лицом поспешно вошел к ней в комнату.

— Благочестивая сестра, — прошептал патер, — первым делом отпусти служанку, я должен сообщить тебе важное известие.

Монахиня, исполняя желание Кларета, подала служанке знак удалиться.

— Что привело тебя так внезапно сюда, благочестивый брат? — спросила она голосом, который показывал, какую страшную боль причиняли ей раны.

— Нам готовится нечто ужасное, все висит на волоске, — отвечал патер. — Нарваес только что сообщил королеве — язык мой отказывается произнести — что твоя левая рука носит клеймо.

Монахиня вздрогнула, словно от укуса змеи, глаза ее сверкнули мрачным огнем, казалось, в эту минуту к ней вернулись прежние силы.

— Нарваес, — пробормотала она, — он сообщил королеве…

— Я все слышал в соседней комнате и потому поспешил сюда, чтобы уведомить тебя об опасности.

При виде этого маленького тучного человека с косыми глазами в таком отчаянии и страхе по бледному лицу графини пробежала улыбка.

— Он хочет погубить нас, — прошептала она, — но будь спокоен, благочестивый брат, он роет могилу самому себе.

Нарваес поклялся сомневающейся королеве, что видел на твоей руке роковой знак, когда он полчаса тому назад по поручению Изабеллы подошел к твоей постели.

— Значит, здесь в комнате не было никого, кто мог бы помешать ему или разбудить меня?

— Никого, иначе нашему врагу не удалось бы открыть твою тайну, бедная страдалица.

— О, эти ненадежные слуги! Они за это поплатятся. Однако не тревожься, благочестивый брат. Благодарю тебя за это известие. Изабелла Бурбонская не обратит внимания на слова Нарваеса, она почувствует, что ненависть внушила ему их.

— Адъютанты слышали об этом позоре, они были свидетелями его совета удалить тебя. Уже сегодня это известие распространится с быстротой молнии.

Монахиня судорожно сжала руки; Кларет прав, придавая этому происшествию такое значение, следовало немедленно что-то предпринять, чтобы восстановить влияние иезуитов.

Кларет, хорошо понимая, что вместе с благочестивой сестрой и поверенной королевы падет и он, с нетерпением ждал решения монахини. Он видел, как в ней бушевали чувства, как ее ядовитые мысли отражались на бледном неподвижном лице, и как, наконец, оно озарилось торжествующей улыбкой.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru