Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - ДЕНЬ МЕСТИ

Кол-во голосов: 0

Матерь Божья услышала его молитву, она вынесла свой приговор.

Жуана нашла на столике раскрытую шкатулку из розового дерева, а на полу увядшую розу.

Роза исполнила свое назначение, а теперь увяла.

Приехавший из Бедойи врач заявил, что причиной смерти было отравление, следов которого он, однако, не нашел. Все догадались, что шкатулка из розового дерева содержала яд для Энрики, но жертвой оказалась Мария. Рамиро, сам того не ведая, ставший орудием чьей-то страшной мести, был безутешен.

Глубокая скорбь воцарилась в Дельмонте.

Узнав о внезапной смерти прекрасной Марии, поселянки из окрестных деревень собрались в замок, украсив цветами гроб своей любимицы. Рамиро, Энрика и Жуана поочередно находились у гроба.

Ночью, когда никого больше не было в громадном зале, Рамиро приподнял вуаль, закрывавшую лицо Марии, и прижал к губам ее холодную безжизненную руку, словно прося прощения за причиненное горе. Всю ночь перед похоронами Энрика сидела возле гроба дочери, и хотя все опасались за ее здоровье, никто не мог помешать ей в этом.

Мать, видевшая свою дочь в последний раз, желала провести оставшиеся часы на коленях перед горячо любимой дочерью, чтобы найти утешение своей раненой душе. Она хотела предаваться горю в одиночестве.

Мария лежала в белом платье, усыпанном цветами, в венке из цветущих мирт. Лицо ее ничуть не изменилось, казалось, она спит безмятежным сном.

Энрика преклонила колени перед гробом, обняла дочь и, роняя слезы, долго смотрела ей в лицо. Энрика прижалась губами к щеке Марии.

— И тебя похитили у меня, — прошептала она, — я должна одна пережить эти мучительные минуты. Я не могу понять причины твоей внезапной смерти, моя Мария. В ком за свою короткую жизнь могла ты возбудить ненависть или месть? Все помыслы твои были добрые. Только что нам засветило счастье, только что мы соединились, как какая-то завистливая рука разлучила нас с Франциско, и теперь и с тобой. Дарованное нам после стольких мук и горестей счастье было слишком велико и не могло поэтому продлиться долго, и теперь я в отчаянии преклоняю колени перед твоим гробом.

Энрика наклонилась над телом обожаемой дочери.

Слух о смерти Марии дошел до Аццо, бродившего в окрестностях Дельмонте. Он явился во дворец ночью, чтобы тайно проститься с Марией, которую когда-то спас. Увидев коленопреклоненную мать, он остановился, не смея нарушить этого святого часа. Аццо снял шапку и сложил руки, как для молитвы.

Бездомный, гонимый всеми цыган, преследуемый Санта Мадре и превращенный им в вампира, цыган, которого не ласкала ни одна душа, пришел к Энрике разделить ее горе. Рубашка его разорвалась, когда он пробирался между кустами, короткие черные брюки были разорваны, на плечи накинут старый плащ; но на груди по-прежнему висела серебряная цепь цыганских князей. Аццо подарил клад своих отцов Марии, когда они с матерью были бедны и жили в нужде. Теперь Энрика стала герцогиней де ла Торре, а Мария лежала мертвая в гробу. Ей не нужно было ни золота, ни драгоценных камней, она перешла в лучший мир.

Энрика приподнялась и взглянула на открытую дверь.

— Это вы, Аццо! О, подойдите сюда и посмотрите на мое горе!

— Я знаю уже о нем. Позвольте мне на минуту преклонить колени возле вас, Энрика, позвольте вместе с вами помолиться!

Цыган, рыдая, опустился на колени перед мертвой Марией. Затем он поднялся и взял руку Энрики.

— Скажите, правда ли то, что я слышал, — мрачно спросил он. — Разве Мария отравлена?

— Доктор утверждает это, хотя в розе, которая лежала возле моей дочери, не нашли яда. Шкатулку с розой, которую привез Рамиро и которая была признана причиной смерти Марии, будто бы прислал Франциско.

— Рамиро привез ее? — быстро сказал Аццо. — От кого он получил ее?

— Ее принесла монахиня в замок Теба в ночь перед отъездом графа сюда.

— Монахиня… О ужас! Она высокого роста и закрыта густой вуалью?

— Да, так утверждал Рамиро. Монахиня имела поручение доставить в Дельмонте шкатулку из розового дерева. Она не знала дороги сюда и попросила Рамиро передать ее мне.

Аццо застыл.

— Это дело рук Аи, — вымолвил он неслышно, — этой монахиней была она. Роза предназначалась для Энрики.

— В тот самый вечер, когда Марию нашла мертвой, я послала гонцов к контр-адмиралу Топете, который поддерживает связь с моим мужем. Я должна узнать, он ли передал шкатулку.

— Прощайте, Энрика, — решительно произнес Аццо, — не герцог де ла Торре прислал розу. Я знаю, чье это дело, и отомщу за вас! — Лицо цыгана в эту минуту было страшным.

— Прощайте, Энрика, возможно, я больше никогда не увижу вас. Вы знаете, что главная цель моей жизни — охранять вас, и высшая награда за это — ваша улыбка. Прощайте, Энрика! Каким образом избавлю я вас и весь свет от этого чудовища, я еще не решил. Мне кажется, что это наше последнее свидание с вами, я вас очень любил, Энрика! Я не верил, что могу любить женщину, которую никогда не назову своей, теперь же я счастлив. Поминайте добром бедного цыгана! И, если больше не услышите о нем, преклоняя колени перед могилой дочери, помолитесь и за его душу.

— Мой милый Аццо, — сказала Энрика, тронутая до слез, — сохраните свою жизнь, не подвергайте ее опасности! Моя молитва будет сопровождать вас всюду и благодарности моей нет конца!

— Прощайте, Энрика, я искренне желаю, чтобы ваш Франциско скоро невредимым возвратился к вам, прощайте!

Аццо пожал руку Энрике, простился с мертвой Марией и скрылся во мраке ночи.

На следующий день дочь Энрики, в дорогом гробу, украшенном цветами и венками, отнесли в склеп. Священник из Бедойи отпел покойницу. За гробом по дороге, усыпанной цветами, следовало много людей. Рамиро шел рядом с Энрикой и Жуаной.

Под торжественными сводами старого фамильного склепа упокоилась прекрасная девушка, ставшая жертвой людской злобы.

ДЕНЬ МЕСТИ

Прошло несколько недель после описанных событий.

Последуем с читателем в Мадрид и пройдем через Цыганскую улицу на площадь, куда выходит много грязных и темных улиц.

Это мадридская площадь Растро1, здесь можно купить все, что душе угодно, и притом по весьма дешевой цене.

На одной стороне этой площади в ряду деревянных лавок продается мясо: на железных крюках висят потроха, в больших чанах с грязной красноватой водой лежат головы и ноги — это пища для бедных людей.

Напротив мясных лавок, на другой стороне площади, со своим товаром сидят какие-то подозрительные женщины в неопрятных платьях. Тут вы найдете все — от тряпок до мантии герцогини, от деревянной ложки цыгана до серебряного бюста святого Бонифация, всевозможный хлам, который, однако, быстро раскупается, разумеется, маньолами с их провожатыми, обедневшими людьми и преступниками.

На бюсте Пресвятой Девы висела старая мужская шляпа, которая продавалась по одной цене с этим бюстом, тут же были великолепный сервиз, полинялая мантилья, два револьвера и распятие.

Аромат цветов смешивался с отвратительным запахом гниющего под палящим солнцем мяса, заплеснелых платьев и тухлой рыбы; говор мошенников сливался с визгом и криком мужчин, женщин и ребятишек, приехавших сюда из разных провинций Испании.

— Сюда, сеньор, — кричит толстая торговка, — купите у меня эту бархатную мантию, ее ноcил маркиз Сетон, доверенный короля Фердинанда!

— Вот талисман, сеньор, — перебивает другая, — он предохраняет от чумы, уверяю вас, потом будете жалеть об этом, он защищает от чумы, которой легко заразиться, проходя по Растро!

— Купите это ожерелье для вашей возлюбленной, — вступает третья и сует под нос старые грязные бусы, — не зевайте, завтра уже не найдете таких!

Чья-то рука протягивается к ожерелью — это обожатель какой-нибудь маньолы, глаза у этого человека запали, щеки почти серые, ему надо бы купить тот талисман, предохраняющий от чумы, или, быть может, уже поздно?

вернуться

1

Испанцы называют «растро» место, куда сносят старые краденые вещи. В каждом городе Испании для этого торга отводится какая-нибудь площадь. Стоит испанцу обнаружить, что у него украли какую-то вещь, он отправляется к судье своего квартала и описывает ему пропажу; тот, в свою очередь, тотчас посылает альгуазиля на площадь.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru