Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - ПОСЛЕДНИЙ ЧАС ЖОЗЕ

Кол-во голосов: 0

— Генерал Орензе, скажите честно, как все было, — произнес Нарваес.

— Повторяю, герцог, я не причастен к восстанию!

— Вы надеетесь уверить нас в своей невиновности, но ваш полк первым начал стрелять! Сознайтесь, что вы действовали по приказанию герцога де ла Торре!

— Я герцога не видел и не говорил с ним.

— Значит, вы были с ним в переписке — доказательство в наших руках! — вымолвила Изабелла, бледная от негодования.

Серано отступил на шаг — он ясно увидел, что Изабелла решилась уничтожить его.

— Человек, который сказал вам это, подлец, ваше величество, — дрожащим голосом произнес Серано, — велите расстрелять мятежников и привести сюда их главарей, чтобы они уличили меня в измене. До тех пор, пока они этого не сделают, я свободен — и худо тому, кто посмеет затронуть честь маршала Испании!

— Этими словами вы нисколько себя не оправдываете, а напротив, доказываете справедливость предъявленного обвинения, которому мы сначала не хотели верить, так оно ужасно! Не забудьте, что вы нам сейчас советовали расстрелять бунтовщиков. Господин герцог, кто писал это?

Выражение ужаса промелькнуло на мертвенно бледном лице Серано, когда он прочел слова, написанные на листе, протянутом королевой Нарваесу:

«Генералы! Пусть 15 декабря 1866 года будет днем вашей славы и нашей обшей мести!»

— Ну-с, маршал?

— Это мошенничество, страшный обман, я не имею отношения к этим словам.

— Странно. Мы часто имели случай видеть ваш почерк и потому нисколько не сомневаемся, что эти строки выведены вашей рукой. Эту записку нашли у восставших генералов!

— Неслыханный обман! — воскликнул Франциско в ярости. — Меня заманили в Мадрид, просили явиться сюда, для чего все это, ваше величество?

— Господин герцог, — угрожающим тоном произнесла королева.

— Клянусь именем Пресвятой Девы, я не писал этих слов! Нарваес проницательно посмотрел на Серано, потом подал ему лист.

— Вы готовы под присягой отрицать свою подпись, господин герцог де ла Торре, я бы советовал прежде, чем приступить к этому, хорошенько и спокойно рассмотреть ее.

После этих слов, произнесенных тихо и мрачно, Франциско Серано взял из рук министра записку. Волнуясь, он быстро взглянул на подпись и побелел, рука, державшая бумагу, дрогнула — он не верил своим глазам и все пристальнее всматривался в почерк.

— Вы решитесь присягнуть, господин герцог? — спросил Нарваес сурово.

Франциско не мог оторвать глаз от письма, он терялся в догадках: слов этих он не писал, а между тем подпись была его. Минута тянулась так мучительно, что мысли его стали путаться.

— Ну, господин герцог, вы молчите?

— Ваше величество, мою подпись употребили во зло, откуда ее взяли, я не в состоянии объяснить. Это такое ужасное мошенничество, что рука моя дрожит от гнева.

— Довольно, — сказала Изабелла презрительно, — нам надлежит решать не то, что было, а то, что должно быть. Господин герцог Валенсии, мы даем вам королевскую власть наказать всех, кто принимал даже малейшее участие в восстании, мы желаем спокойствия.

Франциско Серано хотел что-то добавить, но королева, даже не кивнув головой, направилась к выходу — он хотел просить, чтобы с ним поступили по справедливости, но врожденная гордость удержала его.

«Это твой ответ на мое бракосочетание, — прошептал он, — я видел по твоему лицу, что ты организовала заговор против меня, ослепленная королева! Но горе тебе и мне!»

Франциско не мог отрицать подлинности своей подписи, но был уверен, что при расследовании дела все разъяснится, поскольку не знал за собой никакой вины. Во избежание неприятного столкновения он с благородным спокойствием отдал свою шпагу.

— Господин герцог Валенсии, я ваш пленник! Честь моя требует, чтобы меня судили военным судом для того, чтобы выяснить все обстоятельства. Исполняйте свой долг!

Нарваес взял его шпагу. Для предотвращения всяких осложнений, и особенно уличных беспорядков, Серано, как политическому преступнику, позволили возвратиться в Дельмонте и ждать решения.

Несколько дней спустя восстание было подавлено.

Военный суд, состоявший из любимцев королевы, духовенства и Нарваеса, признал мятежных генералов виновными в заговоре и приговорил всех без исключения к смертной казни.

Королева смягчила наказание, заменив его для Серано, Орензе, Мессины, Роса де Олано, Милана дель Боша и Орибе ссылкой на Канарские острова сроком на десять лет.

ПОСЛЕДНИЙ ЧАС ЖОЗЕ

Когда герцог де ла Торре получил из Мадрида решение о ссылке, которого не мог изменить никто, кроме королевы, им овладела глубокая грусть: не успел он соединиться со своей Энрикой, как предстояла новая разлука.

Он сделался жертвой мошенничества, вдохновителя которого не знал и не хотел знать. Это предательство было таким низким, что он мог только презирать своих врагов — они были недостойны даже ненависти. Серано понимал, что не Нарваес руководил этой местью, ее задумали в высших сферах, и мысль эта особенно угнетала его.

Когда Франциско сообщил Энрике печальную новость, она сказала:

— Я поеду вместе с тобой. Возьми меня, мой Франциско, и тогда ссылка твоя не будет для тебя несчастьем.

— Дорогая моя Энрика, — ответил тронутый ее словами герцог, — цель этого плана состояла именно в том, чтобы разлучить нас силой. Ссыльный не имеет права брать с собой жену.

— Франциско, мой Франциско, это невозможно, этого нельзя вынести!

— Но это так! Ты забываешь, что генералов и меня должны были посадить в крепость. Но из опасения, что в здешних тюрьмах могут начаться при этом беспорядки, нас отсылают на далекие острова.

— В тюрьму! — медленно повторила Энрика.

— Да, иначе не назовешь. Преступников сажают в тюрьмы, генералов ссылают! Нам придется расстаться, Энрика, но надеюсь, что разлука продлится не десять лет. Прежде, чем отправиться в ссылку, я намерен явиться во дворец.

— Не делай этого, умоляю тебя, я боюсь, что нас постигнут новые несчастья.

— Не беспокойся, моя дорогая, я лишь хочу убедиться, все ли потеряно во дворце.

— Твои слова пугают меня.

— Я знаю свой долг, и моя любовь к тебе ежеминутно напоминает о нем. Но не забудь, что и честь должна стоять вровень с любовью. Я не достоин называться твоим, если не буду поступать так, как подобает человеку моего звания. Удивляюсь терпению, с которым вынес нанесенное мне оскорбление. Я претерпел все, пока думал, что стал жертвой ненависти и зависти каких-то ничтожных людишек, но теперь у меня возникла догадка, которая мучит сильнее любого несправедливого наказания. Энрика, ты не понимаешь, какие это жалкие интриги, тебе и не следует понимать их! Я уезжаю и оставляю вас с дочерью, но я с гордостью иду в ссылку. Не думаю, чтобы, воспользовавшись моим отсутствием, вам причинили новые обиды, но ведь я и этой несправедливости не ожидал. Поэтому запомни, что ты всегда и во всем найдешь трех защитников, готовых пожертвовать за тебя жизнью. Эти трое — Прим, Олоцага и Топете! Зови их, обращайся к ним, как только почувствуешь опасность. Обещай мне это для моего спокойствия. Они преданы тебе так же, как я сам!

— Но как долго я не увижу тебя, сколько лет? — печально произнесла Энрика.

— Мы встретимся раньше, чем ты думаешь, через несколько недель все решится! Будь спокойна, Энрика, теперь мы навеки вместе!

— Эта мысль утешает меня! Кроме того, в Дельмонте мы в совершенной безопасности. Я позабочусь о том, чтобы по возвращении домой ты обрел счастье и покой.

Франциско обнял Энрику, ее слова согрели ему душу.

— Я буду следить за хозяйством, помогать бедным, чтобы в окрестных деревнях царило благоденствие, и, когда вернешься, мы вместе порадуемся этому. Я позабочусь и о Веро — твоей любимой лошади, и о твоих маленьких жеребятах. Мария станет кормить лебедей и голубей, и мы будем писать тебе — это, надеюсь, позволено?

— Разумеется, моя Энрика, только ты долго не получишь ответа, так как корабли редко ходят на острова. Чтобы наши письма не вскрывались любопытными, передавай их Топете, который сумеет переправить их прямо ко мне. Да сохранит вас Пресвятая Дева, — продолжал Серано, когда к нему подошли Мария и старая Жуана, — будьте мужественны, не теряйте надежды!

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru