Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - МАРИАННА ДЕЛЬ КАСТРО

Кол-во голосов: 0

КРАСИВЫЙ ЛЕЙБ-ГВАРДЕЕЦ

Прошло несколько лет, и при мадридском дворе произошли перемены, мало соответствовавшие ожиданиям дона Серано. Надежды маршала Серано на то, что О'Доннелю удастся избавить королеву от вредного влияния королевы-матери и патеров, не оправдались. После рождения в 1857 году инфанта, принца Астурийского, королева совершенно попала под власть сестры Патрочинио, а сам О'Доннель должен был исполнять ее прихоти. Так, по настоянию монахини во время устраиваемых ею шествиях в Аранхуесский монастырь , тот под страхом лишения должности обязан был нести за ней восковую свечу.

Но вся гнусность этого положения состояла в том, что унижение военного министра Испании возмещалось золотом — О'Доннель был корыстолюбив, а Санта Мадре охотно жертвовал крупицы своих ; несметных богатств, лишь бы удержать власть.

Однако патеры не довольствовались трудами одной графини Генуэзской, они хотели еще больше опутать королеву своими сетями, цели же этой как нельзя лучше соответствовал отец Кларет.

Он сделался духовником и наставником королевы. Попеременно с сестрой Патрочинио Кларет почти неотлучно находился при Изабелле, и та скоро привыкла к святому отцу, который с каждым днем все больше и больше забирал ее в руки.

За новорожденным инфантом, от природы чрезвычайно слабым ребенком, ухаживали с такой заботливостью, которая доказывала, как важно было для королевской четы сохранить наследника престола — именно наследника престола, потому что королева больше любила свою старшую дочь, семилетнюю инфанту Марию, король же вообще не обнаруживал никакой любви к своим детям. Предписания докторов выполнялись со скрупулезной точностью, использовалось столько различных средств, что ребенок был вскормлен одними экстрактами и лекарствами. Случались минуты, когда жизнь его висела на волоске, тогда не было конца обедням и молебнам отцов Фульдженчио и Кларета. Но постепенно королева стала успокаиваться, и летом 1858 года состояние принца до того улучшилось, что его уже вывозили в открытом экипаже по улицам Мадрида, к величайшему удовлетворению народа, очень опасавшегося, чтобы трон не остался без наследника или снова не достался женщине, с чем все уже стали свыкаться, потому что между рождениями инфанты Марии и принца Астурийского прошло довольно значительное время. Маленькой принцессе уже начинали оказывать всевозможные почести как наследнице престола, поэтому восьмилетняя девочка росла страшно избалованной, тщеславной и властолюбивой. Но тем не менее, инфанта Мария была очаровательное, богато одаренное природой существо, и поэтому нельзя ставить королеве в упрек, что она обратила всю свою материнскую любовь исключительно на нее.

Казалось, при виде этого ребенка в ней воскресали воспоминания о минувшем, которые были ей дороги и которым она с удовольствием предавалась в тиши, — воспоминания о том прекрасном времени, на возвращение которого она надеялась еще и теперь.

Маршал Серано не показывался при дворе. Какое-то тайное горе, по-видимому, терзало его душу. Он достиг того, чего судьба посылает лишь немногим избранным: почестей, титулов, славы, богатства, он был любим королевой, но сердце Франциско Серано не знало покоя.

— Где ты, где нашла ты убежище, моя бедная гонимая Энрика? — шептал он ночами. — Неужели мне не суждено увидеть ни тебя, ни своего ребенка? Небо не может быть так жестоко, оно даст мне, наконец, случай вознаградить вас за все, что вы перенесли. Пресвятая Дева смилуется, она сохранит вас и приведет в мои объятия, когда пробьет счастливейший час.

В одну из таких ночей, полных мучительных раздумий и сомнений для герцога де ла Торре, во дворце королевы произошел ряд событий.

Сестра Патрочинио только что возвратилась из покоев королевы в свою молельню, как вдруг дверь тихо приотворилась и в нее просунулось отвратительное толстое лицо.

— Ты одна, благочестивая сестра?

— Войди, брат Кларет.

Дверь распахнулась, и в комнату, освещенную лампадой, горевшей перед изображением Пресвятой Девы, вошел Кларет.

— Ты звала меня? — сказал монах, приближаясь к своей прекрасной сестре.

— Я должна сообщить тебе два известия, — отвечала монахиня, — и оба одинаково важны, брат Кларет. Брат Жозе опять в Мадриде!

Он приехал вчера вечером и хочет укрыться от дона Рамиро, который ищет его.

— В Санта Мадре он в безопасности.

— Он не желает, чтобы о нем знали даже в доминиканском монастыре. Он говорит, что монастырь скрывает в своей среде шпионов, которые могли бы…

— В монастыре шпионы? — прервал ее потрясенный Кларет.

— Так думает брат Жозе после случая с доном Рамиро. Если бы в монастыре не нашлось предателей, подобное освобождение было бы невозможно. Жозе пока не поселится в Санта Мадре, потому что, кажется, он напал на след вампира, освободившего дона Рамиро. Не давая никому знать о себе, он намеревается спрятаться в каком-нибудь глухом месте, — сказала прекрасная графиня с важным, таинственным видом.

— Так укроем его в наших покоях, никто не догадается искать здесь.

— Ты угадал мои мысли, благочестивый брат, — продолжала монахиня, — но я хотела узнать твое решение, прежде чем высказать свое.

— И это тебе удалось, как и все, что ты ни пожелаешь.

— Ну, мне многое еще есть что желать, брат Кларет. Теперь другое. Видел ли ты вчера на Плацце де Палачио лейб-гвардию Изабеллы Бурбонской?

— Видел.

— Не заметил ты среди гвардейцев молодого Арану?

— Я его не знаю, кто это?

— Сын гренадского крестьянина, он уже больше года служит в лейб-гвардии.

— Ну, благочестивая сестра, дальше!

— Арана может понравиться королеве, — прошептала монахинямногозначительно.

— Ты знаешь вкус женщин…

— Во всяком случае, вкус Изабеллы.

— Ты думаешь, что этот лейб-гвардеец…

— Понравится королеве, если она увидит его вблизи, что обязательно при ее близорукости — не знаю, вымышленной или действительной.

— Королева желает все видеть вблизи, чтобы узнать хорошие стороны!

— Арана ростом почти в шесть футов, крепкого телосложения и хорош собой…

— Так что даже сама сестра Патрочинио не могла не полюбоваться им?

— Да, ради нашего святого дела. Арана очень похож на Франциско Серано! — проговорила графиня, произнеся последние слова с особенным ударением.

— Тем лучше для него. Изумляюсь твоей предусмотрительности и мудрости, благочестивая сестра.

— Арану необходимо, разумеется, при твоей помощи, брат Кларет, каким-то образом представить Изабелле Бурбонской.

— Понимаю, благочестивая сестра.

— Она должна его увидеть совсем близко, тогда заметит сходство, которое меня вчера до того поразило, что я подумала, не превратился ли испанский маршал герцог де ла Торре в лейб-гвардейца и не помолодел ли он на десять лет. Арана красивее и моложе Франциско Серано. Не мешкай! Вот все, что я хотела тебе сообщить, благочестивый брат, теперь очередь за тобой.

— Все будет сделано. Позволь мне полюбоваться тобой, сестра Патрочинио! — прошептал Кларет, подходя к прекрасной монахине. — Ты так мудра, как и прекрасна.

— Изабелла от скуки начинает заниматься государственными делами, и этого не следует допускать. Мысли ее должны быть направлены в совершенно другую сторону, — продолжала монахиня, пристально глядя на брата Кларета,

Прекрасная графиня, улыбаясь, опустила руку, которой придерживала широкий коричневый плащ. Кларет наклонился, чтобы схватить ее и прижать к своим горячим губам, но графиня, будто считая это движение неприличным для служителя церкви, быстро убрала руку. Кларет стал на колени и губы его прижались к ее прекрасному стану, монахиня подала ему обе руки, широкие рукава плаща откинулись, и Кларет, жадно пожиравший ее глазами, вдруг увидел на левой руке графини белый, резко отличавшийся от цвета кожи, рубец — знак ссыльных на галеры.

Кларет вздрогнул, он не знал бурного прошлого благочестивой сестры. Чтобы не выдать своего волнения, он снова наклонился и поцеловал руку графини.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru