Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - БАЛ В ОПЕРЕ

Кол-во голосов: 0

Роскошный экипаж испанского посла остановился у огромного мраморного подъезда.

На лестнице толпились лакеи и адъютанты, которые объявили егерю дона Олоцаги, что прием испанского посла будет происходить в маршальском зале. Камергеры провели знатного дона в так называемый зал мира, где уже несколько послов и генералов ждали аудиенции. В большой красивый зал с позолоченными стульями и столами в античном стиле стали прибывать гости, и по их числу дон Олоцага понял, что прием будет коротким.

Наконец, настала его очередь. Министр иностранных дел провел его в огромный высокий зал, где сидели Луи-Наполеон и его супруга.

На императоре, кроме ордена Почетного легиона, был надет еще орден Изабеллы, недавно пожалованный ему королевой Испании.

— Дон Олоцага, посол ее величества королевы Испании, — доложил министр иностранных дел.

— Подойдите ближе, дон Олоцага, мы желаем узнать, как здоровье нашей дорогой королевы, — приветствовал его император.

— После недавно происшедшей смены министров, сир, которая не обошлась без забот, я могу сообщить вам о здоровье ее величества только хорошее.

— Это нас радует, тем более, что нас крайне огорчили недавние события. При последних неприятных происшествиях, как мы слышали, отличились четверо, — продолжал Наполеон, — но, если мы не ошибаемся, ни одного из них нет во вновь утвержденном Кабинете. Нам известно и ваше имя, дон Олоцага, но будьте так добры и назовите нам еще раз четверых верных слуг ее величества королевы.

— Маршалы Серано и Прим, контр-адмирал Топете и вновь назначенный посол ее величества, удостоившийся поручения передать ее величеству собственноручное послание моей монархини.

При этих словах дон Олоцага обратился к прекрасной Евгении, которая с милостивой улыбкой приняла из его рук надушенное письмо Изабеллы.

— Вы нас очень обрадовали этим посланием, дон Олоцага, и мы надеемся в скором времени еще более услышать о нашей прекрасной родине. Мы видим дона Олоцагу не в первый раз, — продолжала императрица, обращаясь к своему августейшему супругу, — мы имели удовольствие познакомиться с ним при мадридском дворе.

— Тем дружественнее будут отношения между нами и ее величеством, — заключил император аудиенцию.

Дон Салюстиан поклонился, император сделал свой обычный приветливый жест рукой, Евгения милостиво улыбнулась.

Когда дон Олоцага опять возвратился в зал мира, он был очень взволнован и чувствовал, что дрожит. Атташе посольства, молодой инфант Аронта, встретил его с некоторым изумлением, заметив волнение, которого не в состоянии был скрыть опытный дипломат. Но через несколько минут дон Олоцага овладел собой и как ни в чем не бывало пошел с ним через залы и коридоры, где расхаживали камергеры, очаровательные придворные дамы и адъютанты.

Садясь с инфантом в экипаж, он приказал кучеру ехать сперва мимо бульваров, а потом в Булонский лес — излюбленное место времяпровождений парижской знати и полусвета.

Через несколько дней двор перебрался на осень в Фонтенбло, и дон Олоцага получил приглашение провести следующий вечер во дворце. Этой чести были удостоены немногие послы иностранных держав, и дон Олоцага понял, что обязан приглашению исключительно императрице.

Карета подъехала к крыльцу дворца. Несколько лакеев бросилось отворять дверцы — слухи о щедрости нового испанского посла успели облететь весь город.

Дон Олоцага поднялся по мраморной лестнице, камергеры отворили двери зала, где, расхаживая взад и вперед, беседовало несколько генералов и министров. Они приветливо раскланялись с испанским послом, заговорив о роскоши дворца, сравнивали его с Аранхуесом, — словом, всячески старались поддержать с ним разговор.

Но Олоцага был рассеян, — он понял, что императорская чета еще не появлялась из своих покоев, поэтому, воспользовавшись удобной минутой, вышел из зала с одним из министров и отправился с ним в ротонду Амура — небольшой круглый зал, украшенный различными изображениями этого бога. Вдоль стен стояли мягкие диванчики и кресла, между ними — мраморные столики с цветами, фруктами, шахматными досками и часами с музыкой. Свет в этот зал проходил сквозь маленькое окно в потолке и в зависимости от желания мог быть зеленого, красного или голубого цвета.

Ротонда вела в длинную колоннаду. Зимой, по случаю приезда августейшего семейства, она превращалась в искусственный сад. Красные и белые мраморные колонны образовывали выход на террасу.

Как великолепна была эта часть дворца, мы увидим далее, теперь же последуем за доном Олоцагой и идущим рядом с ним министром в большой зал, где только что появился император с супругой в сопровождении многочисленной свиты.

Луи-Наполеон сегодня казался здоровее, чем тогда, когда его впервые увидел Олоцага. Он и выглядел веселее — по крайней мере, его глаза говорили об этом. Как обычно, он был в простом черном фраке с орденом Почетного легиона, белом галстуке и с черной шляпой в руке, но ни на груди, ни на руках не видно было ни одного бриллианта — Наполеон не любил этих предметов роскоши. За долгое время нужды и лишений он отвык от них и теперь, получив их в огромном количестве, не находил нужным заниматься такими пустяками, хотя с удовольствием принимал блеск и роскошь своей прекрасной супруги.

На Евгении было белое атласное платье с сильно вырезанным лифом, едва прикрывавшим ее прекрасную грудь. Руки и плечи закрывала прозрачная шаль.

Присутствующие низко поклонились, а с галереи раздались звуки музыки.

Император, весело шутя, обратился к маркизу де Бомари, императрица удостоила несколькими ласковыми словами одного из своих министров.

Дон Олоцага не сводил глаз с очаровательной женщины. Вдруг взгляды их встретились. Как искра, мгновенно превращающая жар в яркое пламя, этот взор запал в душу Салюстиана. Холодный дипломат слишком понадеялся на себя, решив, что спокойно встретит удар, который должна была нанести его сердцу эта встреча; он, который с такой стойкостью и невозмутимостью перенес не одно испытание, почувствовал, что все его умение владеть собой исчезло.

Наконец, императрица, направляясь в небольшой круглый зал, стала приближаться к испанскому послу.

Дон Олоцага подумал, не лучше ли уклониться от встречи, он мог еще отойти к стоявшей неподалеку группе генералов, но искушение было слишком велико.

— А, дон Олоцага, — проговорила императрица немного дрожащим голосом, — вы приехали из прекрасной Испании и поэтому должны исполнить наше желание услышать о милом отечестве. Последуйте за нами в ротонду — там прохладнее.

Дон Олоцага поклонился. «Успокойся ты, мое сердце», — прошептал он про себя и пошел рядом с императрицей в один из маленьких боковых залов.

— Я узнала из любезного письма, которое вы мне передали, что ее величество королева Испании здорова, — сказала Евгения, — но я не думала, что вы одни приедете к нам. Вы все еще не женаты?

— Да, ваше величество, — отвечал Салюстиан, — и, вероятно, всю жизнь останусь холостым. Любить я более никогда не буду, любовь — это препятствие на пути ко всему великому и высокому.

— У вас прекрасная память, дон Олоцага.

— Извините, — отвечал Олоцага шепотом, — я только понятливый ученик.

— Мы одни, Салюстиан, — сказала Евгения, окинув взглядом зал, — забудем на минуту несносный этикет и будем говорить как друзья, как старые друзья. Может быть, вы сами этого желаете, потому что нам есть о чем поговорить. О, не отказывайтесь от моей дружбы, Салюстиан, я хороший друг и могу вам когда-нибудь пригодиться.

— Вы изумительно милостивы, ваше величество, предлагая дружбу бедному дону Олоцаге, не испытавшему того счастья, в котором забывается прошлое. Я был бы неблагодарным, если бы не принял ее на коленях.

— Вы хотите быть колким, Салюстиан, и забываете, что не можете меня уязвить, потому что я откровенна с вами. Знайте, что и для меня, достигшей высшей цели, к которой может стремиться честолюбие, воспоминания о прошлом — это сокровище, которое навсегда должно остаться неприкосновенным, более того — священным. Вы смотрите на меня с удивлением, Салюстиан, вы не верите тому, в чем я признаюсь?

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru