Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Содержание - ИЕЗУИТ КЛАРЕТ

Кол-во голосов: 0

Энрика обернулась и взглянула на дверь, которую оставила открытой — на пороге стоял Аццо, глубоко тронутый только что услышанной молитвой.

— Мы немедленно должны приняться за работу, — сказал он, — чтобы устроить надежное убежище. Я все передумал и решил, что нам не следует бежать, лучше вырыть здесь большую яму, чтобы в случае опасности вы могли в ней укрыться.

— Но подумайте, Аццо, сколько потребуется труда и как мало времени нам остается, ведь через несколько дней сюда могут явиться сыщики Жозе.

— Предоставьте это мне, Энрика. Если хотите помочь мне, я буду вам очень благодарен. Но мы сейчас же должны взяться за дело. Ваша хижина останется нетронутой. Я вырою под ней яму, которая будет так ловко скрыта, что вас никто не найдет. Вы забыли, что мы, цыгане, знаем толк в подобных земляных работах.

— Вы добрая душа, Аццо, — сказала Энрика, — и настоящий друг, с каждым годом я начинаю все больше любить и ценить вас. Если бы не вы, мне опять пришлось бы бежать без цели с дочерью и старухой Непардо. О Боже, когда найду я в жизни покой?

Превозмогая боль в раненой ноге, Аццо начал копать землю, Энрика помогала ему, насколько позволяли силы. До наступления ночи они уже вырыли достаточно глубокую яму, но Аццо хотел сделать ее еще больше. Отдохнув немного, он продолжал рыть, пока не выкопал яму, в которой свободно могли спрятаться три человека. Потом вынес из хижины землю и сделал крышу из молодых стволов, закрыв ее сверху землей и сухими листьями.

На третий день работа была готова. Аццо сделал еще вход в яму, который был так удачен и так хорошо замаскирован, что никто не догадался бы, что в хижине существует подземелье. Аццо попробовал спуститься в погреб, за ним последовала Энрика с дочерью, и цыган убедился, что ничто не выдавало их присутствия. Чувство собственной безопасности придало им уверенности. Предчувствуя, что Жозе не заставит себя долго ждать, Аццо каждую ночь караулил вход в хижину.

Прошло несколько дней, как вдруг в одну темную ночь он услышал шаги и тихие голоса. Он насторожился — шаги приближались, уже можно было различить голоса и грубые шутки сыщиков инквизиции. Аццо тихо проскользнул в хижину.

Внезапно ему пришла мысль завлечь Жозе в болото, где мерцали блуждающие огоньки, которые легко можно принять за свет в окне хижины. Пригнувшись, он побежал к краю вязкого болота, поросшего высокой травой, увлекая за собой сыщиков. Когда Аццо заметил, что фамильяры попались в поставленную им ловушку, он уже был у хижины и тихо стучался в дверь.

— Скорее в яму! — крикнул он. — Спускайтесь все, скорее! Энрика хотела запереть дверь на замок, но Аццо остановил ее.

— Оставьте дверь отворенной, — сказал он, — тогда они подумают, что мы бежали. Но скорее — они идут!

Энрика с дочерью и старухой Непардо спустились в погреб. Аццо последовал за ними. Не успел он захлопнуть за собой дверь, как раздались шаги. Замирая от страха, они услышали, как отворилась дверь хижины и как их начали искать. Они задрожали, когда Жозе встал на крышу их подземелья. Что, если ему вздумается прорыть землю кинжалом или осветить факелом вход в погреб? Энрика почувствовала, как у нее выступает холодный пот на лбу. Они сидели неподвижно, боясь шелохнуться. Место, которое прежде казалось таким надежным и незаметным, стало опасным и доступным врагам.

Но Жозе, не найдя ничего, вернулся в другую часть хижины и повалился на сено, осыпая бежавших проклятиями и угрозами. Аццо надеялся, что Жозе пустится в погоню, и Энрика уже считала себя спасенной, как вдруг раздался страшный треск. В первую минуту они не поняли, что произошло. В их яму проник удушливый дым. Случилось самое ужасное, чего они не могли предположить — Жозе поджег хижину.

Маленькая Мария в страхе прижалась к матери, одноглазая Непардо, которая была слаба и нездорова, стонала и охала. Аццо в отчаянии не мог найти выхода — они сами заточили себя и, возможно, приговорили к смерти. Пламя с треском распространялось по деревянным стенам и крыше. Несчастные с трудом дышали. Непреодолимый страх овладел ими.

Они были погребены в подземелье, окруженном пламенем. Если бы Аццо поднял крышку входа, чтобы пропустить воздух, дым с еще большей силой проник бы в узкое пространство и они задохнулись бы за несколько минут. Если бы ему удалось вынести Энрику и Марию наверх, они могли бы погибнуть в огне.

— Мы погибли! Мы погибли! — плакала Энрика.

Аццо чувствовал, что мысли его путаются. Раздался звук, похожий на падение тела, и в тесном подземном пространстве, наполненном дымом, водворилась мертвая тишина. Это обвалилась крыша хижины и обрушились обгоревшие стены. Одно из горевших бревен, проткнув крышу, свалилось к ним в яму и ранило бедную Непардо, в темноте раздался ее жуткий крик.

Постепенно пламя, не находя себе пищи, начало утихать. Жозе и его сообщники пустились в лес догонять беглецов.

Кругом все было тихо. Не слышалось ни одного звука, ни одного крика о спасении. Взошедшее солнце осветило голое, безжизненное пространство. Прохладный утренний ветерок разогнал последние клубы дыма, и свежий воздух проник в темную могилу.

Если бы Жозе вернулся, он остался бы доволен делом своих рук. Но он, слава Богу, находился далеко отсюда.

Тихие стоны опять раздались из погреба. Аццо открыл глаза. Падавшие в яму лучи света привели его в сознание и осветили темное подземелье. Напрягая все силы, кое-как дотащился он до выхода, чтобы глотнуть свежего воздуха. Все тело его было черно, он едва мог разомкнуть веки, покрытые сажей. Аццо с трудом приподнялся и еще яснее услышал стоны. Тут только он заметил, что бедная Непардо ранена и попытался помочь ей.

Энрика и Мария, несмотря на свежий воздух, все еще лежали как мертвые.

Аццо оттолкнул тлевшее бревно, изо всей силы рванул крышку — на них посыпалась целая гора мусора, угля и сажи. Дрожа от радости, он заметил, что Энрика сделала слабое движение рукой.

— О Энрика, живы ли вы? — говорил он умоляющим голосом. — Мария, открой глаза, чтобы я мог спокойнее помочь раненой старухе.

— Что случилось? — прошептала Энрика, как бы пробуждаясь от тяжкого сна. Горло ее было так забито копотью, что она едва могла дышать. Несчастная мать в страхе бросилась к дочери.

— Моя дочь умирает! — вскрикнула она в отчаянии.

Мария с трудом открыла глаза — она была слабее всех. Аццо, схватив ее на руки, вскарабкался наверх и оказался среди развалин. Вместо крыши над ним было голубое небо, вместо стен шумели деревья. На том месте, где находилась хижина, он увидел груду обгоревших бревен и пепла. Но лес шумел так же таинственно, как и прежде, птицы так же пели, словно говоря, что, кроме их домика, есть еще много прекрасных мест на свете. «Да, для вас и для меня, но куда деваться Энрике с ребенком, который теперь у меня на руках?» — сказал себе цыган и положил девочку на мягкий мох, под тень деревьев. Принеся холодной воды, он промыл ей глаза и лоб и, заметив, что она возвращается к жизни, побежал к Энрике с радостным известием.

Энрика сидела над одноглазой старухой.

— Помогите, Аццо, — сказала она. — Посмотрите, какие у нее ожоги.

Аццо осторожно взял раненую на руки и поднялся наверх. За ним вышла Энрика.

Мария скоро оправилась, однако старуха не могла двинуться с места. Энрика и цыган заботливо ухаживали за ней. Несмотря на всевозможные примочки и отвары из целебных трав, у больной началась лихорадка.

Энрика сильно опасалась за нее, но с еще большим беспокойством прислушивалась к малейшему шороху в кустах, боясь возвращения Жозе.

— Если Жозе застанет нас здесь, мы погибли, — говорила она, — отправимся к Жуане.

— Если вы этого желаете, Энрика, пусть будет по-вашему.

С наступлением вечера они двинулись в путь. Цыган нес Марию Непардо на руках. Ночная прохлада облегчала им путь, а днем, в жару, Аццо, у которого еще не зажила больная нога, не осилил бы тяжелую ношу.

Наконец, сквозь сумеречный свет, предшествующий восходу солнца, они увидели знакомые развалины. Несмотря на усталость, маленькая Мария радостно побежала вперед, чтобы известить старушку Жуану о их приходе. Аццо насилу дотащился с больной на руках и с облегчением положил ее на землю. Мария постучалась в дверь. Старики, услышав стук, осторожно отворили дверь — и их радости и удивлению не было конца, когда они увидели перед собой Энрику, Марию и Аццо.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru