Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 1. Содержание - МЕРУЕЦКИЙ БЛЕСТЯЩИЙ ОГОНЕК

Кол-во голосов: 0

— Тягаться с королевой нашего отечества не есть цель нашего тайного союза, — возразил предводитель Летучей петли, — а скорее спасти ваше величество и народ от Санта Мадре там, где бы судьи опоздали! Не министру вашему передаю я свой кинжал, а только вам одной! Он гораздо чаще защищал вас, чем меня, и служил вам гораздо вернее, чем этот министр, — окончил свою пламенную речь дон Рамиро и снял маску.

Королева отшатнулась назад — этого она не ожидала!

— Дон Олоцага! — побледнев, прошептала Изабелла.

— Дон Олоцага! — вырвалось у всех.

— Располагайте моей головой, ваше величество! — воскликнул предводитель Летучей петли, преклоняя колени перед удивленной королевой! — Мы ваши пленные!

Изабелла взяла кинжал некогда столь дорогого ей дона и передала его капитану де лас Розасу. Он приблизился при последних словах и узнал бывшего министра и капитана королевской гвардии.

— Члены Летучей петли ваши пленные, генерал де лас Розас, — вы за них отвечаете головой!

Между тем как новый генерал кланялся королеве, она вышла с графом Сен-Луи из дома на площадь, которая была занята алебардистами и уланами, уводившими всех членов тайного общества в государственную крепость на улицу Мунеро.

Изабелла села с министром в карету и воротилась во дворец.

«Если ты их не убьешь, то они убьют тебя!» Королева не могла отделаться от этих слов ясновидящей, лежа в спальне на пышных атласных подушках. Изабелла видела, как уходило прошлое, она должна была порвать с воспоминаниями некогда столь дорогими — ей приходилось жертвовать или этими воспоминаниями, или собственной безопасностью.

В эту ночь королева мысленно приговорила дона Салюстиана Олоцагу к смерти.

На следующее утро Серрано, Прим и Топете были очень удивлены, узнав, что накануне арестовали предводителя Летучей петли и что этот дон Рамиро никто другой, как Олоцага.

Гвардейцы королевы были сильно взволнованы. Особенно отважный Топете, из любви к этому Рамиро, не знал с чего начать, чтобы его освободить.

Серрано получил из государственной тюрьмы записку от Олоцаги, в которой он его просил позаботиться о сыне одного его дорогого родственника, до тех пор пока он сам не будет в состоянии это сделать. Мальчик воспитывался в военной школе.

Серрано посетил маленького Рамиро и сказал ему, чтобы он впредь обращался за всем к нему. Затем Франциско поспешил к королеве.

Она была более чем когда-либо недоступна и взволнована. Вечером он встретился с друзьями у Топете и рассказал им о изменившемся отношении королевы Изабеллы.

Прим тоже попробовал замолвить доброе слово Изабелле о своем пленном друге. Королева приняла его с любезной мечтательностью, напомнившей обоим вечер в парке Эскуриал, но о Летучей петле и слышать не хотела. Она уже пришла к окончательному решению, имея на то собственные, основательные причины и сверх того подстрекаемая фальшивым, всем ненавистным графом Сен-Луи.

Через несколько недель все члены Летучей петли были уже приговорены к десятилетнему заключению в разные крепости, а Олоцага и граф Манофина к смерти.

МЕРУЕЦКИЙ БЛЕСТЯЩИЙ ОГОНЕК

В тот самый день, когда патеры Санта Мадре праздновали блестящую победу над представителем враждебного им ордена Летучей петли, который был приговорен Изабеллой Бурбонской к смерти, и ликовали по поводу этого приговора, вызванного не только ловкими словами монахини Патрочинио, но еще более частыми просьбами вдовствующей королевы, какие-то крестьяне доставили на улицу Фобурго тяжело раненного монаха Жозэ. Утром они случайно нашли его в дикой равнине, между пустыней святого Исидора и Меруецким лесом. По коричневой рясе и серебряному образу узнали, откуда этот окровавленный и бесчувственный человек.

Жозэ все еще находился в полном беспамятстве и казался мертвым, так что монахи должны были серьезно позаботиться, чтобы спасти и вылечить его.

Известно, что многие монастырские лекарства уже испытаны и отлично действуют на различные болезни. В Санта Мадре имелась трава, которую прикладывали к ране, чтоб она скоро заживала.

Жозэ положили на жесткое ложе, освежали голову и лоб холодной водой и через два дня с удовольствием заметили, что он, наконец, открыл глаза и ожил.

Конечно, он все еще бредил и вообще видно было, что он сильно пострадал, но послушник, ухаживавший за ним, объявил, что и это болезненное явление скоро пройдет.

Несмотря на бледность лица и худобу, Жозэ по природе был так хорошо и крепко сложен, что мог легко перенести потерю крови, но он все-таки погиб бы, если бы крестьяне не нашли его случайно на равнине и не подали помощь. Он так привык к милостям судьбы, что и это новое чудесное спасение нисколько не удивило его и, когда он опять пришел в себя, у него не вырвалось ни одного искреннего слова благодарности, хотя он часто молился с послушником, ухаживавшим за ним.

Во сне и наяву он говорил про Меруецкий лес, про одинокую хижину и про вампира, настаивая на том, что он их нашел. Сначала монахи принимали эти слова за продолжение бреда, так как при этом он часто весь дрожал и страшно закатывал глаза.

Но когда Жозэ сделался спокойнее, рана его начала залечиваться и воспоминания, казалось, прояснились, они стали охотнее прислушиваться к словам брата, известного своей хитростью, но Жозэ нарочно продолжал говорить бессвязно и оставлял про себя задуманный им план. Этот план приводил его иногда в такое бешенство, что он часто неистовствовал в своей келье до того, что один раз ночью призвали патеров, так как прислуживавший брат не знал, что с ним делать.

Антонио и Маттео вошли к бледному Жозэ. Он вскочил с постели и стал посередине кельи. Глаза его блестели и закатывались, щеки были бледны и впалы, губы, окаймленные рыжей бородой, бесцветны.

— Они должны быть в моей власти, все, — шептал он, страшно улыбаясь, — я не должен медлить, давно пора!

— О ком говоришь ты, благочестивый брат? — важно и спокойно спросил его старец Антонио.

— А — это вы, достойный отец! Дайте мне фамилиаров мной избранных! Я вам приведу вампира, Энрику, владетельницу Дельмонте, ее ребенка и одноглазую — они все вместе!

— Ты говоришь правду? — хитро спросил тучный Маттео.

— Благочестивый Маттео, это так же верно, как то, что вы исповедник вдовствующей королевы. Разве я говорю как сумасшедший?

— Где ты нашел этого вампира и Энрику?

— Это мой секрет. Я хочу сам разорить гнездо, и мне должно принадлежать то, что нравится! — лицо его горело, но потом он спохватился и продолжал, — то, что я ненавижу! Наконец, я хочу отомстить за свои страдания и потерю здоровья!

— Это тебе будет даровано, — отвечал старец Антонио, — если тебе в самом деле удастся воротить в Санта Мадре беглецов, если ты, как истинный и неутомимый слуга великого дела, отыщешь их местопребывание, мы тебе покажем наше особое благоволение! Ты отыскал общество Летучей петли — оно уничтожено! Ты уже нам раз привел вампира! Так слушай же: Энрику и ее ребенка, Марию Непардо и цыгана ты можешь сюда доставить живыми или мертвыми — делай с ними, что тебе заблагорассудится! Если ты привезешь даже и мертвых, то вступишь в священный дворец Санта Мадре.

Жозэ торжествовал — решение великого инквизитора было так благосклонно и настолько превышало самые дерзкие его ожидания, что душа его ликовала. Жители Меруецкого леса были даны ему в собственность — он мог безнаказанно и свободно с ними делать все, что вздумается, нужно только доставить их тела! И за это новое доказательство его рвения для великого дела ему надлежит вступить в священный дворец Санта Мадре и, следовательно, называться патером!

Такая ирония достаточно свидетельствует о развращенности отцов-иезуитов и ярко освещает цель и средства Санта Мадре, существующего на проклятие всей Испании. С отвращением содрогаешься при виде такого помрачения духа!

В наш век высшего развития, в век прогресса, покорившего пар для соединения частей света, в наш век железных дорог, в то время, когда электрическая искра делает ничтожным расстояние в сотни миль, когда посредством разных машин и открытий человеческое достоинство возвышается и развивается, в наш век было возможно, чтобы королева, которая должна была бы стоять во главе цивилизации и которая приняла от Бога высший и прекраснейший долг — вести свою страну и народ к свету и счастью, слепо и фанатически отдалась в руки этих людей тьмы!

152
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru