Пользовательский поиск

Книга Хищники Аляски. Содержание - Глава XX. В КОТОРОЙ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В «СОЛЕЙ» ТРОЕ, А ВОЗВРАЩАЮТСЯ ТОЛЬКО ДВОЕ.

Кол-во голосов: 0

Окружающие бросились в бегство, чтобы избежать невидимой опасности, которая грозила им из темноты. Они пустились в бегство, но в эту минуту увидели еще более сильный свет за собой. На этот раз их сбило с ног сотрясение, неизмеримо сильнейшее двух предыдущих.

Несколько человек уставилось дико побелевшими глазами в клубы дыма, поднявшегося после взрыва; другие же прятали лица в руки, как бы защищаясь от адского огня или от удара.

Над хаосом раздался громкий и резкий возглас:

– Берегись следующего взрыва!

В тот же момент круг стрелков пустился в атаку среди дождя падавших обломков. Они стреляли на бегу, но уже без надобности, так как у них уже не было противников. Наступила паника. Защитники, понимавшие, что они избегли гибели в домах лишь благодаря тому, что случайно вовремя выбежали из них, не имели никакого желания остаться на месте, когда над ними рушились небеса. Смущение их увеличилось тем, что лошади вырвались из стойки и помчались среди общего беспорядка.

Страх, слепой, безумный и заразительный, объял людей, и они понеслись из лагеря, сталкиваясь с врагами и опрокидывая их, стремясь скорее спастись.

Иные срывались со скал и падали в шахты, другие взбирались по склонам гор и прятались в кустах, как напуганные перепела.

«Бдительные», собравши пленных возле развалин, зажгли факелы и стали разыскивать раненых, когда увидели Гленистэра, бегущего с револьвером в руке. Он кричал:

– Не видал ли кто-нибудь Мак Намару?

Никто не видал его, а Дэкстри радостно прокричал:

– Вот так бой! Ни единой царапины ни у одного из нас!

– Пленных взято четырнадцать человек, – объявил другой.

– Должно быть, найдутся еще другие в кустах.

Гленистэр с возрастающим удивлением замечал, что ни один из пленных, поставленных в строй под ярким светом факелов, не носил мундира армии. Все они были рудокопы или разные бродяги, набранные в лагере. Куда же девались солдаты?

– Не было ли у вас тут отряда солдат из казарм? – спросил он.

– Тут не было ни одного солдата с самого начала работ.

Молодой лидер смутился. Неужели нападение было не нужно? Неужели так и не было столкновения с вооруженными силами Соединенных Штатов? В таком случае известие о случившемся никогда не дойдет до Вашингтона, и он с друзьями, вместо того, чтобы достигнуть цели, окажется вне закона; тогда можно будет безнаказанно их преследовать, и головы их будут оценены.

Невинная кровь была пролита, и собственность, находящаяся под запрещением, уничтожена. Мак Намара, наконец, добрался до них и поставил их в безвыходное положение.

Здоровые пленники были доведены до границ «Мидаса» и отпущены со всеми угрозами и предупреждениями, какие только мог придумать Дэкстри.

Затем Гленистэр собрал своих людей и стал говорить с ними откровенно.

– Товарищи, это совсем не победа. На самом деле мы в худшем положении, чем были раньше, и самый главный бой еще впереди.

– Мы, вероятно, успеем уйти до рассвета, и нас не узнают, но если нас застигнут здесь, то нам придется принимать бой. Против нас вышлют солдат, и если мы выдержим их натиск и драка будет выдающаяся, то слухи о ней дойдут до Вашингтона. Это уже будет настоящая война. Кто из нас отказывается от нее?

– Никто! – прокричали все единодушно; в силу этого начались приготовления. Понастроили баррикад, убрали развалины и превратили постройки в блокгаузы; в продолжение всей бурной ночи усталые люди работали до упаду, предводительствуемые молодым гигантом, по-видимому, неутомимым.

Около четырех часов утра его позвал один из товарищей.

– Вас вызывает кто-то по телефону из приборной палатки; говорит, что дело чрезвычайной важности.

Гленистэр торопливо побежал к уцелевшей постройке, где находился телефон, и, сняв трубку, услышал голос Черри Мэллот:

– Какое счастье, что ты невредим! Сейчас пришли люди с прииска, весь город в волнении. Говорят, будто вы убили десятерых. Правда ли это?

Он в коротких словах стал излагать ей происшедшее, но она прервала его:

– Постой, постой! Мак Намара потребовал помощь войск, и вас всех расстреляют. Какая была ужасная ночь! Я не ложилась и схожу с ума. Теперь слушай внимательно: вчера Элен уехала вместе со Струве в гостиницу «Солей» и до сих пор еще не возвращалась.

Гленистэр с трудом удержал возглас, желая слушать дальше. Рука его делала странные и бесцельные движения в воздухе.

– Я никак не могу соединиться с этой гостиницей и боюсь, что случилось что-нибудь ужасное.

– Зачем она поехала? – закричал он.

– Спасать тебя, – последовал слабый ответ Черри. – Если любишь ее, скачи скорей в гостиницу «Солей», а то опоздаешь… Бронко Кид уже поехал туда…

Услыхав это имя, Рой с силой бросил трубку на крючок и выскочил из-под навеса, громко призывая своих людей.

– Что случилось? Куда едешь?

– В гостиницу «Солей», – сказал он, еле переводя дух.

– Мы шли за тобой, Гленистэр, и ты не должен бросать нас, – гневно сказал один из толпы.

Рой понял, что они боялись, как бы он не дезертировал, услыхав какие-нибудь не известные им устрашающие известия.

– Мы бросим прииск, товарищи, – сказал он. – Я не могу требовать от вас того, чего не делаю сам, но я не из страха бегу отсюда. Одна женщина в опасности, и я обязан идти к ней на помощь. Она рискнула ради нас, ради восстановления справедливости, и меня страшит то, что могло случиться с ней, пока мы тут дрались. Я не прошу вас ожидать меня тут – это было бы несправедливо – и советую вам уходить, пока еще можно. Что касается меня, то я уже раз простился с участком и могу и во второй раз отказаться от него.

Он вскочил на седло и выехал сквозь строй вооруженных людей.

Глава XX. В КОТОРОЙ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В «СОЛЕЙ» ТРОЕ, А ВОЗВРАЩАЮТСЯ ТОЛЬКО ДВОЕ.

Элен и спутник ее подымались в гору, несущую на себе следы вчерашней бурной грозы; далеко внизу бурлил по скалам разлившийся поток, а позади, на юге, гневное море расстилалось к кроваво-красному горизонту.

Дикая картина казалась в глазах Элен окрашенной всеми тонами огня, крови и стали.

– Дорога сильно пострадала от дождя, – сказал Струве, когда они пробирались мимо неприятного моста, где часть нависшей горы, подмытая потоками воды, сползла в ущелье. – Еще одна такая гроза, и дорога совсем исчезнет.

Даже при дневном свете было бы трудно избежать опасных мест, так как лошади спотыкались в липкой грязи.

Девушка подумала, до чего трудно будет возвращаться, как она это намерена была сделать. Она мало говорила, подъезжая к гостинице, потому что мысли вихрем кружились у нее в мозгу; но зато Струве, более самодовольный и неприятно самоуверенный, чем когда-либо, был шумно говорлив.

Страх охватывал девушку все сильнее и сильнее, достигая парализующей силы.

Если ей не удастся… Но она поклялась себе добиться своего и не может не добиться.

Они обогнули поворот дороги и увидали внизу гостиницу «Солей», гнездившуюся у ручья, который сбегал с кручи в реку, как серебряную нить, извивавшуюся по долине.

Перед гостиницей стояла белая мачта с еловой веткой, а над дверью висели сани.

Домик был странной архитектуры; на земляной крыше росли цветы, и из-за высоких подпорок стен сонно выглядывали окна.

Дом был построен скучавшим по родине чужестранцем неизвестной национальности, которого армия погонщиков собак, пользовавшаяся его гостеприимством, за чистоту и опрятность прозвала «шведом».

Когда дорога отошла в сторону, Струве взял домик себе за долг и теперь держал там гостиницу для удобства тех немногочисленных путешественников, главным образом пионеров, которые верхней дорогой направлялись в сердце страны.

Управляющий в свободные часы разрабатывал плохой участок кварца или выполнял обязанности пробирщика на близлежащих приисках.

Шорц взял лошадей и, кратко отвечая на расспросы хозяина, с любопытством разглядывал Элен.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru