Пользовательский поиск

Книга Если б заговорил сфинкс.... Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

НОЧЬ СЕДЬМАЯ, Та-Мери...

1

Там, там, там-там...

Сзывают звучные голоса барабанов. Рабочих, начальников, скульпторов. Готов Та-Мери! Сияют на солнце его полированные бока. Глаза его, встречающие рассвет, чуть утомлены, но воля, непреклонная воля в них. Рот его плотно сжат. Могуч и спокоен он.

Рабочие собирают и укладывают в корзинки тысячи медных и кремневых сверл, резцов, тесел, пил. Полировщики устраняют последние матовые пятна.

Счастливый Мериптах, счастливый!

До него художники трудились для подземелий гробниц — их творения безжалостно навеки замуровались от взоров живых. Его же Та-Мери у всех на виду и будет восхищать и вдохновлять неисчислимые будущие поколения Кемта и других стран.

Само имя этого каменного исполина — Та-Мери — будет облагораживать людей...

До сих пор в Кемте был только фараон и еще лучи его — вельможи. Жрецы — услаждающие богов. Сборщики налогов, еще другие чиновники.

Еще те, что внизу. Так называемые люди. Живые придатки Хапи и полей. Ноги, давящие виноград. Руки, бросающие семена в землю, взрыхленную ими же. Мускулы, сооружающие пирамиды и храмы.

И вот Мериптах своим Та-Мери открыл другую истину. Зримую! Скоро объявит фараон имя ее. Скажет, что лев — это народ, сила благодатного Кемта. Голова — это он сам, божественный фараон. А вместе — они олицетворяют их страну от Нубии до Великой Зелени. Та-Мери! Сотворенный для всех людей...

Уже сейчас, смотря на дело рук своих, люди Мериптаха осознают себя народом! Вот стоят они, стройные, широкоплечие. Готовые к дерзаниям, подвигам.

Там, там, там-там!..

Это их зовут барабаны. Вот собрались они. Вот вышел к ним Тхутинахт. Не то сумрачен, не то печален.

— Вот, смотрите, готов наш Та-Мери, готов он. Рука царя, брат его Мериб приказал: всем приступить теперь к завершению пирамиды!

Дыхание гнева пронеслось в толпе. Многое умеет сносить человек. Труднее всего — обман. Где же обещанное им освобождение от трудовой повинности по окончании работ?.. Ведь сам Мериб говорил так!..

В негодование приходит толпа. Роме требуют исполнения обещанного. Где Мериб? Пусть выйдет он к ним!

Но вместо начальника строительных работ царя над бушующей толпой на крыше заупокойного храма вырастает фигура слуги бога Птаха. Вот поднял он руки к небу, призывая роме к порядку. Вот медленно стихают они.

— Роме, — говорит Хену, — вас обманул Мериб. Обманул он. К чему он вам теперь? Идите ко дворцу. Требуйте, чтобы вас выслушал царь! Нет выше его в Кемте. Как он скажет, так и будет!

— К царю...

— Пусть прикажет царь!

И пошли они в облаках пыли, влекомые всеобщим возбуждением, ищущие справедливости. Жаждущие отдыха. Еще никогда не строили в Кемте так быстро и споро. Поняли они, что впервые со дня сотворения государства фараонов они — носители нового, что олицетворяет каменный лев с головой человека, возбудивший в них гордость. Чувство человека. Идут они.

Впереди — Хену.

За ним — Тхутинахт. Позади их — толпа. Четыре часа быстрой, неровной ходьбы по широкой тропе — и вот перед ними холм и высокие стены дворца.

Усталость несколько ослабила их волю. Вид жилища Благого бога поубавил решимости. Вот отчетливо виден спокойный ряд величавых воинов, вооруженных луками и копьями, у подножия холма. Выше их, на склоне, — в длинных богатых одеждах вельможи. У самой стены — бритоголовые жрецы. Будто человеческая пирамида возникла перед рабочими. Вдруг увидели они на самой вершине ее — царя. В роскошных носилках. Опахала из белых страусовых перьев охлаждают воздух над его головой, увенчанной короной Верхней и Нижней страны. Гиппопотамовая плеть и волопасовый крюк в его неподвижных руках.

Не ожидавшая такой встречи и зрелища, толпа падает на землю, прижимается к ней, замирает. Где Хену? Пусть Главный жрец Птаха передаст их просьбу царю, Верховному жрецу Кемта, владыке Обеих Земель!

Где Хену?!

Нет его, будто растворился в воздухе он. А уже встал по правую руку царя везир Иунмин и громко вопрошает:

— Чего хотят верные царю строители Та-Мери?

Пусть тогда говорит Тхутинахт. Пусть он ответит за них. Глухой ропот пронесся в лежащей ниц толпе, достигает слуха начальника рабочих и поднимает его на ноги.

— Говори, — раздается голос самого Хефрэ.

— Великий владыка наш, — отвечает Тхутинахт, опустив голову, чтобы не встретиться с взглядом фараона. — Благой бог, хранитель Кемта, хозяин роме, да будешь ты вечно жив, цел, здоров! Брат твой Мериб обещал моим людям освобождение от трудовой повинности после окончания Та-Мери... Сейчас же он приказал всем перейти на строительство твоей пирамиды... — и замолчал, подавленный царским величием, блеском и роскошью его окружения, грозным видом его воинов.

— Сколько людей у тебя? — спрашивает царь.

— Осталось в живых тысяча, остальные умерли от болезней, укусов змей, камней, падающих с неба, от плохой воды, от перенапряжения...

И снова умолк Тхутинахт в ужасе: от царя нельзя скрывать правду, а она может не понравиться ему...

«Трудно жить спокойно даже мне, — думает Хефрэ. — Зачем только боги создали народ?.. Не будь его — не отвлекался бы я от радостей бытия... Умно Хеси придумал взбунтовать их... Ладно, получат они свое, получат... Хорошо, что мало осталось...»

— Мериб будет наказан мною, — говорит царь. — Обещание его будет... выполнено! Строители достойны награды... Можете встать!

Восхищенный рев толпы, наверное, достиг окраин Белых Стен. Радость сплотила всех в верности справедливому фараону. Многократно воздали они славу мудрому и доброму Хефрэ. Да будет он жив, цел, здоров в обоих мирах!

Улыбающийся Иунмин поднял руку, и толпа мгновенно замерла.

— Пусть награду выберет Главный скульптор страны досточтимый вельможа Хеси, — повелел Хефрэ.

Краем глаза увидел Тхутинахт красавца Хеси, ставшего рядом с царем. Вид у вельможи надменный, смотрит насмешливо, а лицо почтительно.

Вот сделал он шаг вперед и произнес:

— Благой бог, милости твоей нет конца. Разреши этим людям отправиться в поход во вновь открытую землепроходцами страну черных людей на Юго-Западе... Снабди их оружием... Воды дай им... Проводников, ведающих тайные тропы... Пусть добудут они там черного дерева, слоновых бивней, серебра... Потом подари им половину завоеванных богатств, чтобы по возвращении смогли они обзавестись семьями, могли жить безбедно. Путь труден, но на половине расстояния есть стоянки твоих воинов, которые помогут им...

— Да будет так! — молвил царь.

И снова восторженность толпы. Легенда о богатой и беззащитной стране на Юго-Западе давно ходила в народе. Царь дает им оружие и провиант, обещает им половину добычи! А слово царя нерушимо...

Правда, сомнение едва не прокралось в душу Тхутинахта, но он сумел пересилить себя, видя всеобщее ликование. Конечно, рискован путь, уводящий в сторону от Хапи, обещающий встречу с дикими зверями и сухими песками. Но жизнь роме никогда не была беззаботной. Стоит провести год в опасном походе...

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru