Пользовательский поиск

Книга Если б заговорил сфинкс.... Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

3

Владыка Обеих Земель лежал под пестрым пологом на крыше дворца, заложив руки под изголовье, и размышлял.

Золотистое утро взошло над рекой и холмами. Отсюда видны пустынные улицы Белых Стен и ярко раскрашенные гробницы Мертвого города на горизонте.

В нескольких шагах от Хефрэ на полу сидел ослепший Рэур, главный скульптор царя. Для него все еще была ночь.

Их беседу прервала молчаливость Хефрэ, и художник ожидал, когда царь заговорит вновь.

«Люди — разные, — думал Хефрэ. — А жизнь напоминает дорогу. Одни моложе, ухватистей, другие немощны, тихи — вот растянулись идущие длинной лентой, точно Кемт на берегах Великой Хапи.

Но впереди всегда царь!

Так и среди богов: есть второстепенные, есть и главные. А впереди — Рэ...

Все как на ладони — никто не обойдет ведущего.

Ну, а душой? Умом? Все ли ведомые идут позади?»

Царь вздохнул. Мудрецов Хефрэ не любил: один такой умник может оказаться опаснее тысячи скульпторов, художников, песнопевцев. Он мысленно перебрал в памяти свое окружение и несколько успокоился: «кого надо» он вовремя убрал.

Надо неустанно укреплять свое превосходство. Мериптах вовремя придумал Шесеп-анха.

Хорошо, что Рэур горячий сторонник его. Но сегодня он пришел с новым замыслом, и Хефрэ постепенно проникался им.

Завистник Хеси? Обычное явление. Надо только приказать следить, чтобы он не отравил соперника раньше времени... Завистник должен оставаться лишь тенью таланта.

Открытое недовольство высказывают жрецы Птаха, подстрекаемые глупцом Хену. Это хуже. Они боятся возникновения нового культа, который отберет у них часть доходов.

Но ведь он и не собирается превращать эту скульптуру в подобие храма с приписным хозяйством. А они не верят... Может...

Хефрэ недовольно поморщился. Можно и реку перегородить наглухо. А потом? Вода наберет силу, порожденную такой плотиной, и прорвет ее!

Нет, запрета жрецы не дождутся.

Хефрэ хитро улыбнулся, легко поднялся и зашагал перед Рэуром. В его голове, привыкшей к множеству непредвиденных ситуаций, стал созревать свой план.

— Повтори, — коротко приказал он, остановившись над слепцом.

— Смотри, Хем-ек, — повеселел Рэур, предчувствуя согласие царя. — Если ты станешь в этом камне только Шесеп-анхом, твоя божественная сущность не увеличится в глазах роме... Ведь ты сам — живое олицетворение Хора. Великого. Ты сын божественного Рэ!

Хефрэ, не мигая, смотрел в его невидящие глаза и чувствовал, как холодок неприязни побежал у него между лопатками. «Слишком умен!» — подумал он.

— Пусть ты будешь Та-Мери, — продолжал Рэур. — Олицетворение всей страны, всего народа... Тогда ты станешь над многими богами, и еще больше — над жрецами. Ближе к роме!

«Он читает мои мысли... — испуганно подумал царь. — Убрать! Непременно убрать...»

— Та-Мери будет стоять вечно. Ему не надо жрецов, Хем-ек. Чтобы никто не дрался из-за лепешек возле скульптуры. Все это, Хем-ек, Мериптах хорошо придумал!

«Убрать обоих».

— Новый замысел. Роме будут довольны: Хем-ек — тоже...

«Покончу с обоими после окончания работ».

И вслух:

— Ты убедил меня, Рэур. Пусть будет, как я скажу сейчас: назовем скульптуру «Та-Мери»! Я так назвал ее. Сам!..

— Слышу мудрость твою, Хем-ек, радостно мне. Веление твое исполню. Позволь обратиться с просьбой.

— Говори.

— Я слеп, стар. Назначь главным скульптором Хеси. Он талантлив. Один из давних моих учеников. К тому же сидящий справа от меня...

— Талантлив?!

— В нем поздно проснулся художник, Хем-ек. Видел ты, сколько превосходных работ выполнил он в последнее время?

— Хватит, старик, Хеси хотел обмануть меня. Пусть теперь подождет. Оставайся сам в этой должности!

— Тебе приказывать, Хем-ек. Благодарю за щедроты. У меня все.

— Иди, Рэур. Пусть быстрее строят моего Та-Мери... Я сам придумал его!..

4

Опустели улицы Белых Стен в часы дневного отдыха. Кар один шел по теневой стороне. Он зорко осмотрелся — ни души. Беззвучно открыл калитку и юркнул в сад, окружавший заветный дом. Еще несколько шагов — и занавеска в низком окне будто сама откинулась в сторону.

Его глаза, быстро привыкающие к полумраку, приметили слева фигурку обнаженной Сенетанх.

Нежные руки обвили могучую шею одного из тех немногих, кто удостоился чести получать ее любовь здесь, в доме ее мужа, Главного жреца бога Птаха.

Весь Кемт изнемогал от иссушающей жары в эти часы. Угасли на время полевые и строительные работы, замолкли мастерские ремесленников, мирно почивали супружеские пары. И только наши влюбленные презрели пору отдохновения.

Не скоро задал он ей вопрос, более уместный в начале их свидания:

— Где твой муж?

Сенетанх наморщила алебастровый лоб и ответила:

— Мой Хену опять девятидневно очищается от последнего прикосновения к женщине, перед службой в храме...

— Если бы ум этого человека стал равен его благочестию, — заметил восхищенный Кар, — он превзошел бы царя!

Желая подольше удержать возле себя Кара, Сенетанх предложила:

— Хочешь, я покажу тебе мои подарки от мужчин?

— Хочу, Сенетанх, с удовольствием, — ответил Кар, надеясь, что это не займет много времени.

— Подожди, — и Сенетанх убежала в соседнюю комнату.

Вскоре оттуда донесся ее недовольный голос:

— Тяжелый ларец...

Кар вовремя подхватил резной тисовый ящик и бережно опустил его на пол.

— Смотри, — сказала она, извлекая медный браслет, и огонек истого коллекционера вспыхнул в ее глазах. — Это от чернокожего солдата из охраны царя. Этого скарабея я получила из рук вельможи Заячьей области... Вот кольцо камнереза из Сиены... Коробочка из кости, подаренная Хеси...

— Хеси?!

— Да. Хеси — давний друг Хену, мне не хотелось обидеть его. Вот смотри, твой простой камень... — и Сенетанх тесно прижалась к Кару, обняла его, но молодому человеку не хотелось прерывать знакомства с уникальной коллекцией, тогда Сенетанх послушно отстранилась, с гордостью продолжая демонстрацию своих богатств. Ведь другой такой коллекции, пожалуй, не найдешь в Белых Стенах, а возможно, и во все Кемте. Эта ли мысль возникла в красивой головке Сенетанх или другая, но она вновь прижалась к молодому гиганту и весело воскликнула:

— Почему бы тебе, Кар, тоже не собирать подарки, но от женщин?

Кар рассеянно слушал ее: он то возвышался в собственных глазах, узнавая о вещах, даримых ей знатными роме, то горестно вздыхал, когда Сенетанх показывала ему жалкие подарки нищих или даже чужеземцев, руки которых тоже ласкали ее.

Сенетанх повторила вопрос, и Кар засмеялся: идея не казалась ему неприличной. Она извлекла на свет ожерелье из зерен черного дерева, кусков лотоса и плодов пальмы дум и сказала:

— Возьми. Пусть оно будет первым подарком у тебя.

— От кого это, Сенетанх?

— Сеп собрал его, когда был на южных каменоломнях раньше...

— А ты... ты знаешь, что он судим? Сослан?

— Знаю, Кар. Это не мое дело. Сеп умеет любить, он сильный. Он смелый охотник...

— Сеп?! — вовсе изумился Кар. — Охотник?..

— Да...

— Этот заика?

— Почему заика? Он говорит обычно.

— К тому же я никогда не встречал его среди охотников, — добавил Кар.

— А я видела глубокий шрам на его бедре! — с вызовом произнесла Сенетанх.

Кар промолчал...

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru