Пользовательский поиск

Книга Долина лошадей. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

Вся утварь изготовлена весьма искусно, подумал он, но на ней нет ни резьбы, ни каких-то других украшений. Кожаные и меховые шкуры умело и заботливо выделаны, но она не пыталась раскроить одежду и сшить или соединить с помощью шнуровки отдельные части, чтобы она удобно облегала фигуру, не применяла краску, перья или ракушки, которые используют для отделки. Зато она зашила ему рану на ноге. Подобные противоречия показались ему странными, а женщина загадочной.

Все это время Эйла хлопотала, собираясь развести огонь в очаге, но Джондалар не слишком внимательно следил за ней. Он не раз видел, как люди разводят огонь. Правда, он слегка удивился тому, что она не попыталась раздуть угли, оставшиеся в очаге после приготовления завтрака, но решил, что они, вероятно, уже прогорели дотла. Происходящее не вызывало у него сильного интереса, но все же краешком глаза он заметил, как женщина насыпала древесной трухи, которая мгновенно воспламеняется, взяла два камешка, стукнула их друг об друга и раздула пламя. Она проделала все это так быстро, что Джондалар понял, что именно она сделала, только когда огонь уже запылал вовсю.

– О Великая Мать! Как тебе удалось так быстро развести огонь? – Он припомнил, что она проделала то же самое среди ночи, но тогда он решил, что все это ему примерещилось.

Услышав его голос, Эйла обернулась и недоуменно посмотрела на него.

– Как ты развела огонь? – повторил он, подавшись вперед. – О Дони! Она не понимает ни слова из того, о чем я говорю. – Он сокрушенно всплеснул руками. – Да ты представляешь себе, что ты только что сделала? Иди сюда, Эйла, – сказал он и поманил ее к себе.

Она тут же направилась к нему: впервые за все время он сделал осмысленный жест. Что-то привело его в сильное волнение, и Эйла, наморщив лоб, стала вслушиваться в его слова, искренне желая понять, в чем дело.

– Как тебе удалось развести огонь? – повторил он еще раз, стараясь произносить слова медленно и более отчетливо, как будто надеялся, что это поможет прояснить их смысл, а затем взмахнул рукой, указывая на очаг.

– Гонь? – проговорила Эйла, предприняв робкую попытку повторить последнее из слов. Речь идет о чем-то важном. Она задрожала от напряжения, всеми силами пытаясь понять, о чем он толкует.

– Огонь! Огонь! Да, огонь, – прокричал он, указывая пальцем на пылающее пламя. – Ты представляешь себе, насколько важна возможность развести огонь так быстро?

– Гонь?

– Да, да, он горит вон там, – сказал он, то и дело взмахивая рукой и указывая в ту сторону, где находился очаг. – Что ты сделала, чтобы развести его?

Эйла встала, подошла к очагу и сказала, указывая пальцем на пламя:

– Гонь?

Он тяжело вздохнул и откинулся назад, внезапно осознав, что все это время пытался силой заставить ее понять слова неизвестного ей языка.

– Прости меня, Эйла. Я вел себя глупо. Разумеется, ты не можешь мне ответить, ведь ты не знаешь, о чем я спрашиваю.

Ситуация стала менее напряженной. Джондалар закрыл глаза. Он утомился и огорчился, зато Эйла воспрянула духом. Она выучила слово. Пока всего одно, но это уже хоть какое-то начало. Жаль, что на этом он остановился. Как бы объяснить ему, что она хочет узнать побольше слов, как попросить его научить ее и другим?

– Дон-да-ла? – Он открыл глаза. Эйла снова указала на огонь. – Гонь?

– Огонь, да, это огонь, – сказал он, кивая, а затем снова закрыл глаза, чувствуя усталость. Ему стало немного стыдно за то, что он так разволновался, и за то, что так страдает от боли, и физической, и душевной.

«Он не проявил интереса. Ну что бы такое сделать? Неужели он так ни о чем и не догадался?» Эйла даже рассердилась на самое себя из-за того, что ей не удалось придумать, как бы объяснить ему, чего она хочет, но решила попробовать еще раз.

– Дон-да-ла… – Она подождала, пока он снова не открыл глаза. – Гонь? – проговорила она, бросив на него призывный взгляд.

Джондалару стало любопытно. «Чего она хочет?» – подумал он.

– Почему ты спрашиваешь про огонь, Эйла?

По выражению его лица Эйла догадалась, что он задал ей вопрос. Ей удалось привлечь его внимание. Она огляделась по сторонам, пытаясь сообразить, как сделать, чтобы он понял ее, и взгляд ее упал на охапку хвороста, лежавшего возле очага. Она взяла ветку и, подойдя к Джондалару, указала на нее и снова с немым призывом посмотрела на мужчину.

Он пришел в недоумение и нахмурился, но, когда он начал догадываться, чего она добивается, морщинки у него на лбу разгладились.

– Ты хочешь узнать, как это называется? – спросил он, удивившись тому, что она вдруг проявила такой интерес к его языку, хотя он ни разу не заметил, чтобы у нее возникло желание поговорить. Так вот в чем дело! Она вовсе не пытается научить его своему языку, она хочет научиться разговаривать! Возможно, она так молчалива просто потому, что не умеет разговаривать?

Он прикоснулся к ветке, которую она держала в руке.

– Дерево, – сказал он.

Она резко выдохнула, только теперь заметив, что все это время ждала, затаив дыхание.

– Во? – попыталась повторить она.

– Дерево, – произнес Джондалар помедленнее, растягивая губы, стараясь произнести слово как можно отчетливее.

– Дее-во, – выговорила она, пытаясь шевелить губами так же, как он.

– Вот теперь уже лучше, – кивнул он.

У Эйлы отчаянно забилось сердце. Неужели он наконец понял? Она торопливо огляделась по сторонам, подыскивая еще какой-нибудь предмет. Увидев чашку, она взяла ее и протянула Джондалару.

– Ты хочешь, чтобы я научил тебя разговаривать?

Эйла не поняла, о чем он спрашивает, и, помотав головой, указала на чашку.

– Кто же ты, Эйла? Как ты здесь оказалась? Как тебе удается справляться со всем, что ты делаешь, если ты не умеешь разговаривать? Для меня ты – загадка, и, видимо, мне придется научить тебя разговаривать, чтобы разгадать ее.

Она присела на меховую шкуру рядом с ним, с волнением ожидая ответа и по-прежнему держа в руке чашку. Она боялась, что он позабудет о том слове, про которое она спросила, если будет долго говорить о чем-то, и с нетерпением еще раз указала на чашку.

– Какое слово ты хочешь узнать, «пить» или «чашка»? Впрочем, пожалуй, это не имеет значения.

Прикоснувшись к сосуду, который она держала, Джондалар сказал:

– Чашка.

– Ашка, – проговорила она и радостно улыбнулась.

Джондалар решил и дальше действовать в том же духе. Он взял оставленный Эйлой возле его постели бурдюк и налил воды в чашку.

– Вода, – сказал он.

– Ада.

– Попробуй еще раз, – ободряющим тоном сказал он и повторил: – Вода.

– Аа-да.

Джондалар кивнул, затем поднес чашку к губам и сделал глоток.

– Пить, – сказал он, – пить воду.

– Пить, – вполне четко произнесла Эйла, хотя первый из звуков дался ей с некоторым трудом. – Пить оду.

Глава 21

– Эйла, я больше не могу сидеть в пещере. Ты только посмотри, какое там солнышко! Я точно знаю, что уже могу понемногу передвигаться. Мне так хочется выглянуть наружу.

Эйла поняла не все из слов, произнесенных Джондаларом, но догадалась, на что он жалуется, и прониклась сочувствием к нему.

– Узелки, – сказала она и прикоснулась к одному из них. – Снять узелки. Завтра смотри нога.

Джондалар засиял, как будто одержал крупную победу.

– Ты снимешь узелки, и завтра я смогу выйти из пещеры.

Несмотря на то что Эйле было трудно выражать свои мысли, она не сочла возможным дать обещание, не зная, сможет ли она его исполнить.

– Смотри, – повторила она погромче. – Эйла смотри нога. – Она напряглась, стремясь подобрать какие-то из слов, имевшихся у нее в запасе. – Нога не… заросла, Дон-да-ла не выйти.

Джондалар снова заулыбался. Он намеренно слегка исказил смысл ее фразы в надежде, что Эйла не станет с ним спорить, но ему понравилось, что она не поддалась на уловку и настояла на своем. Возможно, ему не удастся завтра выйти из пещеры, но все это означает, что она в скором времени овладеет необходимыми для речи навыками.

109
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru