Пользовательский поиск

Книга Долина лошадей. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Перегнувшись через постель, она достала палочки с зарубками. Эйла по-прежнему каждый день вечером ставила очередную метку. Это вошло у нее в привычку, стало своеобразным ритуалом. Развязав узел, она разложила палочки на земле и попыталась сосчитать, сколько дней прошло с тех пор, как она обрела свою долину. Она попыталась приложить пальцы к зарубкам, но их оказалось слишком много, ведь уже миновало столько дней. Ей казалось, что каким-то образом все же можно определить по меткам, сколько времени она провела в этих краях, но ей не удалось сообразить, каким именно. Вот досада. Потом ей пришло в голову, что она может обойтись без палочек и сосчитать, сколько прошло лет, вспомнив каждую из весен. «Дарк родился весной перед прошлым Сходбищем Клана, – подумала она. – Следующей весной закончился год его рождения. – Она провела черту на земле. – Затем тот год, когда он начал ходить. – Она провела еще черту. – Следующей весной должен был закончиться период кормления грудью и наступил бы год отнятия от груди, да только он уже перестал сосать грудь. – Она добавила еще одну черту. – Потом меня прогнали, – она сглотнула слюну, почувствовав, как сжалось у нее горло, и часто-часто заморгала, – а летом я нашла эту долину и Уинни. Весной следующего года я повстречала Вэбхья. – Она провела четвертую черту. – А этой весной… – Ей не хотелось считать этот год годом разлуки с Уинни, но что же тут поделаешь? Она провела пятую черту. – Столько же, сколько пальцев на руке, – она приподняла левую руку, – и столько же, сколько лет Дарку. – Она подняла правую руку, выставив вперед большой и указательный пальцы. – А вот столько осталось до следующего Сходбища. Они приведут с собой Уру, и они с Дарком встретятся.

Разумеется, к тому времени они еще не успеют стать мужчиной и женщиной. Но, увидев ее, все поймут, как она подходит Дарку. Интересно, помнит ли он меня? Будет ли его память такой же, как у людей Клана? Чем он будет похож на меня и чем на Бруда… на людей Клана?»

Эйла собрала палочки с зарубками, заметив, что их количество между насечками, которые она делала, отмечая дни, когда ее духу приходилось вступать в бой и у нее начинались кровотечения, примерно одинаково. «Интересно, что это за дух тотема мужчины, который сражается здесь с моим? Я не смогла бы забеременеть, даже если бы моим тотемом была мышь. Для того чтобы это произошло, нужен живой мужчина, или я ошибаюсь.

Уинни! Может, именно это и делал жеребец? Может, он сделал тебе жеребеночка? Возможно, когда-нибудь я увижу тебя и твое стадо и получу ответ на свой вопрос. Ах, Уинни, это было бы замечательно!»

При воспоминании об Уинни и жеребце Эйлу пробрала легкая дрожь, дыхание ее участилось. Потом ей вспомнился Бруд, и приятное возбуждение спало. «Но от того, что он делал со мной, на свет появился Дарк. Знай он, что у меня родится ребенок, он и близко бы ко мне не подошел. А у Дарка будет Ура. Как и Дарк, она нормальный ребенок, а вовсе не урод. Мне кажется, Ура появилась на свет потому, что мужчина из племени Других изнасиловал Оду. Ура как раз под стать Дарку. В ней есть что-то от людей Клана и что-то от того мужчины из племени Других. Мужчина из племени Других…»

Ей надоело сидеть на месте. Вэбхья куда-то ушел, и ей захотелось поразмяться. Выйдя из пещеры, она отправилась вдоль берега реки, окаймленного узкой полосой невысоких кустов. Она зашла дальше, чем когда-либо прежде, хотя, путешествуя верхом на Уинни, она одолевала и не такие расстояния. «Мне снова придется привыкнуть ходить пешком, – подумала она, – и таскать корзину за плечами». Добравшись до конца долины, она двинулась дальше по высокому крутому берегу реки, сворачивавшей к югу. Сразу за поворотом она увидела камни, вокруг которых бурлила вода. Казалось, кто-то специально расположил их поперек речного русла на небольшом расстоянии друг от друга, чтобы можно было перебраться на другой берег, к тому же скалистая стена в этом месте оказалась не особенно крутой. Эйла взобралась наверх и остановилась, всматриваясь в просторы западных степей.

Они почти ничем не отличались от восточных, разве что местность была менее ровной. Эйла не так хорошо знала эти края. Она с самого начала поняла, что двинется на запад, когда примет решение покинуть долину. Снова перебравшись через реку, она отправилась по долине обратно к пещере.

Она вернулась, когда уже почти совсем стемнело, но Вэбхья так и не появился. Огонь не горел, и пещера показалась ей холодной, неуютной и совсем пустой. Она чувствовала себя куда более одиноко, чем когда только-только поселилась в ней. Эйла развела огонь, вскипятила воду и заварила чай, но готовить ей не хотелось. Взяв кусок вяленого мяса и несколько высушенных на солнце вишен, она присела на постель. Впервые за долгое время она оказалась в пещере совсем одна. Эйла подошла к своей старой переносной корзине и долго рылась в ней, пока не нашла на дне кусочек кожи, в который она заворачивала Дарка, когда тот был совсем маленьким, сложила его, прижала к груди и долго сидела, глядя на огонь. Укладываясь спать, она обернула его вокруг себя.

Всю ночь ей не давали покоя сновидения. Ей приснилось, что Дарк с Урой стали взрослыми и живут вместе. Ей приснилась Уинни, бродившая по незнакомым местам с гнедым жеребцом. Один раз она проснулась, обливаясь потом от страха, и только когда ей удалось толком пробудиться, она поняла, что ей опять привиделось, как под ногами у нее с грохотом содрогается земля. И почему ее преследует этот жуткий сон?

Встав с постели, она разворошила угли, подогрела чай и стала пить его. Вэбхья до сих нор не вернулся. Она взяла в руки кусок кожи, в который заворачивала маленького Дарка, и ей припомнился рассказ Оды о мужчине из племени Других, который изнасиловал ее. «Ода сказала, что он был похож на меня. Интересно, как же он выглядит?»

Эйла попыталась представить себе такого мужчину. Ей доводилось видеть собственное отражение в воде, но в памяти сохранились лишь очертания прядей волос, обрамлявших лицо. Тогда она носила их распущенными и лишь потом стала заплетать в косички, чтобы они не мешали. Золотистые волосы, того же оттенка, что и шкура у Уинни, только цвет их казался более ярким, более насыщенным.

Но стоило ей задуматься о том, как выглядит лицо этого мужчины, как в памяти тут же всплывала злорадная усмешка Бруда. Образ мужчины из племени Других ускользал от ее воображения. Веки ее налились тяжестью, и она снова прилегла. Ей приснились Уинни и гнедой жеребец. А потом мужчина. Черты его лица скрывала тень, и ей удалось ясно разглядеть лишь одно: золотистые волосы.

Глава 15

– Молодец, Джондалар! Скоро ты научишься управляться с лодками не хуже нас! – сказал Карлоно. – Если лодка большая, а ты не успеешь вовремя зачерпнуть воду веслом, ничего страшного не случится, ведь гребешь не только ты. Правда, другие могут сбиться из-за тебя с ритма. Но, управляя маленькой лодкой, промахов допускать нельзя, любой из них чреват опасностью и может оказаться роковым. Имея дело с рекой, будь всегда начеку, она коварна, не забывай об этом. Сейчас мы на глубоком месте, и воды кажутся спокойными, но стоит опустить в них весло, и ты сразу же почувствуешь, какое сильное тут течение. Бороться с ним очень трудно, нужно к нему приноровиться.

Карлоно все говорил и говорил, наставляя Джондалара, помогая ему управлять маленьким двухместным челноком, скользившим по воде неподалеку от места, где находилась пристань племени Рамудои. Джондалар слушал его вполуха, сосредоточив все усилия на том, чтобы заставить челнок двигаться в нужном направлении и правильно орудовать веслом, но всякий раз, напрягая мышцы, он замечал, что правильно выполняет указания Карлоно.

– Можно подумать, что плыть вниз по реке легче, так как не нужно бороться с течением, но тут кроется подвох. Плывя против течения, ты волей-неволей постоянно следишь за челноком и за рекой, понимая, что, как только ты расслабишься, тебя снесет обратно и окажется, что силы потрачены впустую. Вдобавок ты успеваешь вовремя заметить возникающие препятствия и избежать столкновения. Когда ты движешься по течению, совсем нетрудно впасть в рассеянность, задумавшись о чем-нибудь и предоставив реке нести тебя вперед. Но и на глубоководье попадаются скалы, уходящие основанием в дно реки, челнок может налететь на них и разбиться, да и столкновение с затонувшим бревном сулит немало бед. Есть правило, о котором никак не следует забывать: «Не зевай, когда имеешь дело с Матерью». Она хитра на выдумки. Ты можешь решить, что все знаешь заранее и все уже предусмотрел, но вот тут-то она чем-нибудь тебя и огорошит.

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru