Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 32. Удары судьбы

Кол-во голосов: 0

— Награда ожидает вас, а что ожидает меня? — вскричал курьер.

— Я заплачу вам пять золотых экю — вот они, — произнес Магнус и протянул деньги.

Курьер взял пять золотых монет, взвесил их на ладони, и смеясь с глупым видом и, полузакрыв глаза, произнес:

— О! Не одного меня обманывали; я чувствую — что-то тут не так!.. Но черт с вами — занимайте мое место и, удачи вам! И не забудьте предупредить моих друзей, они остались у входа в деревню, им тоже полагается кусочек пирога.

Говоря это, курьер положил золотые дукаты в карман, с трудом отыскав его.

Тут дверь дома, где находился Жан де Верт открылась и оттуда вышли несколько человек и быстро направились к конюшням.

— Ах, вот ещё что, — вспомнил курьер, с трудом произнося слова, — вот ещё что… барон может потребовать, он ведь вас не знает, а он железный человек… О! Я забыл… Если он произнесет: «Прага», вы должны ему ответить: «Фринланд».

Голова солдата упала на плечо и он закрыл глаза.

— Быстро, он готов! — прошептал Магнус.

Закрыв курьера в конюшне, положив его на кучу сена, Магнус и Каркефу присоединились к Арману-Луи и Рено, и, все четверо, на лошадях незаметно подобрались к двери дома Жана де Верта.

Скоро баварец показался в дверях. Прежде, чем сесть в седло, он бросил быстрый взгляд на четырех всадников. В темноте он узнал униформу гвардейцев полка Валленштейна, но среди них не увидел того, кто только что был у него.

— А где же мой курьер? — спросил барон, садясь в седло.

Магнус, повернулся к Жану де Верту, отдал ему честь:

— Мы его сопровождали, сейчас он спит!

Затем, не отрывая взгляд от барона, он произнес:

— Меня зовут «Прага», а его — «Фринланд»!

— Едем! — скомандовал баварец, и они тронулись в путь в сопровождении имперского офицера.

Магнус и Каркефу ехали впереди, Арман-Луи и Рено следовали за ними. Скоро они углубились в поле, освещаемое лунным светом.

Так они продолжали путь, завернувшись в плащи. Мимо проплывали тени деревьев, домов, мельниц; несколько собак приветствовали их своим лаем.

Жан де Верт перекинулся несколькими словами со своим адъютантом. Тем временем белая линия, расширяющаяся к горизонту, возвестила приход утра. Нежный небесный отблеск осветил реку и наполовину разрушенный мост, к которому направлялись всадники. В тот момент, когда Магнус и Каркефу вступили на мост, раздался свисток.

Все тут же остановились на полдороге; Жан де Верт и его адъютант натянули поводья.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил баварец.

— Случилось то, что меня зовут Арман-Луи де ла Герш, и что это мой друг, маркиз Рено де Шофонтен, и он послужит мне секундантом, — произнес Арман-Луи. Подъезжая вплотную.

Жан де Верт оглянулся.

— Не ищите никого — это бесполезно! — произнес Рено, — Магнус и Каркефу хорошо несут службу… Здесь никого нет, только мы вчетвером; вас всего двое, лучший выход — сдаться!

— Если дуэль вам не по вкусу, — продолжил Арман-Луи, — и вы испытываете отвращение к бою, можно всего этого избежать, отдав мне темляк, который я вижу у вас.

Жан де Верт улыбнулся с высокомерным видом и произнес:

— Я думаю, что имею дело с военным человеком, а не с героем-любовником… В данный момент здесь находятся две армии, в сражении решится судьба двух корон. Ваше место, как и мое — на поле боя. Пусть решится спор между императором и королем, после этого — слово чести, мы встретимся снова там, где вы пожелаете!

Арман-Луи наклонил голову:

— О! Нет, я не согласен. Вы попались, я выследил вас. Один из нас должен погибнуть — а две армии смогут встретиться из без нашего участия.

Равнина была пустынной, никто не появился на берегу реки. Взгляд Жана де Верта скользил по горизонту и вдруг остановился на колокольне города, куда он должен был прибыть по приказу Валленштейна: не видно ли там эскадрона вооруженных всадников? Но г-н де ла Герш уже вынул шпагу. Жан де Верт сделал то же самое со словами:

— Вы сказали, что это будет честная дуэль. Если я убью вас, буду ли я свободен? А ежели я погибну, капитан Штейнвальд, что вместе со мной, сможет ли он продолжить путь?

— Я клянусь вам в этом! — обещал Арман-Луи.

— Итак, к бою!

Арман-Луи и Жан де Верт спешились и, выбрав удобное место на середине моста, скрестили шпаги.

Рено находился рядом с Арманом-Луи, а капитан Штейнвальд — с Жаном де Вертом. Магнус и Каркефу следили за мостом.

Между двумя сражающимися одна ненависть, одна молодость, один пыл, одна сила. Концы шпаг искали сердце; не было ни слов, ни криков, ни вздохов. Слышно было лишь, как сталь ударялась о сталь. Шансы были равны, ни один из противников не слабел, ни один не хотел уступать.

Но разве напрасно г-н де ла Герш сражался с Паппенхеймом. Не было ни одного выпада, не знакомого ему; не было ни одной атаки, которой он не смог бы отразить!

Ярость и отчаяние проявились на лице Жана де Верта; в одно мгновение он не смог парировать удар, и стремительная шпага Армана-Луи пронзила барону грудь.

Баварец выпустил шпагу. Г-н де ла Герш хотел её подхватить, но Жан де Верт опередил его и свободной рукой бросил её в реку.

— Пусть погибнет шпага, предавшая меня, и пусть гибнет темляк! — вскричал барон.

Но Арман-Луи, пытаясь достать шпагу, спрыгнул на мост, а потом в воду. Сначала он исчез под водой, затем появился, держа в одной руке шпагу со свисающим темляком, и загребая другой. Вскоре он достиг берега.

Жан де Верт, бледный от боли, поддерживал свою раненую руку.

— Вы свободны, месье! — произнес Арман-Луи.

И, оседлав свою лошадь, которую привел Магнус, оставил Жана де Верта на середине моста.

В течение всей дороги в расположение шведских войск, Арман-Луи прижимал к своему сердцу влажный темляк.

— Слава Богу, — не уставал повторять он, — Адриен принадлежит мне!

Арман-Луи и Рено прибыли в лагерь Густав-Адольфа одновременно с герцогом Браэ. С ним были две молодые женщины.

Г-н де Парделан находился неотступно рядом с королем.

Не имея никаких известий от двух путешественников, только то, что могли рассказать Адриен и Диана, он не терял надежду увидеть их живыми или мертвыми.

Вдруг перед королевским шатром раздался какой-то шум, и до них донесся звук знакомых голосов.

Все вскочили. Через мгновение Адриен и Диана были в объятиях своих возлюбленных.

— Живы оба! — взволновано воскликнули они.

Слезы ручьями катились из женских глаз.

— Господин маркиз! — обратился к маркизу Рено. — Я обещал вам не появляться без мадемуазель де Парделан! Сдержал ли я свое слово?

— Сын мой! Обнимите меня! — только и мог произнести старик.

Но тут же отец уступил место солдату.

— Господа, — обратился к присутствующим г-н де Парделан, — дела государственные должны быть выше дел семейных. Отдохните несколько часов… Завтра бог войны решит участь Густава-Адольфа. Что до меня — я тоже сажусь в седло!

32. Удары судьбы

В лагере шведов царило ожидание. Отряды, эскадроны готовились к бою. Все знали, что завтра шведский король будет меряться силами с Валленштейном. Офицеры сновали туда-сюда, раздавая приказы. Гремели пушки, старые воины проверяли свое оружие.

Арман-Луи предстал перед королем.

Густав-Адольф обнял его. Вид у короля был довольно бравый.

— Я привел вам всех тех драгун, кто остался в живых, — сказал Арман-Луи после того, как в нескольких словах обрисовал положение дел.

— Тем лучше, — отвечал Густав-Адольф, — хороших солдат никогда не бывает много. Как вы считаете, кто из них опасней: Валленштейн или граф Тилли?

— Лютцен будет для вас, Ваше Величество, Лейпцигом, он принесет вам ещё одну победу.

— Да услышит Бог ваши слова! — произнес король.

Твердой рукой Густав-Адольф показал г-ну де ла Герш план расположения двух армий.

— Сейчас нет смысла ждать зимы, Валленштейн тоже этого не хочет, — говорил король. — Я предлагаю ему сражение и он его принимает. Валленштейн не хочет повторять свою ошибку под Нюрнбергом, когда он не посмел померяться силой с армией короля Швеции. Он великий генерал! Я думаю, что он пойдет на все, чтобы победить. Сколько из тех, кто живет сегодня, завтра будут спать вечным сном! Вы будете рядом со мной, Арман-Луи де ла Герш, не правда ли?

121
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru