Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 30. Бой до конца

Кол-во голосов: 0

— Вы ещё колеблетесь? Десять золотых экю тому, кто убьет гугенота!

Но рука старого офицера задержала поводья его лошади:

— Смотрите, сеньор! Они уже далеко! — и показал на удаляющихся драгун, которые были на середине ущелья.

— Сколько нас? — быстро спросил Жан де Верт.

— Около тысячи! — был ответ.

— Итак! Пятьсот из нас погибнет, пятьсот пройдет! Вперед!

Имперцы, воодушевленные призывом своего командира, бросились в погоню.

30. Бой до конца

Г-н де ла Герш, наблюдая за врагом, собрал вокруг себя драгун.

— Месье Сан-Паер, — обратился он к ним. — Вы возьмете сотню солдат и двинетесь вглубь ущелья. Я надеюсь, что вы найдете шведов, перевалив через горы. В таком случае Диана и Адриен будут спасены. Господин де Шофонтен, я, Вольрас и Коллонж, мы постараемся сразиться с имперцами. Пятьдесят солдат попробует нам помочь.

— Разве вы не останетесь возле мадемуазель де Сувини и мадемуазель де Парделан? — воскликнул Сан-Паер. — Нам воевать, вам — их спасать!

— А если шведов не окажется за горой, не будет ли ваша миссия более опасной? Вам придется тогда пробивать дорогу с помощью шпаги! — отвечал г-н де ла Герш.

Сан-Паер решительно выступил вперед со словами:

— Доверьте мне командование драгунами!

— Хорошо! — согласился Рено.

— Итак, месье, подчиняйтесь! С вами теперь говорит не друг, а командир!

И так как Сан-Паер нахмурил брови, Арман-Луи пожал ему руку со словами:

— Вы были дважды ранены, месье, я это знаю; оставьте другим шанс блеснуть славными шрамами.

Тем временем имперцы шли по следу, чуя запах крови.

Прощание драгун было быстрым и почти бессловесным. Адриен и Диана, не догадываясь о принятом решении, были удивлены отсутствием рядом с ними г-на де ла Герш и Рено. Миновав короткий отрезок пути в горах, Сан-Паер вдруг услышал позади шум, похожий на удары грома. Это начался бой!

— О боже! — взволнованно произнесла Адриен, — они сражаются!

Девушки натянули поводья.

— Не беспокойтесь! — отвечал им Сан-Паер. — Я отвечаю за вас головой, продолжим путь!

Молодые женщины накинули вуаль на лица, чтобы не было заметно слез. По мере того, как они удалялись, шум канонады становился все тише и, наконец, умолк совсем.

Сан-Паер шел последним, опустив голову. Он знал, что скоро имперцы достигнут скал, обрамляющих ущелье. Но он хорошо знал, что через проходы, образовавшиеся в них, могут пройти только два или три человека, а значит, и с небольшими силами можно прочно удерживать позицию..

Тем временем, Жан де Верт, ослепленный яростью, послал имперцев вдогонку.

С одной стороны их была тысяча, с другой — шестьдесят. Дорога стала извилистой и узкой. Атаковать могли от силы два человека, из дюжины пуль, посланных в горы, достигала цели лишь одна.

Вскоре груда трупов возвышалась возле горы камней. Имперцы не считали своих погибших, они наступали вновь и вновь. Драгуны сражались, спешившись. Лошадей они спрятали за уступы скал. Когда кто-нибудь из них был ранен, он ложился за камень и продолжал стрелять, пока жизнь не покидала его вместе с последней каплей крови.

Иногда очередная атака имперцев заканчивалась тем, что кто-нибудь из них оказывался на вершине скалы, откуда его старались сбросить ударами шпаг или пулей из мушкетов.

Магнус и Каркефу вооружились длинными пиками, с помощью которых сразили не одного захватчика.

— Это упражнение напоминает мне осаду Берг-оп-Зоома, когда ударами пик мы заставили испанцев отступить к рвам, наполненным водой, — пошутил Магнус.

— О да! — подтвердил Каркефу, — а мне это напоминает кухню замка Сан-Вест; но тогда мне удалось наколоть только добрых каплунов… О, как мы тогда отобедали, не то, что сейчас!

Наступил вечер. Туча поднялась над ущельем и закрыла горы. Атаки становились все реже. Имперцы, казалось, устали от сражения. Последняя группа солдат подошла к месту битвы с гугенотами, и уже слышались голоса офицеров, командующих отступлением.

Г-н де ла Герш обеспокоено спросил у Рено:

— Как ты думаешь, где сейчас Адриен и Диана?

— Уже достигли, несомненно, равнины, — отвечал Рено.

Приказ оседлать лошадей передавался из уст в уста.

Драгуны один за одним покидали поле сражения. Арман-Луи, Магнус, Рено и Каркефу шли последними. Вздыхая, они смотрели на тех, кто не следовал их примеру. Они знали, что те уже не поднимутся никогда.

Вольрас и Коллонж уже были в седлах: один — со шпагой в руке, другой — решительный, улыбающийся, с поднятой головой.

Лошадей погибших солдат собрали вместе и Арман-Луи дал сигнал к отправлению. Всего двадцать солдат отправились в дорогу; тридцать из них спали вечным сном, обратив лица к солнцу.

Драгуны оставили после себя непроходимые для всадников завалы из огромных камней.

С наступлением ночи Жан де Верт, опасаясь той же истории, что и прошлый раз, каждые четверть часа посылал разведчиков к баррикадам. Гугеноты были на месте, об этом свидетельствовали частые мушкетные выстрелы по приближающимся имперцам.

Люди были измотаны. Арман-Луи сделал знак Рено, Магнусу и Каркефу. Все четверо вернулись по своим следам и притаились за уступом скалы. Скоро шум им дал понять, что новый штурм начался.

Присмотревшись, они увидели тени, крадущиеся вдоль ущелья и приближающиеся к ним.

— Огонь! — скомандовал внезапно г-н де ла Герш.

Прогремели четыре выстрела — и четыре тени исчезли. Мушкетеры оттащили на руках тех, кто больше не дышал и начали готовиться к новой атаке. Но её не последовало — казалось, что нападающие отступили.

— Они ещё здесь! — предположил Жан де Верт, — Надо собрать лучших стрелков…

Не теряя ни минуты, Арман-Луи вскочил в седло и вместе с Рено, Магнусом и Каркефу направились туда, куда ушли Вольрас и Коллонж. Каркефу потрогал себя рукой:

— Как ты думаешь, я ещё жив? — спросил он Магнуса.

— Почти, — отвечал тот.

— Если ты поклянешься мне в этом, я тебе поверю, но, честно говоря, это меня удивляет.

И они быстро догнали драгун, которые были уже на середине ущелья. Новые горизонты открывались перед ними. Восходящее солнце освещало спокойный пейзаж. Вдали виднелись горящие костры, а на окраине поля солдаты Сан-Паера в полной готовности ждали г-на де ла Герш.

— А! Вот и наши! — радостно воскликнул Коллонж, заметивший их первым.

Вдруг Вольрас, ехавший всю дорогу с опущенной головой, улыбнулся через силу и упал с лошади.

— Прощайте, — произнес он тихо, — имперцам я не дался живым!

И он отдал Богу душу, сжимая в руке шпагу.

В то время, как Арман-Луи и Рено, расположившись в тени раскидистых деревьев, отдыхали вместе с м-ль де Сувини и м-ль де Парделан. Каркефу охранял их сзади, а Магнус спереди.

Почти одновременно они увидели в стороне, откуда они только что пришли, группу всадников, скачущих вдоль ущелья; а с другой стороны, на равнине, показалось облако пыли, и оттуда донеслись какие-то крики.

— С одной стороны Жан де Верт! — произнес Каркефу.

— С другой — неизвестные! — продолжил Магнус.

— И везде можно ожидать атаки!.. Как это весело — путешествовать по Германии! — заметил Каркефу.

Сан-Паер подошел к г-ну де ла Герш.

— Наши лошади готовы, я вижу вдалеке рощицу; видно здесь нам придется умереть. Де Верт ведет за собой только горстку солдат, опасность, скорее всего не с этой стороны, — заключил он. — Пойдем навстречу тому эскадрону, который идет против нас, со шпагами в руках, сделаем последнее усилие и, постараемся победить.

Драгуны выровняли ряды; движением шпаги г-н де ла Герш дал понять, что он хочет от солдат. Вздох прокатился по рядам отважных воинов. Все приготовились погибнуть в страшной схватке.

Никто не думал отступать.

Драгуны приблизились к ручью. Ветер рассеял пыль, поднятую скачущим эскадроном. Уже видны были лошади, люди в формах.

— Шведы! — вскричал Магнус.

Вздох облегчения прокатился по рядам драгун г-на де ла Герш.

119
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru