Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 27. Голос пушек

Кол-во голосов: 0

— Неужели у нас уже нет шпаг? Неужто у нас кончились пули и порох? — воскликнул Рено.

— Я вам клянусь, месье, — прибавил Коллонж, — многие из нас того же мнения. Переубедите нас!

Офицер продолжил начатый разговор:

— Барон послал меня, чтобы спасти вас. Его условия таковы, что вы можете принять их, ничего не теряя.

— Мы не думаем, что все так просто, месье. Однако, продолжайте, мы вас слушаем.

— В настоящий момент деревня и её окрестности заняты нашими людьми, но вы сможете спокойно уйти, куда захотите.

— Не выплатив выкупа и имея возможность возвратиться в шведский лагерь? — уточнил Рено.

— Все дороги будут открыты перед вами, и вы не заплатите никакого выкупа.

— Продолжайте, месье, — попросил де ла Герш.

Военная честь вам будет возвращена и вы сохраните вашу отряд и ваших лошадей.

— И знамена тоже?

— Знамена обязательно!

— Все это похоже на сказку! — воскликнул Коллонж.

— Если я вас правильно понял, мы сможем вернуться к себе, да ещё и без потерь? Это нам вполне подходит. Вот уже три или четыре дня мы только и мечтаем об этом.

— Нет ли ещё одного маленького условия, о котором вы не упомянули? — спросил Рено.

— Да, сеньоры, оно есть, и это последнее, о чем мне нужно сказать вам; но хорошо подумайте, прежде, чем мне отказать, иначе другого выхода для вас не будет.

— Вот это то, что не сулит нам ничего хорошего, — вздохнул Коллонж.

— С вами находятся две женщины, мадемуазель де Сувини и мадемуазель де Парделан…

— Вот в чем дело, — подумал де ла Герш.

— Охрана этих женщин поручена барону Жану де Верту, он должен их проводить к герцогу Фринланду, у которого, как вы знаете, их похитили.

— Итак, вы предлагаете нам отдать Жану де Верту двух женщин, наших подруг и покровительниц? — ответил Сан-Паер с оттенком пренебрежения в голосе.

— У них есть друзья в Вене и Мюнхене, — продолжал тем временем парламентарий. — Они ожидают их при дворе, уверяю вас, девушки не о чем не пожалеют.

— И вы предполагаете, что мы согласимся на эти условия? Продать двух бедных женщин? — воскликнул Коллонж.

— Успокойся! — перебил его Рено, сжимая руку.

Лицо Шофонтена пылало яростью. Он хотел заговорить, но де ла Герш жестом остановил его и, повернувшись к баварскому офицеру, дал понять, что совещание окончено.

— Мы должны посоветоваться, — обратился он к нему, — вы свободны. Через четверть часа я вам передам наш ответ.

— Посоветоваться! — вскричал Сан-Паер, когда драгуны остались одни. — Посоветоваться?.. О чем это?

— Речь идет о деле, которое касается лично меня и Шофонтена, — начал де ла Герш, — и, если я соглашусь на предложения барона, то вы должны знать все условия. Господин де Шофонтен тоже такого же мнения.

— Да, это так, — подтвердил Рено.

— Мы окружены со всех сторон, — продолжал Арман-Луи, — силы врага намного превосходят наши. Если мы отвергнем предложение Жана де Верта, пройдет несколько дней и, скорее всего, он победит нас. Вы представляете, что нас ждет?

— Смерть, не правда ли? — сказал Сан-Паер.

— Разве это обстоятельство может нас остановить? — воскликнул Вольрас.

— О чем может мечтать доблестный воин, как не о том, чтобы умереть от удара шпаги, — добавил Коллонж.

— И потом, кто знает, суждено нам жить или умереть? — продолжил Арранд.

— Не надо слов «кто знает?» — подхватил де ла Герш, — мужчины вроде нас давно привыкли к войне и никакие преграды их не увидят! Иди сюда, Магнус, скажи, что ты думаешь об этом. Считаешь ли ты, что мужество в безнадежных обстоятельствах может нас спасти?

— Нет, — отвечал Магнус с серьезным видом, — я говорю сейчас с воинами, они должны знать правду. Только божья рука сможет вытянуть нас отсюда. Если вы захотите идти до конца, придется принести в жертву ваши жизни. В последний час вы можете собраться с силами и дать врагу бой. Это единственный выход для благородных воинов. Немногие из вас смогут поведать кому-либо об этой истории. Но иного выхода нет!

— Вы слышите, сеньоры! — повторил де де ла Герш. — Смерть повсюду, вы можете её избежать.

— А вы? — воскликнул Коллонж.

— О, Шофонтен и я, — продолжал Арман-Луи, — мы связаны друг с другом до конца. Мы возвратимся с Адриен и Дианой или не возвратимся вообще!

— Тогда, месье граф, не настаивайте более. Ваша доля — это наша, — горячо заговорил Коллонж. — Я клянусь, что все остальные вам скажут то же самое. Когда мы отправились в Драшенфельд, все знали о предстоящих опасностях. Час настоящих испытаний настал, и мы с честью их перенесем!

— Да! Да, все! — послышалось со всех сторон.

— Итак, сеньоры, правильно ли я вас понял, что предложение Жана де Верта, в котором он дарует вам жизнь, вам не подходит?

— Нет! Нет!

Арман-Луи повернулся к Магнусу:

— Пойдите и приведите посланца барона сюда, — приказал он.

Гугеноты, столпившиеся вокруг де ла Герша, пожимали ему руки и обнимали его. Лица солдат светились энтузиазмом. Появился посланец барона.

— Совещание окончено, месье, — обратился к нему Арман-Луи. — Я обещал вам, что через четверть часа мы дадим вам наш ответ: отправляйтесь и доложите Жану де Верту, что мы будем драться до последней капли крови.

Офицер окинул взглядом собравшихся:

— Это беспримерная храбрость, я восхищен вами. Если в шведской армии много таких солдат — она непобедима!

Вид людей, окружавших его говорил о том, что настаивать было ни к чему. Парламентеру развязали глаза и проводили на окраину деревни, где его ожидал трубач с белым флагом.

— Сеньоры, к оружию! — скомандовал Арман-Луи, — и пусть все, что нас разделяло когда-либо, исчезнет; быть может мы больше не увидимся!

Драгуны выровняли ряды, воцарилась тишина.

— Итак, мы готовы! — воскликнул Коллонж, бледный от волнения, и первым вытащил шпагу.

Через мгновение выстрелы загремели по обе стороны деревни.

27. Голос пушек

В то время, как после переговоров возобновились военные действия, Адриен и Диана находились в одном из домиков деревни. Г-н де ла Герш поместил их туда, так как домик, невысокий и толстостенный, казался прочным как камень.

Девушки ждали и молились, не переставая. В доме также находился старый охотник, сидевший у постели ребенка, которого одолевала лихорадка. Превозмогая усталость, мужчина поднялся и, глядя на них глазами, в которых была усталость, заговорил:

— У меня было два сына и дочь. Сыновья погибли под пулями шведов, защищая честь своего отца. Дочь, не выдержав этого, ушла в монастырь. Бог не уберег её, она умерла от неизлечимой болезни. Все, что у меня осталось — это вот этот бедный мальчик. Я вас ненавижу, в вас течет гугенотская кровь. Но вас преследуют, и я вам помогу. Не бойтесь, я вам не сделаю ничего плохого.

И он сел с мрачным видом у постели ребенка.

Адриен подошла к постели малыша и взяла его за руку. Ребенок посмотрел на неё и руки не убрал.

— Бог милостив к тем, у кого доброе сердце, — сказала девушка, — надейтесь, и он спасет мальчика.

Нужно сказать, что в те времена, Адриен жила в Гранд-Фортеле, она научилась лечить травами. К ней обращались как слуги, так и жители окрестных деревень. Адриен изучила свойства многих трав, умела их применять. В конце концов её доброта согрела сердце ребенка. Мальчик уже скучал в её отсутствие, хотел, чтобы девушка постоянно находилась с ним.

Взяв обещание с ребенка слушаться её, Адриен приготовила настой из трав, произрастающих в окрестностях деревни, и хотела напоить им мальчика. Увидев это, старый охотник протянул руку с намерением разбить стакан с лекарством.

— Нет, не нужно, — прошептал ребенок, — эта женщина мне желает добра.

И, приникнув губами к кружке, он выпил лекарство.

К вечеру ребенок спокойно заснул, его дыхание стало спокойным, и к утру его состояние намного улучшилось. Проснувшись, он увидел Адриен, сидевшую у изголовья кровати. Мальчик схватил её за руку:

114
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru