Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 23. Все, что хочет женщина

Кол-во голосов: 0

— Недалеко отсюда, в ложбине, расположилась группа всадников, желающих позавтракать у вас в замке; по-моему это поляки или испанцы, они исчерпали свои запасы, и очень голодны. Меня послали сюда, чтобы найти еду. Это военные люди, вот почему вы должны их накормить. Я видел большой кошелек на поясе у их командира. У других — шпаги и пистолеты. Они клянутся, что заплатят за все.

Лейтенант переглянулся с Матеусом; тот скомандовал пяти или шести слугам вскочить на коней и поехать разведать, что это за люди, походившие на поляков или испанцев.

В это время Магнус рыскал по замку, как зверь, боясь заблудиться. В замке было много солдат, но нигде не было видно ни м-ль де Сувини, ни м-ль де Парделан. Интендант нашел его, лежащим на крепостной стене.

— Уважаемый, — обратился к нему Магнус, — я думал, что вы меня забыли. Вот уже час я брожу в поисках выхода. Проводите меня к двери, прошу вас. Я боюсь, что испанцы снимут с меня шкуру в три счета, если я не принесу им ответа.

Интендант тронул его за плечо:

— Ты говоришь, ответа? Они получат его, иди!

Магнус ловко пересек подъемный мост и прибыл в лагерь в тот момент, когда Матеус покидал его.

Для большей безопасности Берье занял место ла Герша. Он с легкостью говорил на итальянском и на испанском, что давало ему возможность утверждать, что их направили из Милана в армию Валленштейна.

Матеус задал ему несколько вопросов во избежании случайности; Берье на них ответил с необыкновенной легкостью. Эта игра ему нравилась.

— Мой отряд нуждается в отдыхе, — заключил он, — если я буду уверен в наличии провианта, я останусь здесь на несколько дней.

— Вы будете иметь все, что захотите, — отвечал Матеус, — но, если мне вдруг понадобятся несколько всадников для боя, вы мне их предоставите взамен провианта.

Комендант и капитан разошлись, довольные друг другом.

— Кстати: здесь удобное место для наблюдения! — заметил Рено, глядя вслед удаляющемуся Матеусу.

— Да, я с вами согласен, — подтвердил Коллонж.

По возвращению Магнуса стали совещаться.

— Лагерь обеспечен провиантом не менее, чем на восемь дней, — взял слово Берье, — этого как раз достаточно, чтобы укрепить свои позиции.

— Особенно, если мы решимся на штурм сегодня вечером, — продолжил Сан-Паер. — Моей шпаге не терпится сразиться.

— Ты видел Драшенфельд, что ты о нем думаешь? — спросили у Магнуса.

— Штурм невозможен. В замке две сотни человек, не считая слуг. Я видел пушки, фальконеты, мушкетоны. Рвы глубоки, стены широки, подъемный мост оснащен решетками. Львам нужно превратиться в лис: плохи будут наши дела, если мы не найдем способа проникнуть в замок.

— Не похоже ли устройство крепости на Рабенский замок? — вдруг вмешался в разговор Каркефу, — нет ли здесь какого-либо подземного хода, по которому мы незаметно проскользнем в одно из подземелий Драшенельда? Мне бы доставило огромное удовольствие вновь застать сеньора Матеуса в кровати.

Магнус опустил свою седую голову со словами:

— Нет! Увы! Не существует ни двери в стене, ни подвального окна у подножья стены, ни расщелины в скале. Но тем не менее, раз я вошел туда один раз — мы войдем и другой.

В то время, как драгуны совещались у подножия стен замка, францисканский монах и мадам д`Игомер по очереди не давали ни малейшей передышки двум кузинам. Молитвы сменились нотациями. Несмотря на терпение и мужество женщин, силы Адриен и Дианы были на исходе. Время от времени с ними случались приступы лихорадки, и тогда томительными часами они ухаживали друг за другом. Мысли о том, что г-н де ла Герш и г-н де Шофонтен забыли их, иссушали мозг; это было ужасное ощущение, оно преследовало их, как враги преследуют жертву, блуждающую в песках. Быть может, они уже умерли? Слезы сменяли страдания, которыми были наполнены их сердца.

Жан де Верт и граф де Паппенхейм, как могли, ублажали затворниц. Это они посылали им цветы, корзины с фруктами, деньги.

С ними они бы были богатыми, знатными, довольными, имели положение, уважение, все, что не пожелали. Если бы кузины стали отвергать это внимание, их участью стало бы одиночество, их молодость постепенно угасла бы в суровых монастырских буднях…

У женщин не осталось никаких иллюзий. Несомненно, не могло быть и речи о замужестве против их воли, вмешательство легата избавило их от этого несчастья, но, посетив их однажды, им было дано время на размышление. Это было что-то вроде испытательного срока. Они не выходили из замка, где им было не лучше, чем узникам в тюрьме. Практически они ни с кем не общались.

Беседы с кузинами проходили по-разному. Францисканский монах говорил с ними слащавым голосом, мадам де Лиффенбах — с высокомерным видом.

В их план входило извести девушек и принудить их сдаться, что устроило бы мадам д`Игомер. Ей доставляли удовольствие душевные муки, терзавшие двух пленниц.

Ожидание, беспокойство, состояние, когда ничего не знаешь и всего боишься, ежедневное преследование, сомнения, собирающиеся капля за каплей, молчание, ностальгия, заточение в замке, где ко всему питаешь отвращение, монотонные дни, полные угроз, удовольствия, предоставленные теми, которых ненавидишь, враждебные лица вокруг, впечатление, что ты являешься жертвой, действовалаи на утонченный мозг пленниц, делали мало-помалу их существование невыносимым, — но это стоило тех мук, которые испытывали Арман-Луи и Рено.

Женщина, нежная и деликатная, не уступала мужчине, суровому и жесткому. Он обращался к разуму, она же — к сердцу.

— Если вдруг кузины умрут в муках, — говорила мадам д`Игомер, — это не будет на моей совести. Я их не трогала и не давала трогать никому.

В тот день, когда эскадрон г-на де ла Герша разбил свой лагерь у стен замка, мадам д`Игомер вошла в комнату двух кузин.

— Хорошая новость, — весело сообщила она, — Жан де Верт скоро будет здесь. Он больше не может жить, не видя вас, моя дорогая Адриен… Как только он узнает, что баварец тоже здесь, уверяю вас, что он поспешит упасть к вашим ногам. А граф де Паппенхейм уже считает дни, чтобы увидеть вас, прекрасная Диана. Приведите себя в порядок и приготовьтесь к встрече.

Адриен и Диана тут же приняли решение одеть простой и скромный наряд, но, проснувшись, они не обнаружили в комнате своих одежд из мешковины и льна, и им ничего не оставалось делать, как выбирать из шелка, кружев и велюра.

Увидев девушек в нарядных туалетах, мадам д`Игомер захлопала в ладоши.

— Ах, кокетки, нам нельзя терять времени!

Озабоченная приготовлениями, мадам д`Игомер сообщила, что приезд Жана де Верта предстоит отметить веселым праздником.

— Вы там будете королевой, — сообщила она м-ль де Сувини.

И, повернувшись к м-ль де Парделан, прибавила с веселой улыбкой:

— Не ревнуйте, дорогая Диана, ваша очередь придет позже.

23. Все, что хочет женщина

Доверительные отношения установились между замком, где правил Матеус и лесом, где расположились драгуны. Магнус воспользовался этим, чтобы навестить Драшенфельд, где каждый закоулок уже был ему знаком. Он менял облик подобно хамелеону, появляясь то тут, то там то в обличье карбонария, то в обличье разносчика. Однажды он уступил желанию Армана-Луи и вместе с ним проник в замок, обернувшись в плащ.

По прошествию часа, он увидел открывшуюся в глубине галереи дверь и кортеж, направляющийся к часовне.

В этот день шел дождь, и мадам д`Игомер изъявила желание помолиться.

Молодые женщины шли за мадам д`Игомер, важной и чопорной; длинные волны золотистых кружев спускались вниз и подчеркивали богатство их одежд. Но какими же бледными были их лица! Девушки были похожи на статуи, высеченные из мрамора. Непередаваемое чувство охватило Армана-Луи, узнавшего Адриен и идущую рядом с ней Диану. Крик был готов сорваться с его губ. Магнус, опустившись на колени рядом с ним, сжал его руку и прошептал:

— Прошу вас, ни слова, в противном случае мы все погибнем.

105
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru