Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 22. Привал возле стен

Кол-во голосов: 0

Все успокоилось и оставалось только мечтать, чтобы завтра было все в порядке.

21. Вперед!

Необыкновенное оживление царило в лагере. Всю ночь повсюду сновали люди: одни чистили лошадей, другие — оружие, некоторые, вздыхая, писали прощальные письма. Самые молодые напевали куплеты, напоминающие им о любимой стороне. Но какими бы разными не были эти приготовления, угрюмых лиц не было. Теперь бы ни один из бравых солдат не отказался от рискованной экспедиции.

Весть о предстоящем походе быстро распространилась среди шведского войска. Смельчаков, которые с зарей должны были сесть на лошадей и отправиться в путь, не чаяли больше увидеть. Тем не менее, несмотря на опасность, большинство офицеров из свиты короля решили пойти вместе с драгунами и никто не помышлял свернуть с избранного пути.

С первыми звуками утренних труб отряд был на ногах, готовый к отъезду. Вся армия поспешила собраться, чтобы приветствовать драгун г-на де ла Герша и подбодрить их криками. Когда отряд тронулся в путь, шапки взлетели в воздух и тысячи криков пронеслись по лесу.

Солнце сверкало, небо было ясным. Три сотни драгун пересекли границу лагеря и выстроились в боевом порядке перед шатром Густава-Адольфа, вышедшего проводить славных воинов.

— Удачи, сеньоры, — произнес взволнованный король, — и да хранит вас бог!

— Бог даст нам победу и мы будем сражаться с мыслью о короле! — отвечали драгуны.

Король обнял г-на де ла Герша, заиграли трубы и эскадрон тронулся в путь.

Лошади продвигались на юг. Вдали дымились австрийские костры.

Магнус ехал во главе отряда. Он направлял движение эскадрона, чтобы как можно скорей достигнуть Драшенфельда. Вскоре выехали на широкую и людную дорогу.

— Если мы не хотим быть замеченными, мы не должны прятаться, — предложил Магнус.

— Мы словно аргонавты, охотящиеся за золотым Руном, — воскликнул Коллонж.

— Нужно заметить только, что наше золотое Руно — это две беленькие головки.

— И, что даже если мы их завоюем, они не будут принадлежать нам, — добавил Сан-Паер.

— Нас ещё можно сравнить с тремя сотнями Персеев, освобождающих двух Андромед, — подхватил разговор Арранд.

— Клянусь честью, да здравствует война! — воскликнул Вольрас, — ради неё стоит жить!

— Если тебя на ней не убьют! — добавил Каркефу.

Разговоры не смолкали, отважные юные воины много смеялись и шутили.

— Сеньоры, — обратился вдруг Магнус к солдатам, — не будем говорить по-французски, мы во вражеской стране.

И показал на отряд хорватских всадников, переходящих вброд ручей вместе со стадом коров.

— Рубикон перейден, — воскликнул Коллонж с радостью, и она была столь сильной, что его лошадь совершила два или три пируэта. На что Каркефу присвистнул с грустным видом: «Увы!»

22. Привал возле стен

Движение эскадрона продолжалось дерзко и без осложнений. Дорога проходила через страну, наводненную отрядами солдат, бежавших из разных стран. Не было часа, чтобы драгунам не встречались всадники. Многие проезжали, не останавливаясь. Если вдруг случайно встречный командир о чем-то спрашивал Магнуса, восседавшего, как и Рудигер, на белом коне с рожком в руке, или г-на де ла Герша, возглавлявшего отряд, ответа долго ждать не приходилось.

Уже достигли расположения корпуса фельдмаршала Валленштейна, понемногу продвигаясь к гарнизону Суаб.

Мимо проследовали полки графа де Паппенхейма, они направлялись к границам Богемии, оккупированными шведами. На следующий день пересекли укрепления армии герцога Шарля де Лоррена. Встречавшиеся в дороге случайные путники оказывались уже итальянцами, испанцами, венграми или поляками. С каждым днем их становилось все больше.

Каждый раз, разбивая лагерь для отдыха, Каркефу вздыхал.

— Мы похожи на рыб, которых дергают за нитки, привязанные к плавникам, но петли затягиваются.

Это беспокойство Каркефу передавалось другим, но выражалось оно по разному. Некоторым казалось, что они путешествуют по новым местам. Несколько драгун шептались между собой. Коллонж поравнялся с г-ном де Шофонтеном.

— Маркиз, вы пользуетесь нашей доверчивостью; где опасности, где военные действия?

— Спокойствие, — отвечал Рено, сам удивляясь сказанному.

— Вы нам обещали целую бурю ударов шпаг, — поддержал разговор Бегье, — пока что я её не вижу.

— Быть может г-н де Паппенхейм — это приведение? Вы должны нам его показать, — прибавил Эгрофой.

— Это даже не экспедиция, это прогулка. Почему бы нам не поехать в каретах? — вскричал Сан-Паер.

— И прихватить с собой несколько скрипок и флейт и устроить концерт? — продолжил Арранд.

Этот разговор был услышан Магнусом, на что он отвечал улыбаясь:

— Сеньоры, не беспокойтесь, дойти до цели не составляет труда, вернуться назад — вот проблема. Магнус знает много песен, начинающимися раскатами смеха, а заканчивающихся печальными стонами.

В одно прекрасное утро стало ясно, что они пересекли границу Богемии.

— Скоро мы будем на месте, — объявил Коллонж.

— То есть в пекле, — уточнил печально Каркефу.

— Сейчас я только хочу напомнить, — вмешался Магнус, — что малейшая неосторожность может привести к гибели.

— Коротко, но ясно, — заключил Бегье.

Рудигер, знавший Богемию так, как садовник знает свой сад, решил пойти в разведку, как только они окажутся на территории Драшенфельда.

Он был человеком храбрым, рвущимся к приключениям, готовым пожертвовать жизнью ради рискованного дела. Для таких людей честь и достоинство были не просто слова, они всегда были готовы за них постоять.

В разведку он пошел один, пешком, в одежде дровосека. На голове у него красовалась шапка из лисьего меха. Драгуны тем временем разбивали лагерь в лесу.

Возвращения Рудигера ждали долго. Уже наступила ночь, а он все не появлялся. Уже Рено спрашивал себя, не открыл ли Рудигер секрет экспедиции мадам д`Игомер, как вдруг он наконец появился. Лицо его было серьезным, лоб нахмурен.

— Какие новости? — обратился к нему г-н де ла Герш.

— Человек Раббенеста в Драшенфельде, — отвечал Рудигер.

— Матеус Орископп?

— Да, он командует охраной замка.

— Тем лучше! — воскликнул Рено, — на этот раз я его повешу.

К концу дня снова тронулись в путь. Во главе шествовали Арман-Луи и Рено, переодетые до неузнаваемости, с перекрашенными бородами и волосами. Рудигер остался в костюме угольщика, а Каркефу превратился в сплавщика; на плечах они несли шесты с железными крючьями на концах, на ногах были одеты высокие сапоги; все трое шли пешком.

К полудню на вершине холма показались башни замка.

— Драшенфельд, — спокойно произнес Рудигер.

Эти три слога вызвали дрожь в жилах Армана-Луи и Рено: там, за высокими стенами, Адриен и Диана ждали и надеялись.

— Итак, операция начинается, — провозгласил Магнус и медленными шагами направился к потайной двери замка.

…После встречи с Рено в Нюренбергском домике, мадам Игомер возвратилась в Драшенфельд. По её лицу м-ль де Сувини и м-ль де Парделан поняли, что произошло что-то важное, но выяснить так ничего и не сумели. Лишь с Матеусом Текла была более откровенна.

— Будьте бдительны, — предостерегала она его, — волки спешат в овчарню.

— Бог мой, хоть бы они скорее пришли! — отвечал Матеус, — я только об одном молюсь, чтобы их дорога была легкой!

Тем временем шли дни, и ничто не подтверждало слова мадам д`Игомер. Разведчики, посланные Матеусом во все направления, не заметили ни одного всадника и вообще никого, кто бы мог привлечь их внимание.

Два или три из них повстречали эскадрон г-на де ла Герша, но кто мог предположить, что три сотни солдат могли появиться открыто в провинции, подчиненной людям императора!

Разведчики Матеуса даже разговаривали с драгунами, но так и не поняли, что те направляются в Драшенфельд.

Однажды утром какой-то карбонарий появился в замке и попросил переговорить с интендантом.

104
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru