Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 3. Предсказания Магнуса

Кол-во голосов: 0

Удары артиллерии сотрясали стены их убежища, но это уже не пугало девушек. Они знали, что смелый и решительный Магнус вызволит их отсюда; они благодарили Бога за то, что оказались именно здесь, — это было намного лучше, чем быть рядом с мадам д`Игомер или в монастыре Сан-Рупер.

Шли часы, а де ла Герш и Рено все не было. Что сталось с ними? Где они сейчас? Добрался ли до них посланец Магнуса? Конечно, они переживают за них так же, как и молодые женщины. Иногда желание увидеть своих возлюбленных казалось нестерпимым, но девушки хорошо понимали, что оно преждевременно. Сколько испытаний предстояло им перенести, прежде, чем они снова увидятся? Не настигнет ли их злая пуля? Ведь врагами командуют Жан де Верт и Паппенхейм. Воспоминания об этих старшных людях заставляло дрожать Адриен и Диану.

— Пусть Бог не позволит им появиться здесь! — молилась Адриен.

Но горячие молитвы девушек могли оказаться напрасными. Если вдруг Магнус погибнет, что станется с ними? Они окажутся брошенными здесь, в одиночестве, в чужом городе, наполненным ужасами войны, не имея ни близких, ни друзей.

Комнаты в доме, предназначенные для раненых, постепенно заполнялись; вместе с городскими женщинами, Адриен и Диана выполняли обязанности медсестер.

Привыкшие к военным условиям, они жили среди стонов и криков, их окружали стены, которые видели смерть воинов. Своими легкими прикосновениями девушки, как могли, облегчали состояние раненых. Воспоминание о Сан-Весте осталось далеко позади…

Исполнив свой долг, девушки уходили спать. У изголовья раненых их сменяли другие женщины. Под свист пуль и грохот канонады сон был недолог…

В тот момент, когда Адриен и Диана отдыхали у себя после очередного дежурства, де ла Герш и де Шофонтен появились у стен Магдебурга. Несмотря на страшную канонаду, Адриен и Диана заперлись в маленькой комнате, окна которой выходили в сад, и предались свои мыслям. Они принялись наполнять фруктами корзину, стоявшую у их ног. Иногда они замирали, вздох проносился по комнате, взгляд их был устремлен в небо.

Удары артиллерии, доносящиеся с улицы, вернули их к действительности. Молодые женщины вернулись к работе, прерванной воспоминаниями. Внезапно наступила тишина; изредка слышались лишь далекие выстрелы пушек, отвечавшие последним отчаянным попыткам взять город. В этот момент на улице послышался шум шагов, и почти тут же раздался стук дверного молотка.

— Ты слышишь? — воскликнула Диана, поднявшись со стула.

— Это, наверное, Магнус, — предположила Диана, побледнев.

— Да, это он, но не один… Кто может быть вместе с ним? Кто идет сюда?

Быстрые шаги были уже на лестнице.

— Слава Богу! Он услышал наши молитвы! — воскликнула Диана.

— О! Ты узнала их так же как и я! Это Арман-Луи и Рено!

Дверь открылась и четверо мужчин, в пыльных плащах, вошли в комнату. Прежде, чем девушки могли что-либо сказать, Рено и Арман-Луи были у ног Адриен и Дианы. Вне себя от радости м-ль де Сувини положила руки на плечи де ла Герш.

— О! Как вы жестоки! — произнесла она. — Вы хотели, чтобы я все это время жила в страхе за вас?

— Мог ли я так долго жить вдали от вас? — отвечал на это Арман-Луи.

Но Адриен, казалось, не слышала его.

— Вы ведь знаете, как я вас люблю! — продолжила она с горячностью и с любовью во взоре. — У меня одно желание быть я вами всегда, и при жизни и в смерти!

— Иди сюда! — позвал Магнус в это время Каркефу, — Болтунья хорошо сегодня поработала, ей необходимо отдохнуть. — То же я могу сказать и о своей Дрожалке! — поддержал его Каркефу.

Придя в себя, Диана дотронулась своим хорошеньким пальчиком до Рено. Он, неподвижный и молчаливый, остался стоять перед нею на коленях.

— Я понимаю, почему де ла Герш спешил в Магдебург, заговорила девушка тихо, — он спешил предстать перед мадемуазель де Сувини по мотивам, нам всем известным. Но вы, почему вы поехали с ним в Магдебург?

— Я не знаю, — отвечал Рено, смущаясь.

— Вот это ответ! Итак, если вы этого не знаете, вам нужно уходить отсюда как можно скорее. Это страшная страна, повсюду свистят пули и полыхают пожары. Господин де ла Герш имеет право остаться здесь, любовь держит его здесь и он готов на все, чтобы не потерять её. Но Шофонтен? Если вдруг он окажется ранен, как вы на это посмотрите?

— Вы меня гоните? — только и мог произнести влюбленный, который едва дышал.

— Если вы не можете объяснить свое присутствие здесь, вам необходимо уйти!

— Но мадемуазель, послушайте, ведь я люблю вас, я обожаю вас! — вскричал де Шофонтен вне себя.

— Вы в этом уверены? — спросила Диана с серьезным видом.

— Уверен ли я в этом? Но я отдал бы десять тысяч жизней, чтобы никогда не видеть ваших слез… Я не принадлежу себе с тех пор, как увидел вас!.. Воспоминания о замке Сан-Вест, где мы проводили вместе время, запали мне в душу. Я как будто обезумел. Я говорю правду.

— Неужели? — прервала его страстную речь Диана, улыбаясь.

— Да, да, безумен… И ещё со мной стало происходить нечто, доколе мне неведомое. Я стал ужасно ревнив. Если кто-то посмеет заговорить с вами, я убью его! О! Боже! Что за историю я вам здесь рассказываю? Я люблю вас и это чувство переполняет меня. Вам стоил только поманить меня пальцем и я буду у ваших ног, как ребенок. Арман-Луи об этом хорошо знает. Спросите, что он об этом думает. Вначале я думал, что это пройдет. Я пытался забыть вас, он тщетно, ни сражения, ни время, ни ваше отсутствие, ничто не помогло! Я нуждаюсь в вашей любви, она живет во мне и ничто не может лишить меня этого чувства, которое с каждым днем все увеличивается… Я с удовольствием подчиняюсь ему. Я постоянно хочу быть рядом с вами, и, если однажды, в наказание за мои грехи, а их, увы, много, вы лишите меня своего присутствия, я пойду, не зная куда, хоть в страну индейцев; я объявлю войну инкам в Америке, и я буду убит на варварских островах с вашим именем на устах!

— Итак! — прервала его Диана. — Выслушав ваши горячие признания, я думаю, что однажды назовусь мадам де Шофонтен.

Рено издал крик радости. Он был такой силы, что стены дома затряслись. Он попытался подняться с колен, но не смог и, взволнованный, залился слезами.

— О! Это добрый слезы! — говорила Диана, сжимая его руку, — не нужно слов, но я хочу вам сказать, что тоже люблю вас и никогда не любила никого, кроме вас.

3. Предсказания Магнуса

Вечером де ла Герш прибыл к господину Фалькенбергу, обосновавшемуся в главном отеле города, и доложил ему содержание разговора с Густавом-Адольфом во время их последней встречи.

— О! Я буду держаться столько, сколько смогу, — отвечал шведский офицер, — но я не знаю, сколько это сможет ещё продолжаться.

Он поведал г-ну де ла Герш о том, что среди населения Магдебурга зреет недовольство. Одни сожалели о своей загубленной торговле, другие страшились последствий осады. Город страдал от постоянных артиллерийских налетов.

— Если бы у меня не было двух тысяч солдат шведской армии и большого количества волонтеров, жаждущих сопротивляться до конца, — рассказывал Фалькенберг, — Магдебург давно открыл бы свои ворота.

— Вы теперь знаете, что король хочет. Слово «капитуляция» не должно прозвучать.

— Пока я жив, капитуляции не будет! Я клянусь вам в этом! — заключил Фалькенберг.

Покинув отель, Арман-Луи и Рено решили проехать по городу и его окрестностям. Повсюду они находили следы кровавых сражений. Разрушенный стены, дома со следами ядер, разломанный башни, дымящиеся руины, молчаливое население, ни песен, ни разговоров, плачущие в церквях женщины и дети. Пригороды, разрушенный имперцами, тоже представляли собой руины. Повсюду пылали пожары.

Тем не менее, пыл нападавших несколько поубавился, чего нельзя было сказать о защитниках. Армия графа Тилли, осаждавшая город, несла жестокие потери. Лучшие полки, победители многих сражений, были разбиты; большинство лучших имперских командиров погибли в смертельных схватках.

78
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru