Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - Часть вторая

Кол-во голосов: 0

Наконец молодые женщины смогут быть под покровительством Густава-Адольфа!

Перво-наперво Магнусу необходимо было послать одного из людей договориться о приезде г-на де ла Герш и г-на де Шофонтена, затем нужно было подумать, где их спрятать. Магнус решил поручить это дело Бенко.

Нужно сказать, что Магдебург в это время был окружен имперцами со всех сторон. Число их отрядов росло с каждым днем. Тысячи знамен постепенно заполняли пространство, пики и мушкеты можно было встретить на всех тропинках, повсюду виднелись дула пушек. Армия графа Тилли расположилась на подступах к Магдебургу. Тилли настаивал на добровольной сдаче города. Город же в ответ отказался открыть ворота.

Курьер, которому было поручено доставить в стан врага этот ответ, не достиг лагеря имперцев. Город был окружен со всех сторон. Все пути, соединяющие его с соседними деревнями, были отрезаны.

— Да, я не ошибся, — подумал про себя Магнус, — что поспешил отправить своего гонца.

С этого дня бесчисленное множество ядер упало на пригороды Нистад и Сюдембург; дым, поднимающийся в тех местах, где произошли взрывы, говорили жителям Магдебурга, что неприятности войны скоро потревожат их мирное существование. Разрушенные стены, побитые крыши напоминали о том, что пришел конец их торговли и безопасности. Одни дрожали при мыслях об осаде, сулившей им большие неприятности, другие, надеясь на свою смелость и решительность, готовились достойно пережить трудности вражеского штурма.

При первых же звуках канонады, сотрясающей старинные здания Магдебурга, Адриен и Диана выбежали на балкон, с которого были видны главные улицы города.

Везде царила суматоха. В большой спешке по улицам под звуки барабанов маршировали буржуа; группы волонтеров, с мушкетами в руках, сновали туда и сюда, призывая всех в армию. Проходили взводы солдат Шведской армии. Это были бравые солдаты, на их лицах были написаны уверенность и спокойствие. Их не страшили предстоящие трудности.

Многочисленные торговцы, покинувшие свои лавочки, стаскивали со всех сторон пушки и устанавливали их в тех местах, где защита была слабой. Воинственные женщины появились с ведрами воды там, где могли возникнуть пожары. Они вдохновляли своих мужей и братьев на защиту города, в то время, как самые молодые, бледные и взволнованные, но с твердым намерением защитить свой кров, заготавливали белье и бинты, покрывала для раненых, съестные припасы для сражающихся.

Городские советники и представители различных организаций сновали по городу, собирая своих единомышленников; они раздавали похвалы тем, кто был готов к защите в случае опасности. Везде слышались громкие разговоры. Толпа следовала за ними, плотная, серьезная, иногда, казалось, безумная. Иногда она расступалась, давая дорогу офицерам, скачущим на лошадях и раздающим приказы.

Адриен и Диана, взволнованные происходящим, вглядывались в каждого всадника. Никто из них не был похож на Армана-Луи и Рено. Наконец появился Магнус.

— Что означает этот шум? — спросила у него м-ль де Сувини.

— Я думаю, что мы приставили ловушку к клетке, — отвечал старый солдат. — Лучше, если бы клетка была честной. Единственное, туда нельзя никого пускать.

Узнав о том, что Магнус послал Бенко к г-ну де ла Герш и г-ну де Шофонтену, Диана захлопала в ладоши.

— Осталось немного времени и мы их увидим! — радостно воскликнула она.

— Ты уверена? — возразила Адриен, — а каким образом они пересекут вражеские заслоны, не избежав сражения?

— Ах, — продолжила Диана, глаза которой налились слезами, — я уверена, они прорвутся, ведь они знают, что мы находимся здесь!

…А сейчас мы вынуждены покинуть Магдебург и возвратиться к двум дворянам, которые спешили по горам и равнинам в разных направлениях в погоне за мадам д`Игомер.

Ни Арман-Луи, ни Рено не встретили никаких следов тех, кого так хотели догнать. Три или четыре раза сбившись с пути из-за неверных указателей, они оказались в тех местах, где никто не слышал о мадам д`Игомер.

Для г-на де ла Герш мадам д`Игомер была неуловимой феей, для г-на де Шофонтена — самой ужасной из химер. Сколько они посетили городов и монастырей, сколько повстречали людей! Идея поскорее догнать баронессу вытесняла на время воспоминания о прекрасных глазах двух кузин.

Проехав вдоль и поперек множество деревень, Арман-Луи и Рено медленно направились по дороге в трактир, где они оставили по совету Магнуса верного человека. Там они нашли Каркефу, который тоже никого не обнаружил и продолжал дрожать от воспоминаний об опасностях, которые он пережил.

Часовой, в свою очередь доложил, что он никого не видел. То и дело со всех сторон приезжали разные курьеры и рассказывали о своих наблюдениях. Но они тоже не заметили ничего подозрительного, ни с южной, ни с северной стороны.

Взглянув на г-на де ла Герш, Рено понял, что его поиски были безуспешными; грустная улыбка г-на де Шофонтена говорила Арману-Луи, что его поездка тоже не была счастливой.

Встреча двух старых друзей была полна эмоций. Лица их были бледны, в глазах стояли слезы. Их руки соединились в крепком рукопожатии.

Каркефу так устал, что еле двигался.

— Если Адриен потеряна для меня, и это благодаря Жану де Верту, — воскликнул де ла Герш, — и если она скрывается во дворе Фердинанда Австрийского, около императорского трона, я убью его!

— А если в Германии существуют несколько людей с именем мадам д`Игомер, — произнес в свою очередь де Шофонтен, — я предоставлю их останки мадемуазель де Парделан!

И все-таки надежда теплилась в их душе. Быть может кто-нибудь из женщин подадут весточку о себе мосье де Парделану. Одна и та же мысль пришла им в голову одновременно и они решили направиться ко двору шведского короля, где старый дворянин оставался все это время.

Часть вторая

1. Серьезные обстоятельства

Тридцатилетняя война вошла в тот период, когда сражения и пожары прокатились по всей Германии. Это были страшные часы, когда лучшие военачальники Европы должны были сразиться и привести к концу правление, дотоле существовавшее от Эльбы до Дуная, от Померании до Палантины.

Две фигуры были главенствующими в эту эпоху: Густав-Адольф — герой Швеции, и Валленштейн — король шпаги старой германской империи. Сколько событий должно было произойти?

В самый разгар этих волнующих и кровавых событий мы встречаемся с героями первой части до нашего повествования, и мы будем продолжать следить за их приключениями, интригами и сражениями, наполненными их ненавистью и любовью. Это с мадмуазель де Сувини и мадмуазель де Парделан, графом Паппенхеймом и графом Тилли, Жаном де Вертом и Матеусом Ольскоппом, мадам баронессой д`Игомер и Маргаритой, Магнусом и Каркефу, Арманом-Луи и Рено мы будем встречаться на берегах Балтики, в полях Лютцена, следуя за ними повсюду, через города и замки.

Вы, конечно, помните, что де ла Герш и Рено, бросившись в погоню за своими возлюбленными, Адриен де Сувини и Дианой де Парделан, направились на лошадях к лагерю шведского короля, надеясь найти в его лице протекцию и поддержку. Густав-Адольф в это время вместе с несколькими тысячами человек находились в пригороде Потсдама. Тут же располагалась его артиллерия и самые сильные из его полков. Он всеми силами пытался отговорить своего тестя, выборщика Бранденбурга, от союза с Фердинандом. В этом Густав-Адольф видел свою главную задачу.

Как предостережения, так и защита принцев-протестантов со стороны короля Густава-Адольфа, ущемленных со стороны могущественного дома Габсбургов, не возымело воздействия на лукавое сердце Жоржа-Гийома; артиллерийские орудия производили, напротив, слишком сильное впечатление на его ум. По мере того, как количество их увеличивалось, выборщик Бранденбурга все больше склонялся к переговорам. Тогда король Швеции, устав от долгих колебаний и потеряв драгоценное время, решился повернуть дула своих пушек на дворец своего тестя, хозяина Бранденбурга, — и тот, сраженный, наконец предоставленными ему аргументами, решился на переговоры.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru