Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Содержание - 1. Кастор и Поллукс

Кол-во голосов: 0

— Речь не идет о каком-то там императоре или о герцоге бранденбургском! — сказал Рено, протянув г-ну де ла Герш письмо баронессы д`Игомер.

Арман-Луи побледнел.

— И ты ничего не говоришь! — вскричал Арман-Луи. — Ты меня бросаешь Бог знает где! И ты ещё не на лошади! И твоя шпага в ножнах! А речь идет о Диане и об Адриен! Едем! Немедленно едем!

— Сказать «едем!» можно легко и быстро!

— Еще быстрее надо делать дело!

— Но прежде всего нужно знать, куда нам надо ехать! Вот уже два часа, как я размышляю, нагромождая один на другой горы планов. И не один меня не удовлетворяет. Из нескольких дорог, которые я выбрал, ни одна не кажется мне верной. Если бы мы только знали, где прячется госпожа д`Игомер.

— Будь она хоть на дне ада, мы найдем ее!

Рено взял Армана-Луи за руку.

— Разве я был не прав, когда говорил, что баронесса будет мне угрожать? Проще сразиться с полком — это пустяк! Но вот справиться с женщиной!..

Тем временем вернулись Магнус и Каркефу. Как только Каркефу увидел своего хозяина, топающего ногой и вскидывающего кулак к небу, он проговорил со вздохом:

— Ну вот и Бог Фехтования пробудился!

У Рено было сто поводов испытать преданность Каркефу. Смелость, решительность, ловкость Магнус, его умение сходу придумать план действий и отважно осуществить его были известны г-ну де ла Герш. В нескольких словах их ввели в курс того, что происходило.

— Теперь надо посоветоваться, — сказал г-н де ла Герш.

Первым делом Магнус и Каркефу выкрикнули, что необходимо ехать.

— Этот пункт подлежит обсуждению, — ответил Рено. Так как вопрос в том: как и куда нам ехать.

Каркефу заявил, что следует взять в помощь хороший эскорт из драгун, запастись оружием и деньгами и нанести визит во все баронские поместья Германии.

Рено предлагал пуститься галопом по всем окрестным дорогам, чтобы настичь курьера баронессы, нещадно избить его и подвесить на огромном дубовом суку, если он не скажет где и когда он видел баронессу д`Игомер в последний раз.

— Вот только узнаешь ли ты его? — спросил г-н де ла Герш.

— Я его никогда не видел, но он должен походить на негодяя, — ответил Рено.

— Черт побери! — вскричал г-н де ла Герш. — Эта страна сплошь населена негодяями! Надо вешать всех!

— Нет-нет, об этом не надо! — испугался Каркефу.

В любом случае Каркефу, охваченный ужасом, сразу же ощупал бы рукой свою шею, но в этот момент он думал только о м-ль де Сувини и о м-ль де Парделан; к несчастью, его воображение не было на высоте его преданности — и все же, сколько он ни ломал голову, ничего путного придумать не мог.

Время шло. Рено думал только о том, чтобы поджечь все замки и заточить в монастыри всех баронесс. Арман-Луи, нахмурив брови, теребил гарду своей шпаги и искал какое-нибудь отчаянное решение, которое позволило бы ему спасти Адриен или умереть.

Магнус незаметно удалился.

— Вот к чему привело ваше раскаяние! — вздохнул Каркефу, исподтишка глядя на Рено. — Если бы вы не устраивали себе наказания, мы не угодили бы в это скверное дело.

— Ах, клянусь, что впредь я буду терпелив к боли и загрубею душой, но все равно я буду до конца любить эту восхитительную и проклятую гугенотку! — вскричал Рено.

Человек, с которым они не были знакомы, ни г-н де ла Герш, ни Рено, ни Каркефу, вдруг появился перед ними. Это был рейтар высокого роста, с рыжими усами, лицом, изуродованным шрамом, смуглый, с волосами, остриженными бобриком, экипированный кирасой и стальным шлемом, в длинных кожаных сапогах и в зеленом поношенном бархатном камзоле.

— Господа! — обратился он к ним громким голосом с сильным итальянским акцентом. — По-моему вы готовитесь к какой-то рискованной операции, где опыт и рука военного человека вовсе не бесполезны! Не пригожусь ли я вам? Я знаю Германию, как если бы я сам её создал, и командиров, которые её оспаривают, так же, как если бы дьявол попросил меня присутствовать при их крещении! Если надо остаться — я остаюсь, а если надо ехать — я еду. Надо похитить даму — у меня есть лошадь, надо пленника — у меня есть шпага! Приказывайте!

— Этот парень мне нравится! — сказал Рено.

— Возьмите меня в дело, потом посмотрим, — снова предложил неизвестный.

— Но сначала назовите свое имя! — сказал г-н де ла Герш, тогда как Каркефу обошел вокруг рейтара, разглядывая его.

Рейтар приподнял шлем:

— Магнус к вашим услугам! — пробасил он.

Рено и г-н де ла Герш вскрикнули от изумления, Каркефу отскочил в испуге.

— Ах, господа! — сказал Магнус. — Вы меня ещё не знаете! Когда надо, я волк, а при случае — лиса.

— Но к чему этот маскарад? — спросил г-н де ла Герш, когда оправился от удивления.

— К чему? Чтобы доказать вам, что самый проницательный и самый натренированный глаз не сможет узнать Магнуса, когда он меняет шкуру! Однако близится час, когда мы отправимся в путь… Вот мой костюм путешественника. Вы решили освободить мадемуазель де Парделан и мадемуазель де Сувини чего бы это не стоило?

— Несомненно, — ответили одновременно Арман-Луи и Рено.

— Тогда мы уезжаем сегодня вечером; нельзя терять времени даром! Но каждый из нас будет занят своим делом.

— Зачем же разъезжаться? — робко спросил Каркефу.

— Потому что госпожа баронесса д`Игомер мне кажется одной из тех женщин, с которыми надо быть всегда начеку. Передвижение четырех всадников будет быстро обнаружено, тогда как поодиночке мы будем незаметны. Разъехавшись, мы усыпим бдительность врага и, кроме того, проконтролируем четыре дороги. Когда хотят загнать дикого зверя, всегда разъезжаются — таким образом удается быстрее отыскать его следы. Если мы хотим добиться успеха, не надо, чтобы баронесса догадалась, что мы ищем её, и, если она это случайно обнаружит, она не должна знать, откуда исходит опасность и откуда можно ждать удара.

— Магнус прав, — сказал г-н де ла Герш.

— Я всегда прав, — продолжал Магнус. — Теперь нам нужно назначить пункт, куда тот, кому первому повезет, сообщит о свей находке. Там оставим верного человека…

Каркефу посмотрел на Магнуса с нежностью.

— Нет, не тебя, приятель, — сказал ему Магнус. — Ты трус слишком смелый для того, чтобы я позволил лишить себя твоих услуг. Первого попавшегося честного и порядочного солдата будет достаточно для этой роли, которая требует из всех доблестей только одну — неподвижность. Раз в неделю его будут извещать наши гонцы, по воскресеньям, к примеру. Ему будут известны наши маршруты, и он сумеет предупредить нас, когда нам необходимо будет собраться всем вместе. Но если последнее почему-либо не удастся, каждый из нас вправе будет поступать так, как сочтет нужным, принимая во внимание обстоятельства.

— Как сочтет нужным! — воскликнул Рено. — Скажите лучше, что он должен будет просто обнажить шпагу без предупреждения!

— Это мнение разделяет и моя Болтунья! — сказал Магнус.

— Увы, таково мнение и моей Дрожалки, — пробормотал Каркефу.

Восторг, который Каркефу испытывал теперь перед Магнусом во всем, побудил его к тому, чтобы тоже дать имя своей шпаге, которую он носил на боку, и, в соответствии со своим характером, он остановил свой выбор на том, чтобы назвать её Дрожалки.

— Имя, конечно, не воинственное, но верное, — говорил он всем.

Обсудив все свои действия, Арман-Луи и Рено встали почти одновременно.

— Теперь в путь! — сказали они.

Через час каждый из них, хорошо экипировавшись и запасшись кругленькой суммой в золоте в складке пояса, отправился в путь своей дорогой. Арман-Луи и Рено помчались галопом, лошадь Магнуса шла мерным шагом, а конь Каркефу бежал рысью.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru