Пользовательский поиск

Книга Бель-Роз. Содержание - ГЛАВА 49. ВЕСНА 1672 ГОДА

Кол-во голосов: 0

— Сейчас, господин граф, я здесь для того, чтобы арестовать государственного преступника. Извольте мне его выдать немедленно.

Сказав это, Шарни встал. Граф остался в кресле. Изобразив на лице крайнее изумление, он произнес:

— Но это какая-то роковая ошибка. Предоставьте мне ещё пару минут на объяснения.

— Говорите, мсье.

— Вы ведь мсье Шарни, не так ли?

Шарни плюхнулся обратно в кресло.

— Вы опять за свои шутки, мсье…

— Шутки, которые никому не угрожают. А вот есть шутки, когда, не будучи ни лейтенантом полиции, ни прокурором в Шатле, не имея в руках обвинения со стороны органов правосудия, тем не менее заявляют, что пришли арестовать человека. Прошу вас, предъявите мне ордер на арест.

Бледный от ярости, Шарни снова поднялся.

— Стало быть, вы отказываетесь выполнить требование министра?

— Я его не вижу.

— Берегитесь, граф, вы затеяли опасную игру. Через час монсеньер министр будет знать о её подробностях и тогда речь пойдет о вашей голове, мсье граф.

При этих словах дверь, за которой находился Бель-Роз, открылась, и сам он показался в проеме. Он все слышал и не мог допустить, чтобы Понро оказался в опасности.

— Благодарю вас, граф, — произнес он, пожимая руку Понро, — вы выполнили свой долг, я исполню свой. — И повернувшись к Шарни, добавил:

— Я к вашим услугам, но берегитесь: свой первый шаг за дверью я сделаю со шпагой в одной руке и пистолетом в другой.

Шарни победно усмехнулся, надел шляпу и двинулся к двери, но ходу бросив Бель-Розу:

— Следуйте за мной, мсье.

Но тут между ним и Бель-Розом оказался Понро.

— Вы мой гость, и если хоть один волос упадет с вашей головы, я буду обесчещен. Прошу вас остаться.

— Вы опять?! — закричал в бешенстве Шарни.

— Вы же отвечаете головой, — произнес Бель-Роз, обращаясь к Понро.

— Вам она нравится больше моей чести?

Бель-Роз промолчал. Молчали и остальные. Наконец заговорил Шарни:

— Я сейчас позову свою стражу!

— А я — своих вооруженных слуг, — парировал граф.

Шарни умолк.

— Я вижу, мы в патовой ситуации, — заговорил граф. — У меня идея, как её разрешить.

Все взгляды повернулись в его сторону.

— Между господами Шарни и Бель-Розом возникло недоразумение, — объявил он. — Каждый из них при шпаге. Я и Ладерут — секунданты, все остальное — также по законам чести.

Бель-Роз потянулся за шпагой, но Шарни выразил сомнение:

— А если я откажусь от дуэли?

— Это самый простой вариант: я вас буду считать неизвестным мне лицом (с трусами я знакомств не веду), в связи с чем, считая вас бандитом, обманом проникшим ко мне, приму надлежащие меры: вызову слуг, которые вас просто задушат. Впрочем, вот наш друг Ладерут готов мне в этом помочь.

— Безусловно, — подтвердил Ладерут.

Шарни ничего не оставалось, как взяться за шпагу. К удивлению Понро, он оказался искусным фехтовальщиком, особенно по части уходов. Наконец Бель-Роз, приспособившись к его манере, нанес такой удар, что шпага вылетела из рук Шарни. Он побледнел как труп, но Ладерут вернул ему шпагу. Затем последовал второй удар Бель-Роза и шпага Шарни снова упала на пол. После третьего разоруженный Шарни упал на колени.

— Бейте, наконец! — гневно воскликнул он.

— Шпионов не убивают, — произнес Бель-Роз.

Он поднял шпагу Шарни и переломил её о колено. Шарни обессиленно упал в кресло.

— По-моему, вы побеждены, — сказал ему Понро. — Разрешите мне действовать с вами, как с мертвым.

Он позвонил лакею и велел приказать кучеру готовить карету.

— Мы едем в Шантийи, — добавил он.

— Полагаю, вы едете один? — поинтересовался Шарни.

— А вы, мсье, кажется, мертвы? Впрочем, отвечу вам, что я не люблю ездить в одиночку. Поэтому со мной поедут мои друзья Бель-Роз и Ладерут.

— Это слишком, я этого не позволю. — И Шарни кинулся к окну.

Его остановил Понро.

— Послушайте, мсье, — твердым голосом заявил он, — здесь хозяин я, а вы у меня без разрешения и без приказа. Вы сражались, вас, по моему разумению, убили и потому извольте подчиняться моим условиям. Если вы поднимете шум, я прострелю вам башку.

И Понро вытащил пистолет, направив его на Шарни. Тот сел на место.

По знаку Бель-Роза Ладерут исчез на минуту и вернулся со спящим Гастоном на руках.

Понро приказал слугам выпустить Шарни только через час после их отъезда. Сам он с друзьями сел в карету с вензелями принца Конде и поехал в сопровождении стражи, выкликавшей по дороге «Дорогу карете монсеньера принца Конде!»

— И все же, — сказал Понро, когда они оставили за углом улицу Руа-де-Сисиль, — лучше бы вы убили Шарни.

ГЛАВА 49. ВЕСНА 1672 ГОДА

По пути Шантийи карета миновала Сен-Дени и свернула в направлении на Понтуаз. Солнце светило уже пару часов, когда они прибыли к монастырю.

Бель-Роз сообщил Сюзанне, что именно Понро помог ему вернуться.

— Вы по-прежнему щедры на самопожертвование, — заметила Сюзанна.

— Что делать, — ответил Понро, — как только мне взбредает в голову сделать доброе дело, я оказываюсь в убытке.

Бель-Роз отправился в приемную на встречу с аббатисой, захватив с собой Гастона, которого оставил в соседней комнате.

— Вы отсутствовали, Жак, — сказала ему аббатиса на встрече, — забыв, что ваша жизнь больше вам не принадлежит.

— Моя жизнь принадлежит тем, кого я оберегаю, стало быть, и вам тоже.

Что-то в его голосе показалось Женевьеве странным.

— Вы хотите мне сообщить что-то важное?

— Перед отъездом Сюзанна сказала мне, что она собирается стать матерью. Моей обязанностью является забота о другой матери.

— Боже! Вы привезли Гастона? Он здесь?

Бель-Роз отодвинул портьеру и вывел Гастона за руку. Женевьева с радостным криком метнулась к сыну и обняла его. Гастон узнал её и бросился к ней на шею. Но он называл её своим другом, а не матерью.

— Это наша общая мать, — сказал ему Бель-Роз. — Называй её мамой.

Женевьева взглядом поблагодарила его.

Прошло несколько месяцев. Безмятежная жизнь стала беспокоить Бель-Роза. Он не мог к ней привыкнуть. Его душа рвалась к боевой походной обстановке. Он с тоской наблюдал за тем, как однажды мимо монастыря проехал эскадрон гусар, сверкающих оружием и униформой и веселящих глаз боевыми знаменами. Ладерут бросил в этот момент войну с газонными цитаделями и тоже долго смотрел вслед эскадрону, приговаривая:

— Эх, повезло этим молодцам! Они идут драться. Какое счастье!

За это время Сюзанна родила чудесную девочку. Появление ребенка для Бель-Роза явилось радостным событием, чуть было не вытеснившим его тоску полностью. Но новый объект любви Бель-Роза, принесший ему также чувство новых обязанностей, все же не смог до конца примирить его сердце солдата. Неужели весь мир его теперь будет ограничен монастырским садом? Да и не только его. Не должен ли он, давший жизнь новому существу, дать ему и свободу? Но Сюзанна с маленькой Женевьевой цепко держали его сердце в своих руках.

Время шло, наступила весна 1672 г. Франция была в расцвете сил. К началу 1668 года она разгромила войска четверного союза Испании, Голландии, Англии и Швеции. Однако плоды победы оказались невелики: стержень завоеваний согласно мирному договору в Лашапели был ею потерян. Но Людовик XIV ничего не забывал. Он жаждал мести, тем более, что в его адрес враги не щадили насмешек и оскорблений. До весны 1672 г. шли приготовления. Франция захватила все дороги в провинции Франш-Конте и в Нидерландах. Это было уже многое, но не все.

Итак, все дышало войной. Понро, посетивший как-то Бель-Роза, рассказал о том, что говорят в Версале и Шантийи о замыслах короля, разогрев тем самым кровь Бель-Роза. Занятый подготовкой к войне, Лувуа, похоже, забыл о нем. Сам же Бель-Роз все больше укреплялся во мнении, что армия — его семья, а война — отечество. О Ладеруте и Гриппаре нечего было и говорить: ведь у них не было даже того, что имел Бель-Роз — Сюзанны и двух Женевьев. Даже слегка флегматичный по природе, Корнелий мечтал о том же, что и Бель-Роз.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru