Пользовательский поиск

Книга Бель-Роз. Содержание - ГЛАВА 3. ДОРОГА В БУДУЩЕЕ

Кол-во голосов: 0

— Куда ты направляешься, сынок? — спросил Гринедаль.

— В Париж.

Отец обнял сына и протянул ему кошелек с золотом. Но сын решительно отвел руку.

— У меня есть руки. А золото оставь Клодине. Я накопил пятьдесят ливров. Мне пока хватит.

Тогда отец подал сыну какую-то драгоценность на ленте, которую снял с шеи.

— Это тот самый медальон, который ты нашел, сынок, пять лет назад. Найдешь господина, которому он принадлежал, — вернешь его. Может быть, это напомнит ему о нашем гостеприимстве. Ну, обнимемся напоследок.

Мужские объятия были сдержанными. А когда дошла очередь до Клодины, та бросилась на шею брату.

— За нее, — с чувством произнесла она.

Жак вздрогнул.

— Да, за нее, — повторила она. — Это она меня просила.

Жак от всего сердца обнял сестру. И с пылающим в великих надеждах душой отправился в Париж.

ГЛАВА 3. ДОРОГА В БУДУЩЕЕ

В нескольких сотнях шагов от домика сокольничего дорога довольно круто поднималась вверх по склону холма. На его вершине Жак остановился и оглянулся назад. Его отец с детьми были ещё видны. Посмотрев на них с минуту-другую, Жак ещё раз, но уже мысленно, простился с ними. Затем окинул взглядом всю округу. Пейзаж имел вид мирный и живописный. Самое суровое сердце не могло бы устоять от мысли, что с этим приходится расставаться. А ведь Жак ещё и расставался со своей любовью, хотя и не навечно, как полагал. Но мы не будем наводить грусть на читателя (хоть и приятную, но все же грусть!). А если уж ему все же захочется погрустить, пусть закроет на время нашу книгу и вспомнит что-нибудь подобное из своей жизни. Ведь у каждого были такие минуты, и мы уже второй раз полагаемся на опыт читателя.

Продолжив путь, Жак после ночи, проведенной в Фоканберге, прибыл во Фрюже. Здесь на постоялом дворе он столкнулся с группой местных жителей, бежавших от солдат из армии венгров и хорватов, нанятых испанским правительством для войны во Фландрии. Те рыскали в округе с целью поживиться какой-либо добычей. Жак осведомился у беженцев, далеко ли враг.

— Кто знает? — пожал тот плечами. — Может, в десяти лье, может, в сотне шагов. Эти разбойники рыщут повсюду.

Жаку ничего не оставалось, как двинуться наудачу в свой путь. Не встретив ни венгров, ни хорватов, он, пройдя изрядное расстояние, присел у дороги — отдохнуть в тени и пообедать. Занятый мыслями о доме, о Сюзанне, о своих будущих успехах, он не заметил, как погрузился в сон.

Проснулся Жак от шума. Его обступили шесть-семь всадников, а ещё парочка занималась его вещевым мешком. Жак было бросился на них, но сильный удар свалил его с ног, и он неподвижно распростерся на земле.

И трех минут не потребовалось парочке грабителей, чтобы отстегнуть его мешок, а заодно прихватить и одежду. Затем раздался топот копыт и все — мешок, всадники, одежда Жака — исчезло. Жак поднялся, вышел на дорогу и огляделся. Вдали стлался дым: горели две деревни. На берегу большого ручья группа кавалеристов двигалась в походном порядке. Жак никогда не видел такой униформы: белая, с желтыми отворотами куртка и черные рейтузы.

Сбоку ехал всадник, без сомнения, их командир. Повинуясь безотчетному порыву, Жак устремился к нему. В конце концов, если король испанский и император германский вели войну с королем французским, это не должно было касаться путешественников.

Раздетый юноша, двигавшийся наперерез, не мог быть не замечен командиром.

— Чего тебе? — грубо поинтересовался он.

— Справедливости, — ответил Жак.

Командир усмехнулся. Ехавшие рядом два всадника быстро обменялись несколькими словами. Их резкий гортанный выговор поразил слух Жака.

— На что ты жалуешься?

— У меня отобрали одежду, мешок, деньги, все вещи…

— На тебе же осталась кожа, а ты жалуешься, шут гороховый!

Жак понял, что ошибся в ожиданиях.

— Но я же сказал, что…

— Я тоже сказал.

Командир повернулся к своим офицерам и о чем-то поговорил с ними. После их ответа он обратился к Жаку:

— Француз?

— Да.

— Откуда?

— Из Сент-Омера.

— Тогда ты должен знать дорогу во Фландрию.

— Знаю, и очень хорошо.

— Вот и веди нас, а то твои соотечественники уносятся от нас, как стая канареек. Пошел!

Жак не двинулся с места.

— Ты слышал?

— Прекрасно.

— Тогда марш.

— Я остаюсь здесь.

— Ты действительно останешься здесь! — вскричал командир, и выхватив пистолет, толкнул Жака.

— Ну, ты пойдешь?

— Нет, против своих я служить не буду и никуда вас не поведу. — Голос Жака дрожал от решимости.

Несколько мгновений пистолет торчал перед глазами Жака, затем медленно опустился.

— Значит, ты нас не поведешь?

— Нет.

— Тогда мы тебя поведем.

Послышалась команда на незнакомом языке, и несколько солдат схватили и связали Жака.

— Ты обзаведешься прекрасным галстуком из недоуздков, — заявил командир. — К нему мы добавим самую изящную ветку на самом красивом дубе. И сделаем из тебя пример всем жителям Артуа.

Солдаты бросили Жака на свободную лошадь, как мешок, и отряд двинулся к Эсдену.

Лежа поперек лошадиного крупа и предаваясь горьким мыслям, Жак через некоторое время осознал, что положение внушает кое-какие надежды. Получилось так, что его лошадь оказалась не слишком резвой. Постепенно Жак не просто оказался в хвосте колонны, но и вообще вне поля зрения всадника, которому было приказано его сторожить. Бывает ведь и так: на войне, как в жизни, всякое случается. Улучив момент, Жак соскользнул с лошади и бросился в поле.

Пройдя с четверть часа по дороге в Сен-Поль, Жак нагнал группу кавалеристов с пехотинцами, усаженными на крупы коней. Шедший за группой часовой обернулся и с удивлением заметил Жака, идущего в одних штанах.

— Отведите меня к вашему начальнику, — обратился к нему Жак.

Начальник, щеголь с тонкими черными усиками и румяными щеками, ему сразу понравился. Он с минуту смотрел на Жака, затем улыбнулся и сказал:

— Если ты француз, ничего не бойся, ты среди французов.

— Вы приняли меня за шпиона?

— Лишь поначалу. Но ты нас не боишься, значит, просто проводишь нас на место, где покинул своих обидчиков.

— То были наемники. Они шли в монастырь Святого Георгия рядом с Бергенезом. До них сейчас не больше лье.

Начальник снабдил Жака одеждой, саблей и пистолетами.

— Ты когда-нибудь брал в руки эти игрушки? — спросил он.

— Дайте мне встретить тех бандитов, и увидите.

И две сотни всадников с гренадерами на крупах лошадей пополнились ещё одним.

— Да ты сидишь в седле, как старый кавалерист! — воскликнул начальник, скакавший рядом с Жаком.

— Этому меня научил в Сент-Омере отец.

— Так ты оттуда? А не знаешь ли ты сокольничего Гийома Гринедаля?

— Это мой отец.

Офицер пристально взглянул на юношу.

— Я часто сиживал на коленях старины Гийома. Ты, стало быть, Жак? А кто такой д'Ассонвиль, ты помнишь?

— Это же наш благодетель! — воскликнул Жак.

— А я его сын, Гастон д'Ассонвиль. Мой отец умер, но его сын — твой друг.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru