Пользовательский поиск

Книга Конец вечности. Содержание - КОНЕЦ СЮЖЕТА

Кол-во голосов: 0

КОНЕЦ СЮЖЕТА

Елене Качановой

По кромке осени — в путь…. Но прежде,
как то положено по обряду,
я прохожу, озираясь, между
двумя рядами деревьев. Рядом
cквозит трамвайная перекличка,
а я, подобие перифразы,
литотой колокола в кавычки
зажат, и снова теряю разум.
Удар, другой… А я между, в чреве
разбухшего, жадного тела ночи.
То у Донского звонят к вечере,
но ты ведь туда не пойдешь, — не хочешь.
Нагорной проповеди осколок
засел у сердца, и ржой сочится.
Оглохнуть лучше, чем слышать колок…
На полуслове — обрыв. Так птица
На взлете падает в глаз болота,
и всхлип воды не особо слышен.
Я озираюсь, супругу Лота
напоминая собою крышам.
Кто обернулся — поставлен ниже,
а то и попросту брошен в небыль.
Я вновь оглядываюсь и вижу,
что снова насмерть повздорю с небом.
Но голос, ломкий, как смерть свирели,
уже позвал в сердцевину боли.
Не виноградным, но лунным хмелем
томится тело… Потеря воли
в повестке дня. Головокруженье,
и сердце в серебряных швах и шрамах.
Мне слишком памятен час рожденья.
Я возвращаюсь под своды храма,
Где ты, богиня смерчей и бликов,
меня встречаешь сама у входа.
Я таю в горьком свеченье лика,
я погружаюсь в седые воды.
И я держусь за трамвайный дребезг,
как утопающий за тростинку.
А близ, у берега — гибкий вереск,
но слишком поздно менять пластинку.
Я — закорючка, я — запятая,
меня ведь нет, и не надо вовсе.
Мне птиц предсмертная злая стая
стучится в плоть. Я врастаю в осень
всем телом. Видишь, аорта дышит
знобящей пасмурью, мелким снегом.
Я разве зреньем держусь за крыши
раскосой хваткою печенега.
Разрушен голос. По швам расхожим
ползет, расслаиваясь, сетчатка.
Кто это здесь, на меня похожий,
уходит в щйрбину отпечатка?
Она смеется в конце аллеи.
Зачем оттуда так много света?
И кто-то шепчет: «Иди, смелее!
Ты понял? Это конец сюжета».
декабрь 2000

ОДИН ДЕНЬ ИТ-ЖУРНАЛИСТА

Моим коллегам по издательскому дому «Компьютерра»

Я потерялся в трамвайных изводах,
Я ошалел от цифири маршруток.
Нет бы — махнуть в Баден-Баден на воды,
Там иностранных раскармливать уток.
Где уж… Еще подвернулась халтура.
Я путешествую разве на «мыши».
Сеть, понимаете, инфраструктура…
Кто же еще ее, падлу, опишет?
Хоть бы начальник сказал недовольно,
Видя, что сгасла в коллеге сноровка:
«Ты журналист, или хорь протокольный?»,
И отослал меня в командировку.
Так ведь не скажет, он вежливый шибко,
Да и меня не поймешь без устава,
Что это, в тридцать три зуба улыбка,
Или свело лицевые суставы…
Что до сознанья, — так сделалось падко
На созерцание до сладострастья
Онтологического недостатка
Или не менее умной напасти.
Лучше бы тихо дошел до столовой,
(Благо, находится в офисе просто),
И под шумок поедания плова
Полюбовался пейзажем погоста.
В том, что редакция задним фасадом
На мусульманское смотрит кладбище,
Кто виноват, разбираться не надо,
Все же огромного парень умища.
Memento mori да memento mori…
Помню, отстаньте, скорее бы лето,
Мало того, что с Анютою в ссоре,
И ни хрена не жуется котлета.
Падает сервер, — изящно, красиво,
Я бы сказал, с планетарным размахом…
Да, и зачем в пресс-релизе курсивом
Выделил кто-то «…онлайн-альманаха…»?
Что ты хотел этим выразить, милый
Специалист по общественным связям?
Ну-ка, посмотрим… Неужто Камилла?
Вот от кого не видал безобразий…
Вечер. И мысли с изрядным изъяном,
К бывшей жене завернуть, — недалече
Дама живет… Но без пары стаканов
Я не решаюсь обычно на встречу.
Дома весь день дожидается «Дьябло».
Верхний сосед выплывает на стрежень.
Бог ему в помощь… Сыщу пару яблок,
Съем, — и случайного монстра прирежу.
А за окном — фонари и пороша.
Сон не идет. Подогнувши коленку,
Думая: «Может, я тоже хороший»,
Бьешься пребольно клыками о стенку…
7 февраля 2001 года
5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru