Пользовательский поиск

Книга Поэтический побег. Содержание - СЦЕНА ВТОРАЯ

Кол-во голосов: 0

ВУЛЬФ. Напрямую? Пожалуйста. Если ему не удастся найти на тебя чего-то порочащего, чтобы законным путем отправить в крепость или Сибирь, то… Ну, сам понимаешь. Так чисто сработает, что и не подкопаешься.

АРИНА РОДИОНОВНА. Александр Сергеич, голубчик ты мой, да беги ты отсюда, пока эти супостаты тебя не загубили!

ПУШКИН (озадаченно). Ну и дела. Что ж делать-то?

ВУЛЬФ. Как что? Бежать, пока не поздно! Мне не веришь, так вот хоть Арину Родионовну послушай, уж она-то тебе зла не пожелает!

ПУШКИН (немного помолчав). Как ты думаешь, сегодня этот разбойник с кинжалом за мною гоняться не станет?

ВУЛЬФ. И ты еще шутишь!

ПУШКИН. А отчего ж не пошутить перед смертью? Ты ведь, кажется, собирался везти меня в Тригорское. Ну так поехали, пока совсем не стемнело. (Решительно встает из-за стола, целует Арину Родионовну) Ну, с новым тебя счастьем, родимая.

АРИНА РОДИОНОВНА (кланяется). И вас, батюшка Александр Сергеич. Ой, погоди! (Уходит, но тут же возвращается с парой вязаных чулков) Это тебе, к праздничку.

ПУШКИН (растроганно). Спасибо, спасибо тебе. (Тут же надевает) Надо же, как раз впору. А я вот не подумал, что бы тебе, голубушка, подарить.

АРИНА РОДИОНОВНА. Да ну что ты…

ВУЛЬФ. Может, денег? Я готов ссудить…

ПУШКИН. А, знаю! Я посвящу тебе стихи. (С грустью) И, может быть, тем увековечу твое имя.

ВУЛЬФ (смущенно). Так едем?

ПУШКИН. Едем! (Стремительно выбегает из комнаты, Вульф едва за ним поспевает).

АРИНА РОДИОНОВНА (крестя в сторону двери). Сохрани тебя Господи!

СЦЕНА ВТОРАЯ

Гостиная в Тригорском. Прасковья Александровна ОСИПОВА и ЗИЗИ накрывают праздничный стол.

ЗИЗИ. Ну где же они? Скоро полночь, а все их нет!

ОСИПОВА. Приедут, куда они денутся. Ты лучше проследи, чтобы пирог не подгорел.

Входит АННЕТ.

ЗИЗИ и ОСИПОВА (чуть не в голос). Едут?

Аннет отрицательно качает головой.

ОСИПОВА. По правде говоря, я уж волноваться начинаю. От нас до Михайловского и полутора верст не будет, отчего же они так задерживаются?

АННЕТ. Алексей уехал засветло, сказал — привезу вам Пушкина сей же час, а уже почти стемнело…

ЗИЗИ. А я знаю! Александр Сергеич уговорил нашего Алексея поехать в лес, там на него нашло вдохновение, и он сочиняет какой-нибудь новый шедевр. (Читает страшным голосом) «…С своей волчихою голодной Выходит на дорогу волк». А тут и впрямь из леса выходит волчище. Злой, голодный. Алексей перепугался, кричит: «Волк, волк!». А Пушкин ему отвечает…

ОСИПОВА. Типун тебе на язык! Чего ради Александру Сергеичу теперь в лес ехать, да еще Алексея за собой тащить? (улыбается) Ох, шебутная девчонка!..

ЗИЗИ. А может, и не в лес. А прямиком в Опочку на бал к господину предводителю. (Озорно поглядывает на Аннет) Дамам головы кружить.

АННЕТ. Зизи, прошу тебя…

ЗИЗИ. Ах, прости, Аннет, я забыла: ты же влюблена в Александра Сергеича!

АННЕТ. Что ты говоришь!..

ЗИЗИ. Влюблена, влюблена, по глазам вижу!

ОСИПОВА. А ведь и ты, Евпраксия, к нему неравнодушна.

ЗИЗИ. Ну, маменька, вы уж скажете!

ОСИПОВА (вздыхает). А и вправду — как не полюбить такого человека! Но будет ли счастлива та, кого он полюбит?

АННЕТ. Пойду еще погляжу, не едут ли.

ЗИЗИ. Ты неправильно глядишь, оттого и не едут. Давай лучше я. (Убегает).

ОСИПОВА. А и правда, доченька, у тебя же на лице все написано. Нельзя так. Конечно, Александр Сергеич замечательный человек, но малость легкомысленный. Ну да что с него возьмешь — поэт… Эх, замуж тебе пора. Вот поедем в Москву на ярмарку невест да найдем тебе хорошего жениха…

АННЕТ (сквозь слезы). Маменька, я никогда не выйду замуж. Никогда.

ОСИПОВА. Пустое говоришь, Анюта. Ты ж у нас и умница, и красавица…

ЗИЗИ (врывается в гостиную). Едут! Едут!

ОСИПОВА. А ты говорила — в лес, в Опочку…

Входят ПУШКИН и ВУЛЬФ.

ВУЛЬФ. Ну вот, как вы просили, милые дамы — доставил вам Пушкина в целости и сохранности. Принимайте.

ДАМЫ (радостно). Александр Сергеич!

ПУШКИН (целует дамам ручки, несколько рассеянно). Почтеннейшая хозяюшка, Прасковья Алексанна… Анна Николавна… Евпраксия Николавна…

ОСИПОВА. Что это с вами, батюшка Александр Сергеич? Словно и не рады, что к нам приехали.

ВУЛЬФ. И вправду, Александр, отчего ты всю дорогу молчал?

ПУШКИН (нехотя). Да так, вертелись кое-какие строчки. Пока совсем из головы не вылетело — не одолжите ли пером и клочком бумаги?

ОСИПОВА. Что за вопрос! (тихо Зизи) Принеси мой альбом.

Зизи убегает, тут же возвращается с альбомом, пером и чернилами.

ПУШКИН. Благодарю. (Примостившись за краешек стола, пишет).

ОСИПОВА. Алешенька, отчего так долго?

ВУЛЬФ. Да Александра Сергеича уговаривал. Сами знаете, маменька, что за морока с этими людьми искусства — то еду, то не еду…

Пушкин встает из-за стола и с полупоклоном протягивает альбом Осиповой.

ОСИПОВА (с трепетом принимая альбом). Можно вслух? Надеюсь, это не очень, м-м-м, личное?..

ЗИЗИ. Читайте, маменька, читайте скорее!

ОСИПОВА. Ну ладно.

«Быть может, уж недолго мне
В изгнаньи мирном оставаться,
Вздыхать о милой старине
И сельской музе в тишине
Душой беспечной предаваться…»

ВУЛЬФ (тихо Пушкину). Насчет «недолго» — это ты всерьез?

Пушкин не сразу, но кивает.

ОСИПОВА.

«Но и в дали, в краю чужом
Я буду мыслию всегдашней
Бродить Тригорского кругом,
В лугах, у речки, над холмом,
В саду под сенью лип домашней.
Когда померкнет ясный день,
Одна из глубины могильной…»

(Ее голос дрогнул).

ПУШКИН (поспешно). Ну, дальше я еще не сочинил. Но потом непременно закончу и впишу. Только не забудьте напомнить.

АННЕТ (негромко). А по-моему, и так — великолепно.

ЗИЗИ. Да-да, замечательно!

Пока дамы восторгаются стихами и накрывают на стол, Пушкин отводит Вульфа в сторону.

ПУШКИН. Знаешь, Алексей, ты меня убедил — я решился бежать. Бежать тотчас же.

ВУЛЬФ. То, что решился, это правильно. Но что значит — тотчас же?

ПУШКИН. Да хоть завтра с утра. Не дожидаясь двенадцатого.

ВУЛЬФ. Погоди, Александр Сергеевич, разве это возможно? И что я скажу матушке, сестрам?

ПУШКИН. Ничего не говори. Или скажи, как есть — они поймут. Вот гляди. Теперь Новый год, через неделю святки, все начальство гуляет, и у меня больше надежды проехать незамеченным. Хотя бы до Риги. (Мечтательно) До Анны Павловны…

ВУЛЬФ. Петровны. Но ты же не можешь ехать по собственным документам!

ПУШКИН (не без некоторого самодовольства). А ты думаешь, что я в дороге одни стишки сочинял? Нет, милый мой, я все продумал. Ты мне отдашь на время свои бумаги, потом я их тебе верну…

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru